Как сделать бетонные полы в курятнике

  • Закрыть ... [X]


    По ту сторону Стикса
    Юлия Васильева

    Глава 1. Речные боги

    Ночи становятся все прохладнее. Наверно, скоро пойдет снег. Но лежать на покатой стене канала, теплой от проходящей под ней теплотрассы, все равно приятно. По ту сторону помигивает своими не спящими окнами город, висящие на них шторы, придают свету разные оттенки. Где-то на подоконнике стоит ночная лампа или игрушка - плюшевый медведь, цветы в горшках, ровные стопки книг - или чайный сервиз, - мое острое ночное зрение позволяет видеть все это до мельчайших деталей. В резервации редко встретишь такие окна. По эту сторону взгляд чаще упирается в решетки, выбитое стекло, плотно закрытые мрачные не пропускающие свет портьеры или просто замурованный проем. Теплые окна есть разве что в корейском переулке, да и то появились там они совсем недавно.

    Как любит говорить Джэджун - один мой знакомый - «Окно - это стих о хозяине дома». Мой стих был кратким - жалюзи, которыми я пытался отгородиться от внешнего мира. На окне самого Джэджуна висели бумажные фонарики и гирлянды из разноцветных прозрачных бус...за противоударным стеклом. Я мысленно улыбнулся - все мы тут со своими секретами.

    В резервации, в отличие от остального города, жестокий естественный отбор, и просто так здесь никто не выживает. Оттого-то тут каждый человек как отдельная невероятная история, оттого-то мне так и невыносимо здесь находиться. Резервация - неподходящее место даже для самого слабого эмпата. Оглядываясь назад, мне остается только удивляться, как я выжил. По всем законам особой зоны мне было суждено, если уж не стать жертвой какого-нибудь головореза, то непременно сойти с ума. Но этого не произошло... Возможно, только благодаря выработавшимся с годами цинизму и равнодушию - своего рода защитным рефлексам. Но поначалу было очень непросто решать, за кого ты беспокоишься, а на кого тебе наплевать, научиться воспринимать людей не более как рассказы: интересные, не очень, грустные, страшные, глупые... Веселых и жизнерадостных здесь не было.

    Я вздохнул и, потянувшись, сел на стенке канала. Рука сама нащупала камешек на бетонной плите - размахнулся и зашвырнул его в воду. Что-то булькнуло и зашипело - видимо, туда опять спустили какую-то дрянь.

    - Эй, слышь, ты, тащи свою задницу сюда, побазарим! - голос откуда-то сверху разом оборвал мои размышления.

    Что ж, я поднимусь, хотя бы за тем, чтобы посмотреть в лицо наглеца. Уже очень давно никто не осмеливается зазря перебегать мне дорогу - это стоило мне большой крови, но оно того стоило.

    Я лениво поднялся, отряхнулся, по привычке сунул руки в карманы куртки и пошел наверх - туда, где за железной оградой канала маячили две фигуры. По пути попытался прислушаться к своим ощущениям, но этих двоих будто бы обволокло фиолетовой ватой, которая глушила все и вся вокруг. Ясно: молодчики под какой-то дурью. В трезвом рассудке им вряд ли пришло бы в голову цепляться ко мне. Я подошел к ограде, перемахнул ее одним движением и встал напротив этих двоих. Мужики были перекачанными и чистенькими - видно, совсем недавно в резервации или вовсе не отсюда: комендантский час еще не начался. Это я к тому, что постоянные обитатели зоны скорее поджарые и жилистые, им не до тренажерных залов и зарядки, единственная оправданная тренировка - боевая, но там точно бицепс не нарастишь. И кожа... кожа у местных вся в шрамах. У меня тоже. Разве что в меньшей степени, чем у остальных.

    Эти двое с их бычьими выбеленными дурью глазами выделялись на фоне привычного пейзажа.

    - Что надо? - брезгливо бросил я.

    Один вытащил из-за пазухи увесистый пакет.

    - Вот, пронесешь завтра на материк через пост.

    Удивительная наглость! И в то же время странно: как правило, даже под воздействием наркотиков у людей все равно остаются хоть какие-то эмоции. Эти же двое словно белые листы. Ничего. Как будто мои органы чувств отключили, мне даже трудно было отличить одного от другого. Когда у людей нет эмоционального флера, то они становятся как близнецы.

    - Тебе надо, ты и проноси. Вы вообще, кто такие? - я вынул руку из кармана, и стал небрежно поигрывать двойной цепью, прицепленной сбоку к моим джинсам.

    - Ты пронесешь это завтра в город, - с нажимом повторил мужик, будто в его программу была вбита только эта фраза.

    - С чего вдруг? - издевательски улыбнулся я. Зачем вообще тратить время на этих двоих?

    - Подумай еще раз, - предложил второй и достал нож.

    Мне надоело. Заученным за много лет движением я отстегнул цепочку от кармана джинсов. Цепь с шипением развернулась в полную длину: на конце был тяжелый заостренный набалдашник. Возможно, для двух обдолбанных идиотов это будет слишком, но я давно не практиковался. Хватило нескольких движений кистью, чтобы выбить у одного из рук нож, а у другого пакет. Оба мужика возмущенно заругались и отскочили, потирая ушибленные кисти. Под наркотиками так не двигаются - машинально отметил я. Нужно взять хотя бы одного, чтобы понять, кто это такие. Цепь с мерным свистом раскручивалась в воздухе - это почти не требовало от меня никаких усилий, но вместе с тем смотрелось очень угрожающе. Я согнул, а затем слегка расслабил кисть - тяжелый набалдашник полетел одному из мужиков прямо в висок. Тот не успел среагировать и тяжелым кулем повалился на землю.

    Второй, наконец, понял что к чему и бросился бежать. Несколько шагов вперед, еще одно движение кистью - и цепь обвила ноги убегавшего. Последовал сильный рывок, который бетонные едва не вывихнул мне плечо и мужик оказался на земле. Черт, слишком уж неподвижно он лежал, наверно, перестарался. Теряю навыки. Я подергал цепь, плотно обвившую голени противника. Опять же, не очень хорошо: будь это серьезный бой, сейчас бы мне пришлось бросить своё оружие, а это практически равносильно поражению. Хотя, будь это действительно настоящий бой, никто не стал бы прилагать столько усилий, чтобы пытаться оставить этого мужика в сознании.

    Я подошел и посмотрел на тела: оба живы, но в отключке и в ближайшее время в себя не придут. В карманах пусто, если не считать ножей; одежда новая, кое-где даже с необорванными ярлыками - ни телефонов, ни денег, только пакет, который они пытались мне втюхать. Я подобрал пакет и вынул из кармана телефон:

    - Фрэй, ты сейчас где? Пришли четверых ребят к третьему кварталу канала, пусть подберут два тела... Нет, живые... Приду, расскажу.

    Фрэй был в своем репертуаре. Наверняка опять приобрел что-то дорогое, холодное и режущее, а теперь вот гоняет беднягу Гудвина по всему складу. Я постоял некоторое время на пороге и, пользуясь тем, что меня никто не замечает, понаблюдал за схваткой. Главным преимуществом Фрэя всегда была скорость: он двигался так, что в воздухе лишь блестели лезвия, да красным ураганом разлетались волосы, собранные в хвост. Гудвин был медленнее, намного медленнее, но и настолько же опытнее: его умение предугадывать поступки противника, а также очищенные от всего лишнего движения позволяли ему долгое время сдерживать натиск более молодого и быстрого противника. На самом деле Фрэй всегда выбирал Гудвина для своих тренировок только потому, что когда-то проиграл ему. Тот единственный проигрыш не давал другу покоя, сколько бы побед не было потом.

    - Инк! Иди сюда!

    Я повернул голову и заметил сидящего на каких-то железных балках Пузика, которому также досталась роль наблюдателя. Мальчишка никогда не дрался с Фрэем, даже в шутку, даже ради тренировки. Я подозреваю, что и драться-то как следует он не умеет, зато умеет стрелять. Пузик говорит, что выбрал огнестрельное оружие потому, что с ним можно не подпускать противника к себе близко. В чем-то он прав. Ну а в чем-то нет. Фрэй несколько раз предлагал ему попробовать, кто окажется быстрее: он или Пузиков пистолет. Но прохвост всегда отказывался. Я думаю потому, что и впрямь боялся пристрелить своего друга и наставника. Быстрота-быстротой, но и реакции Пузика тоже можно позавидовать. Если бы здесь был Дикий Запад, то думаю, он вскоре мог бы потеснить Фрэя с места главы группировки. Хотя выглядело бы это довольно забавно.

    Для меня не подходили ни ножи, ни тем более пистолеты. По многим причинам. Во-первых, мне разрешалось выходить из резервации до наступления комендантского часа, и если уж по эту сторону официально нельзя иметь при себе оружия, то попытка пронести его на материк равносильна самоубийству. И в то же время первое правило резервации - всегда быть начеку и при оружии. Так появилась моя цепь. Вернее, не то, чтобы я сам сознательно выбрал оружие - за меня это сделал другой человек, и, скажем так, не безболезненным образом - но это совсем другая история. Цепь подходила мне не только из-за возможности свободно пронести ее через контроль, но еще и потому, что ей непросто было убить по неосторожности. Смешно. Столько лет прошло, а я так еще и не научился убивать без оглядки.

    - Привет! Какими судьбами? - взгляд огромных Пузиковых глаз был открытым и удивленным. Я понял, что в последнее время нечасто балую их компанию своим присутствием.

    - Два каких-то идиота сегодня хотели заставить меня пронести это за пределы резервации, - я показал ему пакет.

    - А я думал, что ты по нас соскучился, - присвистнул Пузик, с любопытством глядя на сверток. Знаю, ему без меня скучно, но и мне иногда требуется отдых от людей.

    - Понятия не имею, что это. Те двое были под наркотой, поэтому пообщаться нам не удалось, - я отдал ему пакет - пусть разбирается

    - Мог бы и припереть сюда хоть одного, мы бы потом выяснили, - Пузик уже проворно распечатывал пакет.

    - Я что, похож на самосвал? Каждый из них весил, наверно, раза в два больше, чем я!

    - Зашибись! - он наконец раскрыл пакет и увидел "пластилиновые" блоки. - Это взрывчатка, бл... буду! Они хотели, чтобы ты протащил взрывчатку!

    - Глупо. Ее бы сразу засекли на пропускном пункте, - я взял у него один блок и понюхал. Запах был незнакомым и никаких ассоциаций не вызывал.

    - Может быть, в том и цель, - это бесшумно подошел Фрэй, посверкивая острыми, в предплечье длинной, ножами. За ним плелся Гудвин, окончательно измочаленный тренировкой.

    - Всмысле? - я не стал тратить время на приветствия: мы с Фрэем никогда не прощаемся и не здороваемся, будто бы никогда не расставаясь.

    - Ты мой "серый кардинал" в восточной группировке, все, что делаешь ты, и все что делаю я - по сути одно и то же. И тут представь: тебя ловят на попытке пронести взрывчатое вещество через пост. Первая мысль? Правильно - группировка что-то замышляет, и, скорее всего, это что-то очень террористическое и очень антиправительственное. В ответ власти попытаются стереть нас с лица земли, и я нисколько не сомневаюсь, что им это удастся.

    Фрэй как всегда очень четко расставлял все вещи на свои места - его мозг работает с ужасающей изобретательностью.

    - Ты забыл только одно: меня не так-то просто заставить делать то, что я делать не хочу.

    - И кто об этом знает, кроме горстки твоих знакомых? Инк, я не зря употребил название "серый кардинал". Ты темная лошадка, потому что про тебя слишком мало информации. Ты не светишься. Потом, мы же не знаем, что на самом деле собирались сделать эти два укурка. И, кстати, никогда не узнаем - когда мои ребята пришли к каналу, тел уже не было.

    - Значит, их кто-то убрал, и они были там не одни.

    - Верно, - хрустальные глаза с черной окантовкой на радужке сверкнули в нехорошем прищуре. - Тебя прощупали.

    - А что собираешься делать ты?

    - Ну, для начала я еще потренируюсь. Смотри, какое чудо мне сегодня доставили, - и он с гордой улыбкой протянул мне два парных длинных ножа, простых и очень опасных. - Ну, а потом мы с вами сходим повидать Монаха.

    Монах - лидер западной группировки. Фрэй прав: если кто-то и хочет избавиться от нас любыми способами, так это Аарон. И в то же время, если кто-то меньше всего хочет связываться с нами, то это тоже он. Потому что сейчас мы сильнее.

    Я попытался прочесть Фрэя, но от него веяло только холодом. Друг единственный, кто может закрываться от меня. Гудвину все происходящее явно не нравилось, но тренер очень старательно пытался это скрыть. Он очень устал, но также ни за что не признается Фрэю. Пузик...Пузик был беспечен. Мальчишка всегда беспечен в нашей компании: считает, что с нами ему нечего бояться.

    Я вздохнул.

    - Что ж, придется сходить к Монаху.

    - Тогда продолжим, - Фрэй повернулся к Гудвину.

    Но Гудвин был слишком измотан. Я чувствовал это настолько ясно, что даже пришлось поставить небольшой барьер, чтобы не попасть под влияние его состояния. В конце концов, не каждому под силу долго тягаться с Фрэем, но, кажется, последний этого не замечает или делает вид, что не замечает.

    - Оставь уже его в покое, имей совесть. Мне тоже не повредит тренировка, - я стал стягивать с себя куртку, чтобы она не мешала двигаться. С Фрэем всегда лучше быть предусмотрительным.

    - О, отлично! Прямо как в старые добрые времена. Помнишь?

    Я помнил.

    Фрэй немного показушно взмахнул клинками. Наверно, чтобы мы могли оценить красоту лезвий. Вечно он так. Пусть друг и поставил от меня барьеры, но я все равно могу определить, о чем он думает, потому что слишком давно его знаю.

    Кстати о барьерах.

    - Только без барьеров. Должно же у меня быть хоть что-то, что можно тебе противопоставить.

    - Идет.

    Пузик неожиданно захлопал в ладоши. Он еще не успел ничего сказать, но я уже знал, что его переполняет восторг от предвкушения интересного зрелища. А свои восторги Пузик порой выражает очень по-детски.

    - Круто, что я сегодня сюда зарулил, - он уселся обратно на свой металлолом и приготовился смотреть. Жалеет, что нет под рукой попкорна.

    Я усмехнулся и отстегнул цепь от джинсов. Когда же он повзрослеет? Семнадцать лет - пора бы уже. Фрэй снял барьеры, и я почувствовал, что он подумал то же самое. Наверно, и ему нет нужды читать мои мысли, чтобы понять, о чем думаю я.

    - До первой крови, - сказал Фрэй.

    - До первой крови, - повторил я.

    Первым делом его надо разоружить, хотя бы частично. Два клинка - это слишком опасно. Ловким движением я развернул цепь, и она с металлическим лязгом обвилась вокруг правого клинка. Непорядок. Не мне соперничать с Фрэем в скорости, а за то время, что понадобилось на бросок, он мог сто раз увернуться. Но не увернулся. Вместо этого друг просто натянул цепь между нами так, что я с трудом удерживал звенья в руках, но не достаточно сильно, чтобы это сошло за попытку их вырвать. Тут же в голове появилось видение, как Фрэй, повернувшись вокруг своей оси, заставляет меня сделать несколько шагов вперед за цепью, а потом с инерцией разворота чиркает свободным клинком по моему бедру. Видение было стремительным, но и я уже давно научился реагировать на подобные сигналы. Поэтому, когда мой противник начал свой коварный поворот, я сделал один шаг вслед за ним, но затем просто выпустил цепь из рук и скользнул влево.

    Фрэя раскрутило - он на долю секунды потерял равновесие. Этой секунды хватило чтобы вновь поймать цепь и выдернуть ее вместе с клинком. Но долго радоваться не пришлось, нож даже не успел коснуться пола, как вновь оказался в руке моего друга.

    - Неплохо, - Фрэй сверкнул белозубой улыбкой.

    Неправда, все плохо - подумал я. Сейчас оставалось только отступить на шаг. Мы кружили, не решаясь напасть. Для Фрэя очень неблагоразумно будет атаковать первым, потому что я всегда предугадаю его действия. Именно поэтому оставалось только выжидать, когда ему надоест эта пляска, и он сделает выпад. Внезапно мой противник оказался на расстоянии вытянутой руки сбоку от меня. Я вовремя распознал маневр и, присев, пропустил полоску острой стали над своей макушкой. Цепь, вылетев из моей руки, обхватила лодыжки Фрэя, я поймал ее набалдашник левой ладонью и резко дернул на себя, собираясь провести подсечку. Но опять недостаточно быстро. Он успел отпрыгнуть, а я, потеряв равновесие, вынужден был сделать кувырок через голову, на время упустив противника из виду. Только острое чувство опасности позволило мне вовремя выставить натянутую цепь навстречу клинку, словно бы из ниоткуда возникшему справа. К счастью, звенья выдержали. Значит, не такая уж превосходная сталь у этих ножей. Зато их хозяин отлично владеет обеими руками... Я еле успел откатиться, избегая удара вторым клинком.

    Надо было держать Фрэя подальше от себя, сейчас все мое преимущество в дальности поражения оружия. Но это проще сказать, чем сделать. Я раскрутил цепь, превратив ее в сверкающий щит. Друг усмехнулся. Ну да, конечно, он не раз видел, как я это делаю, и думает, что знает технику. Что ж, я его удивлю.

    Фрэй скользнул вперед, собираясь привычным движением поймать цепь на два клинка и вырвать ее у меня из рук. Я видел это настолько отчетливо, что комбинация казалась слишком легкой. Противник сунул свои клинки в сверкающее мельтешение моей цепи и...промахнулся..., потому что цепь уже летела, целясь в его горло. Звенья обмотались вокруг неестественно белой кожи, и будь мое желание, то очень скоро он умер бы от удушья или от перелома шейных позвонков. Руку обожгло - это Фрэй умудрился метнуть один из своих тяжеленных ножей, причем настолько аккуратно, что нож едва взрезал мне кожу на руке, чтобы зазмеилась тонкая струйка крови. Если бы это был не тренировочный поединок, этот нож вполне мог воткнуться мне в живот или в сердце.


    - Это было нечестно, - я ослабил цепь и позволил другу снять ее с шеи. - В конце ты снова поставил барьер.

    - Прости, - Фрэй все также белозубо улыбался. Честность поединка всегда заботила его в последнюю очередь. - Я инстинктивно.

    Подошел Пузик с разочарованным выражением на лице:

    - Ну, почему так быстро? Может еще чуть?

    - Ради твоего развлечения? - напрямик спросил я.

    - Хотя бы.

    - Ты явно желаешь мне смерти, - губы непроизвольно растянулись в улыбке. Нет уж, на сегодня хватит поединков, тем более с Фрэем, иначе скоро на мне живого места не останется.

    - Я просто хочу, чтоб ты хоть раз победил, - насупился мальчишка.

    - Молодец, - Фрэй со всего размаха хлопнул Пузика по плечу. - Спасибо, за комплимент. Но больше никаких поединков. Тем более, что эти ножи не предназначены для боя

    - Что?! - я почувствовал, как на моем лице отчетливо проступили досада и обида. - Ты победил меня с ножами, не предназначенными для боя?

    - Спокойно. Ими можно драться, но на самом деле это ритуальные «танто» для харакири, они даже не парные, - его рука ласково погладила лезвие.

    - Зачем они тебе?

    - Это редкость - предложили выкупить до лицензирования. Потом перепродам, мне они и вправду не нужны, - сказал Фрэй с какой-то только ему понятной грустью в голосе.

    Резервация по-настоящему жила только ночью, с наступлением темноты она просыпалась и тянула к каждому свои щупальца, полные опасности. В полночь наступал комендантский час, согласно которому все жители особой зоны, кому позволялось выходить в город, должны были вернуться на территорию. Если останешься на материке, то полиция обязательно выловит тебя по чипу, и тогда не сдобровать. Не видел еще никого, кто вернулся бы после такой облавы. Ровно в двенадцать переходы на двух мостах закрываются, и до шести утра никто не может ни войти, ни выйти. Это не тюрьма и в тоже время намного хуже, чем тюрьма, потому что, попав сюда однажды, ты будешь принадлежать этому месту до конца своих дней. Мое положение в этом плане едва ли не самое жестокое, потому что мне разрешалось выходить за территорию. Видеть альтернативу и знать, что у тебя никогда такой жизни не будет, ибо кто-то когда-то заклеймил тебя, как источник опасности.

    Все мы здесь опасные. Все, кто хоть немного отличается от обычных людей, опасны: они дисбалансируют общество - поэтому их надо изолировать. Так всем будет лучше, так всем будет спокойней, так все будут равны. Эта беспощадная логика и расчетливость вот уже около ста лет распоряжалась жизнями. Мы стали новыми демонами этого мира. Когда человечество перестало верить в Дьявола, оно престало бояться. А толпа должна жить в страхе, иначе ее нельзя будет контролировать. Поэтому почему бы не найти новое зло среди себе подобных, почему бы не начать борьбу с ними - охоту на ведьм современности?

    В «Будде» воздух был удушлив и вязок, гомон людских голосов буквально застревал в нем, делая его еще более тяжелым, еще более непереносимым. Запахи не вызывали ничего, кроме отвращения, но мне некогда было обращать на это внимания, потому что еще больше чем запахи на меня давили эмоции людей. Оставалось только сосредоточиться, уйти поглубже в себя, чтобы не быть затянутым в это липкое, клокочущее месиво. Мне всегда было сложно находиться рядом с людьми, еще сложнее было находиться с рядом с людьми в резервации. Но привыкнуть можно ко всему, а если не привыкнуть, то хотя бы научиться противостоять.

    Фрэй настоял на том, чтобы я тоже пошел к Монаху. Причины этого желания были ведомы только ему, потому что сразу по окончании боя он снова закрыл свои эмоции за непроницаемыми заслонами. Иногда меня это очень тяготило, а иногда я радовался такому положению вещей. Ну что ж, переживу. Тем более, что друг не заставляет меня присутствовать при встрече с Монахом, он понимает, что это один из тех людей, кого я меньше всего хотел бы видеть. По личным причинам. Те же причины были и у Фрэя, но он не эмпат, и поэтому ему было легче, намного легче, чем мне. А посидеть полчаса за барной стойкой Будды - это мне вполне по силам.

    Пузик остался со мной. Он тут же заказал себе кружку грина, но я вовремя успел заметить это и ловко выхватил у него стакан с зеленовато-желтой жидкостью.

    - Если хочешь выпить, то, что угодно, но только не эту дрянь.

    Грин действительно был дрянью, по-другому и не назовешь. Безобидное на вкус пойло вызывало легкие галлюцинации и некоторую приподнятость настроения - но не это самое страшное. Чень Шень однажды поделился со мной, что этот напиток, помимо эффекта привыкания, еще и ускоряет процессы старения в организме. А уж такое действие безобидным не назовешь. В резервации жизни и так улетали слишком быстро, просачиваясь, словно речной песок сквозь пальцы, не хватало нам еще и этой напасти.

    - Я думал, ты совсем запретишь пить, пока мне нет двадцати одного, - притворно надулся Пузик.

    На мой взгляд, глупо запрещать что-то тому, кому в свои семнадцать можно убивать.

    - Это интересная мысль, - я решил его немного поддразнить, - спасибо, что подсказал.

    Мальчишка презрительно фыркнул в ответ, но я чувствовал, что он скорее веселится, нежели обижается. Бандит и впрямь по мне скучал. Это забавно. Вот почему я общаюсь с Пузиком - несмотря на весь осадок, который нанесла на него колония, а затем и резервация, он остается по-детски непосредственным и простодушным.

    - А если бы я тебе все же запретил, ты бы меня послушал? - поинтересовался я.

    Пузик впал в задумчивость.

    - Послушал, - неожиданно, кажется даже для самого себя, ответил он.

    - Почему? - мне было любопытно, и я не совсем ясно мог прочитать ответ по его эмоциям.

    - Потому что мне никогда никто ничего таким макаром не запрещал...наверно, - пацан колебался, не зная стоит ли продолжать.

    Но мне уже было понятно. Один из плюсов эмпатии это то, что ты понимаешь гораздо больше, чем человек тебе говорит или хочет сказать. Пузику никогда и никто ничего не запрещал из добрых побуждений, потому что о нем никогда и никто не заботился по-настоящему - у него не было семьи. А ведь запрет - это по-своему тоже форма заботы. Я улыбнулся: даже когда Пузик попал в резервацию и его подобрали мы с Фреем, он был для нас больше игрушкой, забавным диким зверьком, который поднимает настроение, но которого бесполезно воспитывать. Хотя, как я потом понял, сам Пузик считает нас почти что своей семьей. Я уже говорил, этот мальчишка очень забавен.

    «Будда» был одним из многочисленных заведений, что держали здесь китайцы. Не скажу, что самым лучшим, но и не самым последним. Особенным его делало лишь то, что это было излюбленное место Монаха, и именно здесь его можно было найти чаще всего. Монах - странный персонаж, с одной стороны, казалось, что все знали о нем немного больше, чем о других, и в то же время не знали ничего. Было известно его настоящее имя, а не только кличка. Аарон. Немногим лучше, чем кличка. Моего настоящего имени не знал никто в Резервации, я не знал имени Фрэя, да мне бы и в голову не пришло спрашивать. С Пузиком было интереснее... Пузик - это даже не прозвище, это фамилия, ставшая прозвищем. Впрочем, ему подходит, хоть и не нравится. Пацан настаивает, чтобы его звали Арсеналом. Каждое такое заявление сопровождается гомерическим хохотом присутствующих.

    Все точно знали, что Монах не китаец, но в то же время никто не мог предположить, кто он и что его связывает с этим столь многочисленным народом в резервации. Его внешность нисколько не вносила ясности, оставляя больше вопросов, чем ответов. Почти по-европейски очерченное лицо и прямой нос, словно на римских монетах, раскосые черные глаза, не оставлявшие сомнений в присутствии восточной крови, кожа того коричневого оттенка, который свойственен жителям Латинской Америки, достаточно высокий рост, и абсолютно голый череп, не дававший даже намека на то, что там когда-то были волосы. На вид ему было за тридцать - для резервации приличный возраст. И в то же время, когда я попал сюда, а было это около десяти лет назад, Монах уже был таким, как сейчас. Так что о его настоящем возрасте оставалось только догадываться.

    Пузик выдул очередной стакан какого-то пойла, впрочем, от грина он все же отказался. Мне выпивка была не нужна, я могу достигнуть состояния алкогольного опьянения, всего лишь слегка опустив границы, которые воздвигаю между собой и остальными людьми. И тогда если вокруг все веселятся, то мне будет так же весело, если дерутся по пьяной злости, то и я буду драться, могу заснуть или поплакать - все что угодно. Человеческие эмоции - самый совершенный наркотик, но, к несчастью, я вынужден жить совсем не в том месте, где им можно было бы наслаждаться.

    Вернулись Фрэй с Гудвином. То, что он не взял с собой никого из своих силовиков, могло означать только доверие по отношению к Монаху. Я его понимал: взрывы, грубая сила - это вовсе не стиль западной группировки, и здесь мы скорее, чтобы поделиться и получить информацию, нежели устраивать разборки.

    - Уходим, - Фрэй хлопнул меня по плечу.

    И впрямь, не стоило задерживаться на чужой, пусть и дружественной, территории. Мы вышли через заднюю дверь в холодный кривой проулок. Лужи уже подернулись корочкой льда и хрустели под ногами.

    - Аарон сказал, что понятия не имеет, откуда могли взяться те двое, - задумчиво сказал Фрэй, - И я ему верю.

    Я не обратил на его слова ни малейшего внимания. Во-первых, потому что подозревал, именно так и выйдет, а во-вторых, потому что почувствовал, как атмосфера вокруг неуловимо изменилась, стала нервной и вязкой. Казалось, еще чуть-чуть и я смогу услышать испуганный стук чьего-то сердца. Это был не Фрэй - его я ощутить не могу, не Пузик - тот представлял собой сгусток любопытства и беспечности, и не Гудвин - он и сейчас не изменял своему спокойствию. Тогда кто?

    - Нельзя ему доверять, - пробурчал Гудвин.

    - Фрэй, а что у них в «Будде» на втором этаже? Я слыхал, там все обито красным бархатом и покрыто золотом, - с энтузиазмом насел Пузик.

    - Тихо, - оборвал я их. Все с удивлением уставились на меня. Фрэй, следуя привычке, выработанной годами, сразу перешел в боевую стойку и вытащил одно из лезвий «танто», с которыми так и не расстался после тренировки. Он знал, что без причины я никогда не стану поднимать тревогу.

    Между тем напряжение все возрастало, будто кто-то готовился к решающему шагу. И, судя по атмосфере, этот кто-то был не один.

    Пузик открыл рот, чтобы что-то сказать, но Гудвин ловко пихнул его в бок. Мальчишка что-то сообразил и мигом выхватил из кобуры свой «Глок». Поразительно, как быстро мог меняться его эмоциональный фон: секунду назад он излучал детскую непосредственность, а теперь превратился в туго стянутый жгут настороженности и агрессии. В таком состоянии быстрота его реакции возрастала до невероятных пределов.

    Я не успел отстегнуть цепь, как в дальнем конце переулка мелькнули две тени в черном. Позади раздался приглушенный звук, будто кто-то мягко спрыгнул на асфальт. Я полуобернулся, так чтобы держать в поле зрения оба конца переулка: еще трое. Но складывалось ощущение, что их может быть и больше. Фигуры, одетые в черное, одинаковые до неправильности, и однозначно настроенные агрессивно.

    Пузик вопросительно посмотрел на меня.

    - Стреляй на поражение, - сказал я. Альтернатив не было - эти люди пришли сюда, чтобы убивать.

    Пулеметная очередь громоподобно пронеслась в тихим улицам, никого не задев. Умелыми движениями тени снова растворились в уличной темноте, словно там никого и не было.

    - Стоило тратить бобы, - насуплено пробормотал Пузик, вытаскивая пустую обойму, расстрелянную меньше, чем за две секунды. Да, если достать оружие здесь не так просто, то боеприпасы к нему раза в два сложнее. Если бы не изобретательность и дьявольская хватка Фрэя, пузиковой коллекции никогда бы не существовало. А так, покупая режущие игрушки себе, он заодно покупал огнестрельные мальчишке. «Глок-18» - последнее приобретение: австрийская машинка умела переключаться на автоматический режим и из-за этого была запрещена к продаже во многих странах.

    В поле зрения никого, но я чувствовал, что они скользят по большому радиусу вокруг нас. Ноздри Фрэя раздувались, втягивая воздух - он воспринимал мир совсем иным образом, под совсем иным углом. Я успел ухватить его за предплечье буквально за секунду до того, как он сорвался с места. Конечно, желание настигнуть незнакомцев было сильным, но делать этого не стоит.

    - Они уходят, - сказал я, - идут дальше - в сторону «Будды».

    Мы не были окончательной целью, лишь внезапной преградой на их пути. И меня не покидало ощущение, что нас узнали. Узнали и поэтому отпустили.

    Позади внезапно полыхнула вспышка, раздался звук взрыва, зазвенели и треснули стекла в нескольких зданиях. Оранжевое зарево поднялось над резервацией, зловещими всполохами забираясь в самые темные углы, бросая уродливые тени на разбитую мостовую.

    Фрэй стряхнул мою руку и побежал вперед, на ходу вынимая второй нож. Нам с Пузиком ничего не оставалось делать, как только последовать за ним.

    Здание Будды напоминало огненную орхидею: синтетическая внешняя отделка стен лопнула и рваными лепестками свисала наружу, крыши не было - на ее месте в провале ревело пламя. Повсюду разбросаны какие-то балки, внутренние перегородки и стекла, вытолкнутые наружу взрывной волной. Этот алый цветок полыхал в самом сердце резервации, и его было видно с любой точки. У здания бара стала собираться толпа, в основном люди западной группировки. В их окружении я чувствовал себя небезопасно. Кто-то вытащил шланг из подвала соседнего дома и поливал мостовую и близлежащие здания - тушить «Будду» без специального оборудования было бесполезно. От бара останется одно пепелище к моменту, когда с материка прибудет пожарный расчет. Если он вообще приедет - кому мы тут нужны, да еще в комендантский час. Если резервация выгорит дотла - для определенных людей в городе это станет большой удачей.

    На асфальте лежало с десяток тел: некоторые стонали и корчились, некоторые были неподвижны - но все в черной копоти, словно только что вылезли из ада. Я инстинктивно закрылся наглухо, еще раньше, чем успел подумать о необходимости это сделать. Полезный рефлекс, плод горького опыта - если бы не он, то сейчас мое тело корчилось бы на асфальте вместе с ними, меня выворачивало бы на изнанку, и кто знает, возможно, я мог бы кончить точно так же как эти бедняги.

    Фрэй убрал ножи - демонстрировать чужим в такой момент оружие опаснее, чем ходить вовсе без него. Он медленно подошел к одному из раненых, я старался не отставать от него ни на шаг. Сквозь копоть и грязь на нас глядели полные ужаса и боли глаза, лицо было знакомым, но имени я не помнил - скорее всего, мелкая рыбешка.

    - Что.., - Фрэй не успел закончить свой вопрос.

    Обожженный раскрыл рот, демонстрируя красный язык и десны, так сильно выделявшиеся на фоне черной сажи:

    - Он остался там....Монах остался там... - просипел он.

    Глава 2. Переправа

    Иногда мне кажется, что судьба - это старая сварливая тетка, которая невзлюбила меня с самого рождения. А ведь я даже не помню своих родителей. Кто они были? Что за жизнь вели? За что эта брюзгливая баба так отыгрывается на мне?

    Первые свои воспоминания я приобрел уже в детском доме, в котором и прожил до четырнадцати лет. История, явившаяся причиной моего сиротского существования, стала известна мне уже в достаточно сознательном возрасте по сплетням воспитателей и из старых газетных вырезок.

    Случилось так, что где-то через месяц после моего рождения в городе произошло землетрясение - происшествие совершенно из ряда вон выходящее, потому что до того в нашей местности не наблюдалось сейсмической активности. Тем не менее, это землетрясение в пять баллов разрушило часть старых зданий, включая и дом, в котором жили мои родители. Завалы разбирали около недели - неподготовленность спасательных служб к такого рода катаклизмам многим стоила жизни. Мою мать нашли только на четвертый день, полуживую, но все еще старающуюся защитить своего младенца. Молоко у нее пропало сразу, и поэтому, не зная, чем поддержать мою едва теплившуюся жизнь, она резала себе пальцы и кормила меня кровью. Представляю выражение отвращения на ваших лицах. Что ж, оно имеет право быть, потому что вы сидите в своих теплых безопасных конурках, и разве что немногим из вас удалось побывать в чрезвычайных ситуациях, когда понятия человеческой морали мало что значат. А я до сих пор верю, что только стараниями моей самоотверженной матери мы были еще живы, когда спасатели подняли бетонную плиту, едва не ставшую нам гробницей. Мать умерла на следующий день в больнице, а докторам оставалось только удивляться, как ей удалось продержаться так долго с многочисленными переломами и внутренними разрывами. Тело отца нашли через неделю после землетрясения. Таким образом я остался круглым сиротой. Врачам удалось меня выходить, и после того, как в больнице уверились, что моему здоровью ничто не угрожает, меня определили в Дом малютки, где я и пробыл до четырех лет.


    Никаких светлых воспоминаний о детдоме у меня нет. Может, у других воспитанников есть. Не знаю. Уже в самом раннем детстве я понял, что отличаюсь от других, причем отличаюсь не в лучшую сторону. Воспитатели всегда относились ко мне более или менее ровно, как того требовала их работа. Но вот дети... Дети меня сторонились, обходили как можно дальше, то ли как прокаженного, то ли как агрессивного. Я все никак не мог понять причины такого отношения. Я не ввязывался в драки, не был навязчивым или раздражительным, слишком глупым или слишком умным, но при этом все равно отличался, будто бы другой уже по самой своей природе. Поэтому главным моим спутником и другом стало одиночество. Я находился в окружении людей и все же оставался один. Иногда проходили недели полного молчания, прежде чем мне по тем или иным причинам приходилось с кем-нибудь заговорить. В таком случае слова ложились на язык тяжело, срывались с губ коряво, будто бы я так и не научился толком их произносить. Вспоминая те годы моего детства, я уже не знаю, действительно ли излишняя молчаливость была в моем характере изначально, или же это только приобретенная черта.

    Практически все свое свободное время я проводил у окна, разглядывая скудный пейзаж снаружи, уделяя внимание каждой отдельной черточке в течение долгих часов. Я бы, наверно, вконец одичал или стал существом, более похожим на растение, нежели на человека, если бы в возрасте семи лет все детдомовцы согласно программе Министерства образования не должны были начать своё школьное обучение. Не скажу, что я очень уж тяготел к знаниям, но одно преимущество у школы все же было - меня научили читать и дни стали чуть более наполненными, чем прежде.

    Только годам к десяти я начал понимать, в чем же конкретно состояло мое отличие от других людей. Происходило это постепенно, знание складывалось из мельчайших ситуаций и событий, но поворотной точкой стал день, который я до сих пор помню с поразительной четкостью. Это был день «смотрин», как называлась встреча потенциальных усыновителей с воспитанниками детского дома. Мамочки и папочки приходили по очереди, а иногда и группами в нашу игровую комнату и придирчиво разглядывали детей, словно товар на прилавке магазина. У этого нос картошкой, а у того все лицо в веснушках, тот слишком активен и будет доставлять много хлопот, а этот слишком тихий и ничего не сможет добиться в жизни. У этой девочки слишком короткие пальцы, она не будет хорошо играть на пианино, а тот карапуз слишком толстощек - не годится для спорта. Некоторые побуждения и мотивы высказывались вслух, большинство замалчивалось, хотя я почему-то чувствовал все. Слово «слишком» то и дело пробивалось сквозь их эмоции, чтобы показаться во всей своей капризной красе. Мне было непонятно, зачем остальные дети так стараются выделиться, понравиться этим надменным взрослым. Неужели они не понимают, как те к ним относятся?

    Как относились ко мне? Чаще всего на меня вовсе не обращали внимания, лишь иногда бросая брезгливые взгляды. Я не умел нравиться людям, может быть, потому, что уже тогда знал о них больше, чем они хотели бы показать. Хотя вполне вероятно, что причина была гораздо проще: моя внешность никак не вязалась с представлением о милом здоровом ребенке. Очень худой, слишком бледный, с мышино-серыми волосами и довольно странным неприятным оттенком желто-карих глаз - я не мог даже надеяться на их внимание. Сейчас моя внешность изменилась, но не могу сказать, что к лучшему. Глаза стали совсем желтыми, будто выцвели, да и волосы побелели так, что я до сих пор теряюсь в догадках, не седина ли это. Худоба никуда не делась, лишь угловатость немного скрыли мышцы, которых не приобретешь ни в одном спортзале. О да, теперь моя внешность привлекает внимание, но совсем не то, которого я бы хотел.

    Что ж, отвлечемся от портретных описаний и вернемся к рассказу. В моей группе был мальчик по имени Артем, для меня примечательный, разве что своей непоседливостью. Весь тот день он вертелся около одной женатой пары, буквально шагу не давая им ступить. Я отчетливо ощущал его желание понравиться, сдобренное хорошей порцией наивного детского тщеславия, а подо всем этим трогательную надежду, которую детдомовские дети очень быстро учатся скрывать.

    Муж отнесся к мальчику благосклонно. По большому счету, этому тучному, будто бы совершенно округлому человеку, было практически все равно, какого ребенка они возьмут в семью: лишь бы это был мальчик, и лишь бы он был здоров. С беспечностью человека, никогда не имевшего собственных детей, он уже представлял, как будет ходить на рыбалку и за грибами с новоприобретенным сыном. Его жену Артем явно и, на первый взгляд беспричинно, раздражал. Я долго не мог выявить мотив из спутанного клубка ее эмоций, но к концу их посещения, наконец, все понял. Дело было не в поведении Артема, не в его назойливости, а всего лишь в его больших голубых глазах, которые отчетливо напоминали ей предыдущего супруга. Это простейшее сходство вызывало бурю негативных эмоций. По всему выходило, что эти люди не возьмут его в семью, и мне было странно, что он этого не видит, что никто этого не видит, кроме меня.

    Со стороны, наверно, может показаться, что я читаю мысли? Но нет, это не мысли. Сомневаюсь, что их вообще можно прочесть. Человеческий мозг - это не книга, в которой определенным набором букв отпечатаны наши помыслы. Я читал лишь эмоции и не более того. Если бы та женщина так не ненавидела своего бывшего мужа, я никогда бы не узнал, что она посчитала Артема похожим на него. Лишь сильное чувство позволяет мне определять, что творится у человека в голове. Так что если вы сейчас мысленно загадаете дату, то я, как все обычные люди, не буду иметь ни малейшего представления, что это за число. Но если в тот день, к примеру, у вас родился ребенок, то....хммм. Я скажу, что это день рождения вашего ребенка, но, опять же, не буду точно знать дату.

    Если бы я тогда понимал, что за способности мне достались, то, возможно, сейчас мое положение в жизни оказалось бы более удачным. Если бы я точно знал, чем отличаюсь, и чем мне это отличие грозит, то научился бы скрывать свой дар. Но я был всего лишь ребенком, с которым никто не разговаривает и которому неоткуда получить сведения об окружающем мире.

    В тот вечер в нашей спальне Артем, не переставая, хвастался, что скоро его заберут из детского дома. Он говорил так много и так возбужденно, что, в конце концов, это стало меня раздражать. Я поднял голову от книги:

    - Они никогда тебя не возьмут к себе, ты не нравишься той женщине, - мой голос прозвучал отчетливо и громко, заставив всех замереть в удивленной тишине. Вряд ли эти дети помнили, когда в последний раз я разговаривал хоть с кем-то из них. Не удивлюсь, если некоторые считали меня немым.

    Все сначала посмотрели на меня, с таким выражениями на лицах, словно в спальню вдруг забежала плешивая крыса, а затем на Артема, потому что тот уже кипел от негодования и обиды.

    - Откуда тебе это знать?! - орал он срывающимся голосом. - Ты просто завидуешь мне, что выбрали не тебя! К тебе даже подходить не хотят, потому что ты урод!

    Мальчишка с каждым словом становился все краснее и краснее, да и во мне закипал гнев, скорее всего, даже не мой собственный, а его, будто бы отраженный в зеркале.

    - Урод! Урод! - продолжал кричать он, пока остальные не стали ему вторить.

    - Урод! - неслось со всех сторон.

    - Урод! - пока я не пожалел, что вообще с ними заговорил.

    Не знаю, чем бы все закончилось, не загляни в этот момент воспитатель. Наверно, можно считать большой долей везения то, что за время пребывания в детском доме я не был ни разу побит своими «товарищами» по несчастью.

    Стоит ли упоминать, что та пара не вернулась за Артемом ни через неделю, ни через две. Прошел месяц, прежде чем эти люди снова появились у нас и забрали совсем другого мальчика. С тех пор всеобщее отчуждение усилилось, если такое вообще было возможно. Но довольно забавно, что это случилось, не потому что я «умею читать мысли». Дети считали меня колдуном и думали, что если я пожелаю кому-то зла, то это желание сбудется. Меня стали бояться, бояться по-настоящему.

    Если само презрение можно вынести, то когда к презрению примешивается страх, люди становятся жестокими, а жизнь невыносимой. Как я уже говорил, за все мое пребывание в детском доме никто не тронул меня и пальцем. Но иногда мне казалось, что лучше получить хороший удар, чтобы иметь возможность ответить, чем находить испорченными свои книги, есть суп, в который чья-то щедрая рука высыпала ложку соли, или оказываться запертым в классе до самого утра. Я скрежетал зубами, но не мог ничего поделать, не мог ничего противопоставить этой травле, когда дети действовали как единый озлобленный организм, а мне было даже не под силу выявить, кто является зачинщиком всего этого. В конце концов, я сдался - безразличие стало моей единственной защитой и убежищем.

    За испорченные учебники меня частенько наказывали, и я проводил почти все свое свободное время в библиотеке, расставляя книги по алфавиту и перетряхивая самые дальние и пыльные уголки, от чего у меня постоянно шелушились пальцы и щипало в носу. В сущности, не такое уж это и наказание. Даже когда я находил в книге или на полке засушенного таракана, это было гораздо лучше, чем находиться с остальными воспитанниками в спальнях или на спортивной площадке.

    Молодая библиотекарша сначала долго наблюдала за тем, как я безропотно выполняю ее указания, словно приглядываясь, что я за человек такой. По моим ощущениям в ней постоянно боролись осторожность и любопытство. Наконец, после недели-другой моего молчаливого присутствия она, как-то по-особенному подперев пухлую щечку рукой, глядя прямо мне в глаза, произнесла:

    - Не могу поверить, что ты специально рвешь и портишь свои книги.

    Я вздрогнул и поставил стопку словарей, которую собирался убрать на полку, обратно на стол. Руки отчего-то противно задрожали. Чтобы скрыть свое внезапное волнение, я пожал плечами и с деланным безразличием повернулся к ней спиной.

    - Почему ты не пожалуешься воспитателям, что тебя обижают другие дети? - то, как она это спросила, даже мне, тринадцатилетнему, показалось тогда очень наивным.

    Я не ответил, и она не стала больше расспрашивать. Помню, как потом из-за полок с книгами украдкой поглядывал на нее, все пытаясь сообразить, какое ей может быть до меня дело, если остальным не было. Она казалась мне какой-то мягкой, округлой, без единого острого угла или жесткой линии. И даже пахло от нее молоком и печеньем. Или это сейчас мне вспоминается, что от нее пахло выпечкой, потому что потом она часто угощала меня домашним печеньем. Самым вкусным печеньем на свете, как казалось тогда, и как кажется до сих пор. А еще она позволяла мне сидеть в кресле у окна и читать понравившиеся книги, когда делать в библиотеке было особо нечего.

    Но ничто хорошее никогда не длится достаточно долго, чтобы я успел посчитать свое существование довольно сносным. Однажды я обнаружил свою библиотекаршу в самом упавшем состоянии духа, плотная атмосфера отчаяния обволакивала ее синей пеленой, так что у меня даже ком встал в горле, и я испугался, что расплачусь, к своему позору. В такой ситуации не надо быть эмпатом, чтобы заметить неладное: под глазами женщины залегли глубокие тени, а нездоровый цвет опухшего лица говорил о проведенной в слезах бессонной ночи. Смешно, но для меня эти внешние признаки были вторичными.

    Я молча встал рядом с ее столом, не решаясь спросить, что случилось. Обычно мы не очень-то разговаривали друг с другом.

    - Все в порядке, - вяло улыбнулась библиотекарша и похлопала меня рукой по плечу.

    Это простое движение словно утянуло меня под тяжелую темную воду. На миг перед глазами мелькнуло искаженное гневом мужское лицо - она никогда раньше не видела такого выражения на этом лице. Мужчина был в плаще и с чемоданом, напоследок он не сказал ни слова, только с ожесточением хлопнул дверью у нее перед носом.

    Я шумно вдохнул, когда видение отпустило меня, и пробормотал те слова, о которых потом буду жалеть всю свою жизнь.

    - Все будет, хорошо. Он вернется, этот мужчина в плаще.

    Она тут же отшатнулась от меня, будто ее ударили током. В глазах женщины читался ужас, которого я не мог перенести. Я подхватил свой портфель и выскочил за дверь, чувствуя себя преданным, клянясь, что никогда-никогда больше не буду никому доверять. Возможно, все обернулось бы не так плохо, если бы я тогда сдержал свое обещание.

    Как нашкодивший щенок я не осмеливался больше показываться в библиотеке, по крайней мере до тех пор, пока через несколько месяцев библиотекарша не уволилась. Не знаю, из-за меня ли, или из-за чего-то другого, но тогда мне казалось, что все происходит из-за меня. Слухи о том, что со мной не все в порядке, распространялись теперь не только среди детей, но и среди взрослых. Если я шел по коридору, передо мной расступались, если кто-то оставался со мной в одном помещении, то у него обязательно становилось лицо человека, старающегося не думать о чем-то важном и сокровенном. И шепот... Меня постоянно преследовал их шепот, так что, в конце концов, начало казаться, будто это голоса в моей голове.

    А потом появился тот человек.

    Однажды меня вызвали в кабинет директора, хотя я не помнил, что бы натворил чего-то страшного. Пока я шел по длинным безликим коридорам, взрослые перешептывались за моей спиной. Кто-то из них чувствовал вину, кому-то было неуютно, некоторые показывали глазами «я же тебе говорила!» - но абсолютно все испытывали ко мне какую-то антипатию, почти ту же животную неприязнь, что и дети. Только взрослые уже стеснялись это показать.

    В кабинете директора меня ждал Серый человек. Он был одет в ничем не примечательную костюмную тройку, отглаженную до безупречности, застегнутую по всем правилам. Жесткий воротничок рубашки даже стороннему наблюдателю казался неудобным. Черты лица невыразительные, глаза и волосы странного блеклого оттенка, который невозможно отнести к какому-то определенному цвету - но не потому я стал называть его Серым человеком. Я не чувствовал его эмоций, абсолютно никаких, будто при попытке приблизиться каждый раз натыкался на какую-то серую пугающую стену.

    Помню, как замер у дверей, недоверчиво разглядывая этого мужчину, пытаясь определить, человек ли он, или призрак.

    - Ты знаешь кто я? - неожиданно глубоким голосом спросил гость.

    Я покачал головой и инстинктивно отступил к двери.

    - Может быть, попробуешь догадаться?

    Я снова покачал головой.

    - Меня зовут Николай, - как-то странно и неумело представился человек. - Не бойся, мы всего лишь немного поговорим, садись.

    Несмотря на то, что он мне не нравился, не подчиниться оказалось сложно, и я сел напротив. Другой бы на моем месте непременно подумал, что подобная встреча, скорее всего, связана с усыновлением, или вдруг объявились какие-то дальние родственники, которые решили приютить сиротку. Я не питал подобных иллюзий, их просто невозможно было питать, глядя на Николая, не чувствуя его эмоций - подобного человека я встречал впервые, и в этом было все. Этого было достаточно, чтобы дать почву не для иллюзий, но для страха.

    В дверь постучали - вошла нянечка с подносом, на котором стояли чайник с чашками и вазочка конфет. Серый человек поблагодарил ее и начал разливать чай точными движениями, словно всю жизнь работал официантом в хорошем ресторане.

    - Угощайся, - он пододвинул ко мне чашку и вазу конфет. Я снова не смог отказаться: конфеты в детдоме бывали только по праздникам.

    Николай молча прихлебывал чай из чашки, после каждого глотка бесшумно возвращая ее на блюдце. Тогда он показался мне старым, но сейчас я понимаю, что на самом деле ему было не больше сорока, хотя для тринадцатилетнего подростка это действительно была уже старость.

    - Как тебе здесь живется? - неожиданно поднял он глаза от чашки.

    Я пожал плечами и безразлично запихнул за щеку еще одну конфету.

    - Другие дети не обижают?

    Я помотал головой, не глядя в его сторону.

    - А мне сказали, наоборот, - он глядел своими бесцветными глазами поверх чашки. - Ты от них отличаешься. Ты умеешь что-то особенное? Ты чем-то увлекаешься?

    - Я люблю читать, - я прекратил жевать и тоже посмотрел на него поверх чашки. К тому моменту мне было уже прекрасно известно, что люди не выносят взгляда моих желтоватых глаз, и этот взгляд стал очень удобным оружием для случаев, когда необходимо было от кого-то отделаться.

    Серому человеку было плевать на мои глаза, но вот мой ответ его явно разочаровал. Это стало понятно, после того как он со звоном отодвинул свою чашку.

    Николай задал еще несколько ничего не значащих вопросов, а потом ушел, оставив меня в полном недоумении. Когда я спросил, кто это был, директор детдома только отвел глаза и сказал, что это очень важный человек, и с ним нужно быть вежливым.

    Важный человек вернулся через несколько недель и опять вызвал меня к себе. Я еще не успел поздороваться, когда он сказал:

    - Угадай, что я тебе принес.

    - Я не знаю.

    На этот раз разочарование Серого человека было таким сильным, что оно пробилось сквозь окутывавший его кокон и едва не захлестнуло меня своей холодной волной.

    - Попробуй предположить.

    - Я не знаю, - продолжал стоять на своем я - такие игры мне никогда не нравились. - Почему вы так разочарованы, что я не могу угадать?

    - С чего ты взял, что я разочарован? - Серый человек посмотрел на меня очень внимательно.

    - Я почувствовал это. Почему это для вас так важно?

    Николай не ответил, но на лице его промелькнуло какое-то странное выражение. Он был не рад тому, что я ему сказал.

    - Держи, это тебе, - Серый человек достал из портфеля пару книг. Они были новыми и пахли как-то особенно: незнакомо и приятно - таких книг я еще в руках не держал.

    После этого разговора Николай стал приходить все чаще, подолгу разговаривал со мной, приносил подарки. И хотя я все время чувствовал, что эти визиты чем-то расстраивают его, но начал понемногу доверять этому человеку. Особенно его интересовало мое обостренное чувство к чужим эмоциям, а я был рад поговорить об этом хоть с кем-нибудь. Он часто просил описать свое настроение, или настроение кого-нибудь из работников детского дома, но всегда огорчался, когда я делал это очень подробно и рассказывал больше, чем мог бы любой другой. Когда же я однажды упомянул о том, что у директора наверняка умерла любимая канарейка, Серый человек вообще как будто бы рассердился и спешно ушел, забыв даже попрощаться.

    На следующий день он появился снова и задал мне странный вопрос:

    - Ты знаешь что такое резервация?

    Я не знал.

    - Это место для людей с необычными способностями, как у тебя.

    Мне не понравилось то, как он это сказал, впрочем, ему самому тоже не понравилось.

    - Вы хотите отправить меня туда?

    - Да, там тебе будет лучше всего.

    Я понял, что он врет. И Серый человек это знал.

    Через два месяца мне исполнилось четырнадцать. В то утро вместо поздравлений, воспитатель сказал мне собирать вещи, и я ясно увидел образ Николая, который должен был прийти. А еще образ какого-то места за рекой, внушающего страх.

    Вещи я собрал за пять минут - их было не так уж и много. Вдруг появилось отчаянное желание выбраться отсюда, бежать как можно дальше. Я подхватил сумку и незаметно вышел из спальни. Если постараться, то до заднего выхода можно добраться незамеченным. Я не знал, куда пойду дальше и что буду делать - это не приходило мне в голову. Главным было выбраться. Как тогда казалось, от этого зависело многое.

    На пути к заднему выходу мне действительно никто не встретился. Не помня себя от радости, я толкнул дверь... и оказался лицом к лицу с Николаем.

    - Ты уже готов? Тогда пойдем, - делая вид, что ничего не произошло, сказал он и взял у меня из рук сумку.

    В тот момент я был слишком ошеломлен, чтобы что-то заподозрить. Но много позже, когда слово «резервация» перестало быть для меня чем-то абстрактным, я понял, кем он был, и почему у меня не оставалось ни единого шанса сбежать. Серый человек такой же, как я, с особыми способностями, тоже в какой-то мере близкими к моим. Телепатия ценилась как дар, и его обладатели редко попадали в резервацию - их вербовало государство. Не знаю, повезло мне тогда или нет, но Николай довольно быстро определил, что телепатом я не являюсь. А эмпатия никому не нужна - не знаю, почему он решил, что я опасен для общества.

    Мы сели в самое обычное такси. Николай молчал и его тяжелое молчание давило, как груда камней. Не только мне не нравилось то, что должно было произойти.

    Такси остановилось на набережной. Через реку на продолговатый остров тянулась старая дамба с однополосной дорогой наверху. Судя по знакам, проезд был разрешен только для спецтранспорта. Табличка на нескольких языках гласила: «Резервация - зона особого режима. Территория находится под охраной государства. Соблюдайте предписания пограничных служб».

    Как только мы ступили на дамбу, меня замутило. Будто огромная рука сжала все внутренности в животе, а потом медленно и с наслаждением стала их переворачивать. Серый человек посмотрел на меня сочувственно:

    - Придется к этому привыкнуть.

    Я не знал к чему, к этому, но отвечать не было сил. Пропускной пункт был все ближе, а мне становилось все хуже - даже если бы я решился, то не смог бы сейчас сбежать.

    Железные ворота. Будка охраны с самой простой вертушкой и сканирующими рамками - а за всем этим какой-то бурый вал эмоций, который поднялся надо мной, застыл на одну единственную секунду тишины, а потом накопленной мощью обрушился вниз, погребая мое сознание под своими тяжелыми водами...

    Глава 3. Разожженный костер

    Пламя большого костра поднималось в ночное небо, лизало оранжевыми языками воздух и щелкало на ветру. Мы стояли молча, разглядывая отсветы огня, размышляя каждый о своем. Это была минута затишья, последний островок спокойствия. Никому не хотелось думать о том, что будет дальше.

    Не ради всякого зажигали костры на берегу, но сегодня огонь горел для Монаха, в его память, пусть память у резервации и короткая. Крематорий около западного моста работал исправно и каждый день извергал в канал порцию пепла. Никому не было дела, что это за пепел: вчерашний сосед, который работал рядом с тобой на одном конвейере, ободранный парень, что вечно предлагал на углу антрацит, или какой-нибудь безвестный бомж с материка - все они отправлялись в последнее плавание по ядовитым водам Стикса. Монах - один из тех немногих, чей пепел было кому забрать, и было кому зажечь костер в его память. С той стороны сцена, наверно, казалась жуткой: банды отщепенцев жгут костры на берегах. Трепещи обыватель! Ибо кто поручится, что завтра такой же костер они не разожгут из твоей теплой уютной постели? Некоторые радикальные политические партии с руками бы оторвали у меня идею этого пропагандистского ролика.

    Когда потушили пожар, от «Будды» уже практически ничего не осталось. Тело Монаха опознали только по вплавившемуся в плоть кулону, с которым тот не расставался. Никогда бы не подумал, что Аарон кончит именно так, а вместе с ним и вся западная группировка. Ничего еще не произнесено вслух, но вопрос уже повис в воздухе, он подогревается пламенем костра, и скоро раскалится так, что взяться за него можно будет разве что железными руками. Две крупные группировки практически делили резервацию: во главе западной стоял Монах, во главе восточной - Фрэй. Существовали еще китайские триады, но западная группировка постепенно втягивала их членов в свои ряды, и практически переварила азиатов. Баланс был хрупким и в то же время таким надежным, пока главы стояли у руля. То есть до вчерашнего дня.

    Я прямо нутром чувствовал, как Фрэй перебирает идеи одну за другой, словно речную гальку, меняет и перестраивает планы. Мне было страшно, потому что, возможно, скоро я увижу его прежнее лицо - чудовище, которое некоторое время дремало внутри него. Решится ли он напасть сейчас? За несколько лет люди успели отвыкнуть от кровопролития, и никто не хотел возвращаться назад, к отправной точке.

    По ту сторону костра в первых рядах стоял Дэвон. Всякий раз, когда я ловил его фигуру боковым зрением, мне казалось, что по обеим сторонам от него колышутся звериные тени, но стоило посмотреть прямо - и рядом никого не оказывалось. Он был правой рукой Монаха и теперь первым станет претендовать на власть над оставшейся без головы группировкой. Но Дэвону чего-то не хватает. Он, как и я, всегда следовал за кем-то, оставаясь в тени. Он не умеет вести за собой - для этого надо контролировать свой страх, а сейчас страха в нем слишком много. Дэвон случайно встретился со мной взглядом, но тут же отвел глаза - он боялся что-то раскрыть мне, боялся, что я что-то узнаю. Несколько шагов назад - и его страх затерялся в толпе вместе с ним, оставив тяжелый терпкий след.

    Стоящий рядом Фрэй дернул щекой, отчего старый грубо-собранный шрам на ней задвигался как нечто живое. Хрустальные глаза, наполненные отражением огня, смотрели на меня холодно, не мигая:

    - Что он затевает?

    - Не знаю, он боится.

    - Чего?

    Я покачал головой. Все, кто пришел из западной группировки к костру, сейчас стояли по другую его сторону, и каждый из них боялся. Мы были для них чем-то вроде зверя, приготовившегося к прыжку, жаждущего плоти и крови.

    - Что ты теперь собираешься делать? - мне не терпелось задать этот вопрос. Фрэй был слишком спокоен и слишком непроницаем - это начинало пугать.

    - Ждать.

    - Я думал...

    - Сначала, пока они дерутся за власть между собой, самые дальновидные перебегут на мою сторону. Потом они будут слишком слабы, возможно, обойдется даже без кровопролития. Почти...

    - И это все?

    - Нет, не все. Опасно действовать, пока мы не узнаем, кто убил Аарона. Версия властей о взрыве баллона с газом неубедительна. В резервации действует третья сила, и я не хочу играть ей на руку, пока не разберусь, что она из себя представляет.

    Зверь действительно просыпался, но за годы спячки он стал значительно мудрее. Никаких лишних движений перед прыжком.

    На береговой линии, что была ближе всего к дамбе и восточным воротам резервации, вовсю бесновалась неонка. Огни мелькали, зазывая в бары, клубы, какие-то забегаловки и притоны. Фрэй называл эту часть набережной «золотым прииском» - местом, с которого все начнется. На мои уточнения, что именно начнется, он многозначительно говорил «все» и больше ничего не добавлял. Именно с его легкой руки здесь стали сдаваться помещения под увеселительные заведения, именно он договорился с одним из писателей фантастов о книге про резервацию. Пришлось по очереди пасти этого плюшевого очкастого недотепу, пока он ползал по всем подвалам, помойкам и аварийным зданиям, приставая к тем обитателям района, к которым даже я не рискнул бы обращаться. Зато книга получилась бестселлером, нет, не шедевром, конечно, - никто из нас не осилил и первых двадцати страниц - зато материковым подросткам нравилось. Романтика отверженности, желание быть не таким как все, жить с надрывом. И эти благополучные детки как мотыльки слетались в резервацию. Поначалу они возвращались до комендантского часа, потом модным стало говорить, что ты зависал по ту сторону Стикса до открытия ворот. Так или иначе, никто не осмеливался заходить дальше восточной береговой линии: как бы ревностно Фрэй не охранял свой прииск, но за его пределами никто не мог гарантировать безопасности.

    Мало кому известно, что «Плутоник» принадлежит мне, а не Фрэю. Я не стремился афишировать свою собственность, но частенько наведывался сюда, чтобы передохнуть, или, как сейчас, избавиться от тяжелых мыслей после костра памяти.

    Стены цвета мокрого асфальта, дизайнерская ковка, больше похожая на вылезшую то тут, то там арматуру. С отражающих панелей потолка свисают гирлянды бутафорских цепей, разбитые лампочки и имитация паутины. На сцене бился в истерике какой-то длинноволосый певец со своей группой. Разношерстная толпа вяло вторила его словам.

    Сквозь рев инструментов можно было разобрать только отдельные фразы про боль, одиночество и безысходность жизни. Этот материковый выкидыш абсолютно не понимал, о чем поет. Нагроможденные слова не находили отклика у него внутри - и не надо быть эмпатом, чтобы это чувствовать.

    Ко мне подбежал менеджер. Торопливо поздоровался и столь же торопливо поинтересовался, не хочу ли я чего-нибудь. Я покачал головой, потом бросил взгляд на сцену:

    - Этих больше не приглашайте, пусть убираются.

    Менеджер кивнул и исчез без лишних слов. Через пять минут группа собрала свои инструменты и их место занял диджей, создававший какие-то невероятные обработки старых композиций.

    Тут легко забываешь о времени, о проблемах. Можно было отодвинуть на несколько часов собственные мысли и погрузиться в чужие эмоции. Они были простыми, притупленными алкоголем и прочими веществами, и настолько одинаковыми, что, сплетаясь в монохромный жгут, как кобра перед факиром покачивались в такт музыке. Совсем не то ощущение, что было в «Будде» или других заведениях, где собираются только местные. Материковые люди жили легко, они приходили сюда, чтобы расслабиться, а не забыться.

    Через некоторое время, выйдя из «Плутоника», я почувствовал себя как раз в силах заснуть. Над Стиксом полетел протяжный гудок, объявлявший о начале комендантского часа. Где-то там, на дамбе, с железным скрежетом поползли ворота пропускного пункта и последние несколько человек, пытавшиеся проскользнуть на материк, о чем-то громко препирались с военными.

    С дальнего конца набережной послышался скрип тележки: это начал свою работу Харон - древний старикан, который, как говорят, находился в резервации едва ли не с момента ее образования. Он никогда не брился и не стригся, так что серо-седая борода свисала ему до пояса. Старые мутные глаза уже почти ничего не видели, но ноги, обвитые тяжелыми венами, стояли на земле крепко. Каждый день после гудка он выталкивал свою тележку на улицы и до самого утра собирал бутылки по закоулкам. Никто его не трогал, то ли потому что он никому не был нужен, то ли из-за странной веры, что как только умрет Харон, придет конец и всей резервации.

    Стало холодно, я сунул быстро стынущие руки в карманы и зашагал вверх по улице. Дорога была пустынна и практически не освещена. Фонари оставались только на набережной, а дальше все зависело от владельца конкретного участка. Мой путь пересекло лишь несколько мелких теней: кошки ли, крысы - не поймешь. Первые были слишком худыми, вторые - наоборот, вырастали до невероятных размеров.

    Вдалеке я уловил дребезжание покатившейся банки. Следом за этим до меня долетели чьи-то досада и раздражение. Я двинулся вперед и сразу же почувствовал, что кто-то с сосредоточением двинулся за мной. Преследование было давно забытым ощущением и словно обдавало морозом затылок. Беспокоиться рано, никакой враждебности вокруг, только настойчивое присутствие, да собственная неприязнь от того, что наступают на твою тень.

    Я не вынул рук из карманов, наоборот, засвистел себе под нос мотивчик только что услышанной в клубе мелодии, завернул за угол, пнул, попавшуюся под ноги жестянку... А затем, бесшумно подтянувшись на остатках пожарной лестницы, уцепился за балконный выступ второго этажа и замер в глухой тени. Натренированные пальцы надежно уцепились за выемки кирпичной кладки - именно поэтому я предпочитал старые материалы новой синтетике.

    Переулок подо мной оставался пустынным: ни звука шагов, ни мелькающих силуэтов. Но я знал, что преследователь где-то здесь - от меня не так-то легко было спрятаться. Я оставался начеку, и только это позволило вовремя убрать руку, когда железной бабочкой сверкнуло лезвие широкого ножа и воткнулось в шов между кирпичами, за который еще секунду назад держались мои пальцы. Потеряв равновесие, я сорвался с выступа, уцепился свободной рукой за желоб железной трубы. Послышался натужный скрип, будто извергаемый самим зданием - крепления были явно не рассчитаны на мой вес. Я отпустил трубу и мягко приземлился на асфальт, как раз вовремя, чтобы успеть перекатиться, уворачиваясь от еще одного ножа.

    Кто бы это ни был, он избегал открытого боя: либо считал, что я сильнее, либо боялся показаться мне не глаза. Но почему же я не почувствовал агрессии? Или действовал нанятый профессионал, для которого убийство человека - всего лишь часть каждодневной рутины? Думать было некогда: оставаться на открытом месте опасно. Я сделал вид, что испуганно и затравлено озираюсь по сторонам, а затем со всей прыти бросился к натянутому за зданием забору из рабицы. Вскарабкался по гнущейся и дребезжащей сетке и спрыгнул на другой стороне. Пространство впереди хорошо просматривалось, через сетку нож не метнешь - временная безопасность. Я пробежал вперед, завернул за еще один дом и прижался спиной к стене, прислушиваясь к своим ощущениям. Машинально отстегнул цепь, так чтобы она не звякнула.

    Близко - никого.

    Сверху!

    С обваливающегося козырька подъезда на меня попытался спрыгнуть человек, но я среагировал всего на долю секунды раньше - отскочил на несколько шагов, одновременно делая из цепи петлю, которую и накинул на шею приземлившемуся передо мной незнакомцу. К несчастью, он успел подставить запястье под удавку, и мне не удалось ее тут же затянуть. Момент был упущен. Несмотря на все мои усилия, человек в черном всунул в петлю вторую руку и с удивительной сноровкой выбрался из капкана - такого мне еще видеть не приходилось. Нападавший замер напротив, глаза влажно поблескивали в прорезях черной маски, какие носят либо грабители в голливудских фильмах, либо крутые парни из спецподразделений, но вряд ли и те и другие стали бы охотиться за мной.

    Я пустил цепь к его лодыжкам, но он подпрыгнул, словно резиновый, и приземлился точно на распластавшиеся под ним звенья, плотно прижав их ступнями, так что было не выдернуть. Мне почудилось, что под маской мой противник улыбнулся. Он сделал вперед шаг по цепи, словно канатоходец, желая покрасоваться.

    Зря.

    Я начал стремительный разворот, частично накручивая цепь на себя, и пяткой левой ноги попытался достать этого самоуверенного выродка. Тот отшатнулся, уворачиваясь от удара, но мне этого и было надо - гуттаперчевый убрал свои лапы с моей цепи, и оружие снова было свободно. Используя оставшуюся инерцию, я сделал замах цепью на манер кнута, но не рассчитал траекторию: тяжелый набалдашник скользнул по предплечью противника. Раздался едва слышный, но от этого еще более страшный хруст. Человек в черном взвыл и схватился за повисшую плетью руку.

    Осталось только закончить.

    Я раскрутил цепь, но она вдруг дернулась, едва не вывихнув мне запястье - позади меня стоял второй тип, одетый в черное. Одной рукой он держал пойманную цепь за набалдашник, во второй тускло блестел широкий нож - близнец тех, что пять минут назад едва не подрезали меня с балкона.

    Двое! Просто амбец какой-то!

    Я натянул цепь и тут же ее выпустил, заставив противника на некоторое время растеряться, в следующую секунду выбил ногой нож. Все же ребята - профессионалы, а сливают мне только потому, что, видимо, никогда не встречали противника с таким оружием - техника для них совершенно незнакомая. Вот и сейчас новоприбывший быстро пришел в себя и замахнулся на меня моей же цепью. Это уже ни в какие рамки не лезет.

    Я легко поймал свободный конец цепи, сделал несколько шагов навстречу противнику и, набросив петлю из звеньев на запястье его руки, все еще сжимавшей набалдашник, резко дернул. На этот раз хруста не было - но я знал, что это очень больно. Рука судорожно разжалась, и я безжалостно сдернул с нее свое оружие, наверняка, снимая ему кожу едва ли не до мяса.

    Повеселились и хватит. Кто поручится, что их не трое? Да и второй вот-вот вступит в бой.

    Я поймал набалдашник, машинально свернул свою подружку, чтоб не мешалась, и припустил вдоль проулка. Что-то мне подсказывало, что догонять не будут. В конце тоннеля из аварийных зданий снова сиганул через рабицу, выскочил обратно на набережную и затаился в тени дома. Как и предполагалось, никто за мной не последовал.

    Но это нападение не случайность, охотились именно за мной, и что-то мне подсказывало, что не просто с целью припугнуть.

    На набережной послышались голоса - похоже, что кто-то из материковых туристов. Только что-то больно далеко они забрались от улицы баров. Покатилась железная банка, заполняя своим бряцаньем все пространство.

    - Додо, ты уверена, что нам сюда? Здесь пустынно, - заныл голос.

    - Не хнычь, этот грешный бар должен быть где-то здесь.

    - Может, вернемся?

    - Ага, чтоб тот вурдалак, которому ты двинула по яйцам, встретил тебя с распростертыми объятьями? Он наверняка еще и другую изморозь подтянет, так что шевели каблуками, пока задницу не отморозили, - хозяйка богатой лексики бодро шагала вдоль набережной в туфлях на высокой платформе, следом за ней словно плащ струился какой-то сверкающий шарф, голову закрывала гигантская вязаная кепка, из-за козырька которой рассмотреть лицо было невозможно. Ее подруга, вся съежившись и дрожа, как щенок, семенила сзади.

    - Здесь же никого нет, тебе не страшно?

    - Не дрейфь, прорвемся.

    Никуда они не прорвутся. Они уже на границе "прииска", идти дальше - только искать приключения на свои головы, ну или на то, что они так боятся отморозить. И зачем только две эти дуры остались после комендантского часа? Я говорил Фрэю, что резервация пока еще не в том положении, чтобы развлекать туристов всю ночь напролет - при этом недостаточно расставить по углам своих головорезов. Нам хватит нескольких случаев, нет, наверно, даже одного, чтобы вся его "рекламная" компания полетела к чертям собачьим. Одно дело антураж опасности, и совсем другое - труп твоего ровесника, вывозимый в черном мешке после гулянки.

    Я постарался выйти из тени здания так, чтобы не напугать подружек:

    - Девушки, не ходите туда, там нет никакого бара и дальше идти действительно опасно.

    Мой вид не внушал доверия, и я прекрасно это знал. Но скорее всего принцип " не доверяй никому, даже себе" - это рефлекс, вырабатываемый только в резервации.

    - И что, здесь поблизости нет ни одной кафешки? - бойкая девица в кепке стала переходить улицу по направлению ко мне.

    Откуда они только свалились? Кафешка? Зачем? Есть небольшая забегаловка в корейском квартале, но она только для своих, да и квартал находится совсем в другой стороне.

    - Нет.

    - Додо, я замерзлааа, - у второй девицы действительно зуб на зуб уже не попадал - мини-юбка и тонкая куртка не для ночи на реке. - Я до утра не доживу.

    - И что нам теперь, возвращаться? - из-под кепки на меня смотрели два огромных голубых глаза.

    - Придется, - вариантов у них действительно не было. Но после нападения на меня, я уже не был уверен, что им удастся добраться обратно в целости и сохранности. - Могу проводить.

    Предложение звучит еще подозрительней, чем выглядит моя внешность. Но, похоже, им было наплевать.

    - А что, желтоглазенький, может, приютишь беззащитных девушек до открытия ворот?

    Я опешил.

    - Ты что, - зашипела замерзшая девица, - он же из этих уголовников. Неизвестно, чем еще дело обернется.

    - Да ладно, - отмахнулась Додо, - смотри, какой щупленький. Справимся, если чо.

    Действительно, если принимать во внимание платформу, я был ниже обладательницы кепки, а на вид еще и гораздо дохлее этой отчаянной девки.

    - Ну что, наш хилый рыцарь, - она подхватила меня под локоть, будто отрезая дорогу к отступлению, - не оставишь дам в беде?

    Что мне оставалось? Тем более ее повадки, и манера общаться так живо напоминали мне кое-кого в юности. Если представится возможность, надо будет обязательно познакомить барышню с Фрэем.

    В моей квартире девчонки освоились быстро: покосились на немытые полы и вежливо попросили разрешения не снимать обувь. Они всерьез полагают, что у меня есть тапочки для гостей?

    - Рыба, поставь чайник, - скомандовала Додо, - а я пока полы тут вымою.

    И еще они всерьез полагают, что у меня есть чайник и ведро. Я уселся на кухонную табуретку и с философским спокойствием стал наблюдать за их забавной суетой. Хоть и безбашенные, они мне нравились, от них не разило отчаянием, агрессией и безысходностью.

    - Может, тогда салат настругать по-быстрому, - не найдя чайник, замерзшая выдвинула еще более невероятный план.

    Познакомившись с пустым холодильником, девка совсем приуныла:

    - Если ты не готовишь, то что ты ешь?

    - Я мастерски варю пельмени.

    Ну, а если честно, есть дома мне никогда не приходится. Всегда можно пойти в корейский квартал или в свой "Плутоник": там накормят, развлекут беседой и последними слухами. У Фрэя вообще страсть к дорогим ресторанам, посещать он их не может, но не без удовольствия заказывает доставку на дом.

    - Не те мужики сейчас, не те, - глубокомысленно изрекла Додо.

    - Какие же те? - поинтересовался я.

    - А чтоб оставить его с двумя грудными младенцами на сутки и вернувшись найти всех троих не только живыми, но с приготовленным ужином и в чистой квартире.

    Я хохотал долго, до слез.

    - А ты роли не путаешь? Где ты таких вообще видела?

    - Мой отчим такой, - пожала она плечами. - И причем здесь роли? Нужно уметь все. У тебя, кстати, кран в ванной протекает, если дашь ключ, я его подтяну.

    Я перестал улыбаться, ключа у меня тоже не было.

    - Ты смеешься, - кажется, не в привычках Додо было молчать, - а вот у нас в колхозе...

    - Где?

    - Ну в деревне моей бабки, по старой привычке все колхозом зовем. Бывало, выйдешь утром с косой в поле: трава зеленая, роса холодная, а вокруг ни души - потому что некому косить-то. Вот я и кошу. Однажды мужики мимо шли, говорят, Наташка, что ты не бабьей работой занимаешься, давай мы тебе за бутылку покосим. Я сдуру согласилась, так они мне минут через десять погнутую косу обратно притащили, пришлось еще выправлять.

    Рассказывала интересно, но морали я не уловил:

    - Это ты к чему?

    - Привыкнешь, - сказала вторая девица. - Это "радио" не заткнешь.

    Они все же нашли у меня завалявшуюся пачку вермишели и сварганили то ли поздний ужин, то ли ранний завтрак. Додо сидела на табуретке, скрестив крепкие ноги, задумчиво дымила сигаретой и продолжала травить свои байки. Про то, как они всем двором скрутили грабителя, выхватившего сумку у тети Мани, как она разорвала юбку вдоль по шву, пока бежала за этим грабителем на каблуках. Про чудо-кепку, которая не только головной убор, но еще и зонтик, и капюшон вместе взятые. Рыба, как ее величала Додо, а на самом деле ее старшая сестра Анька, мирно спала, уронив голову на стол прямо рядом с тарелкой. А я слушал россказни, да посмеивался - мне нравилось. И не столько рассказы про жизнь на материке, сколько настроение, отношение к жизни в целом и к ее неурядицам в частности, какими бы мелкими они не казались с моей стороны.

    В шесть я проводил сестричек до пропускного пункта на дамбе. Обе веселились и заявляли, что резервация - это совсем не страшно.

    А через несколько часов после этого снова начал свою работу резервационный крематорий - ночь никогда не оставляла его без работы, разве что в этот раз на два трупа могло быть больше.

    Глава 4. На чужих берегах

    Свой первый день в резервации я помню плохо, а то, что помню, даже сейчас похоже на дурной сон. Сон, от которого до сих пор не могу очнуться.

    Тусклый свет пробивался сквозь веки, и уже от одного этого слабенького сияния резко и остро резало где-то в мозгу. Все пространство вокруг казалось забитым серой удушливой ватой, которая позволяла сделать вдох ровно настолько, чтобы находиться в призрачном сознании. Я уже собирался снова нырнуть в забытье, как рядом послышались голоса.

    - Если он умрет - не придется с ним жить. Он так стонал сегодня, что я не мог заснуть.

    - Если умрет этот, приведут другого. Пусть лежит, пока никому не мешает.

    - Может ему помочь как? Воды дать?

    - Захлебнется - так не жалко.

    К моим губам прикоснулся влажный край железной кружки, по подбородку потекли холодные струйки. Я и рад был бы глотнуть воды, но будто бы опухшие губы не желали двигаться.

    - Они сказали, хоть, как его зовут?

    - Дык, какое им дело? Код вшили и готов - как звали потом никто не вспомнит.

    Голоса были молодыми, почти мальчишескими. Один слегка картавил или просто слишком усиленно напирал на букву "р", его слово "умрет" звучало раскатисто и приглашающе. Да, именно так мне и стоит поступить. Умереть. Проще всего.

    - У него на одежде бирка, - голос снова вытолкнул меня на поверхность реальности.

    - ИНК? Это имя?

    - Наверно.

    Это было не имя, а обозначение группы в детдоме. Имя было написано на бирке, пришитой к внутреннему шву, но ее они видеть не могли.

    - Небось, маменькин сынок, раз одежда подписана.

    - Мне мама никогда не подписывала одежду. Только в школе.

    - Только в шкооолее... - противно передразнил голос картавого, и на этом моменте я снова отключился.

    В следующий раз я пришел в себя от холода: откуда-то сбоку сквозило, холодный поток воздуха задувал мне прямо за воротник, отчего кожа на затылке покрывалась противными мурашками. Мне удалось открыть глаза. Помещение было маленьким и узким, голые бетонные стены носили остатки какой-то бешеной краски, света тусклой лампочки как раз хватало, чтобы заметить темные влажные потеки на этих стенах и следы бурой плесени.

    Было странное ощущение, что онемело не только мое тело, но и чувства. Никаких посторонних эмоций не просачивалось, мир вокруг казался мертвым и бездушным. Я приподнялся на локте, чтобы получше оглядеть помещение, в котором находился. Из темноты двухъярусной койки, стоявшей вдоль противоположной стены, на меня, не мигая, смотрели два светлых глаза, словно бы выточенных из хрусталя, угольно-черная окантовка радужки делала их похожими на глаза животного. Тело непроизвольно замерло и напряглось, ожидая нападения. Я не ощущал чужих эмоций, и поэтому существо напротив казалось мне нечеловеком.

    Существо подалось вперед, и под тусклый свет лампы попало тонкое и настолько красивое лицо, что сразу сложно было определить девушка передо мной или парень. Длинные русые волосы только добавляли замешательства. Затем из тени вынырнули широкие костлявые плечи - парень.

    - Есть хочешь? - спросил голос, в котором не было и намека на женственность.

    Я все еще смотрел на него, не отрываясь. Ощущение было такое, будто со мной заговорила стена или пол. Без эмоционального флера я просто не мог воспринимать человека человеком. Странное онемение не проходило, словно наплыв эмоций там, на дамбе, выжег невидимые нервы моих способностей.

    - Тогда, может быть, пить?

    Я кивнул.

    Длинноволосый взял кружку с ветхого перекошенного трехногого столика и наполнил ее в раковине, которая висела на стене прямо перед входом в помещение.

    Я принял кружку, стараясь не касаться его пальцев. Вода была ледяная, с металлическим привкусом и каким-то ужасным химическим запахом, но это не помешало осушить все одним залпом. На последнем глотке я закашлялся, а затем скрючился от внезапной боли в правом плече.

    - Болит?

    Я не знал, что болит. Потрогал плечо левой рукой: кожа горела и местами даже припухла.

    - Ничего, скоро пройдет, - он сдвинул рукав футболки и показал мне свое плечо, на котором черными полосками виднелась прямоугольная татуировка, отдаленно напоминавшая штрих-код.

    -Что это? - сипло спросил я.

    - Откуда ты свалился, такой недотепа? Тебе вшили чип с кодом, теперь они будут знать, если ты выйдешь из резервации, и всегда смогут найти. Но тебе повезло, ты хотя бы можешь выходить до комендантского часа. Я тут заперт насовсем, - видимо, чтобы скрыть какую-то горечь, он размашисто плюхнулся на свою койку.

    Мне было не так просто понять, о чем он говорит. Я обхватил руками голову, и стал мерно покачиваться, словно какой-то болванчик.

    - Эээ, парень, да ты совсем плох, - протянул обладатель красивого лица. Он собирался добавить что-то, но в этот момент дверь в комнату распахнулась, вошли еще двое подростков.

    - Очухался, красавчик! - раскатистая «р» стриженного коротким ежиком парня покатилась по помещению. Его покрытые вязью татуировок руки бесцеремонно похлопали меня по плечу. - Мы уж думали окочуришься.

    За ним с ноги на ногу переминался верзила с щенячье-кротким выражением лица и копной каштановых кудрей.

    - Привет, меня зовут Иосиф, - робко сказал верзила.

    - Не обращай внимания, это Жаба, - вмешался картавый. - А я Го. С Фрэем ты балакал. Выдавливай, за что тебя сюда?

    Он снова стукнул меня по спине. Я согнулся пополам, но не от боли. Внутри резануло отчаянием, распарывая черное покрывало, которым будто бы накрыли онемевшие чувства. Я с шипением выпустил воздух сквозь зубы, Го отшатнулся от меня:

    - Я вам говорил, что он теплый какой-то!

    - Эй, что с тобой? - спросил длинноволосый, но от его движения в мою сторону боль внутри только усиливалась. Она скрутила меня, словно бы стремясь вывернуть наизнанку: кожей внутрь, костями наружу.

    Я вскочил на нетвердых ногах и направился к двери:

    - Мне нужен воздух, - только и сумел выдавить из себя.

    Я так не смогу. Не смогу жить здесь, не смогу спать здесь и дышать не смогу. Я брел вдоль по набережной, ноги в кедах мерзли и шаркали, как у старика. Мимо прошел какой-то сгорбленный человек, от него разило холодом и голодом. Он упадет там, за углом, и никому не будет до него дела. До меня тоже нет никому дела.

    Я свернул к реке. Они называют ее Стиксом. Они думают о ней, как о Стиксе. Каждый. Это даже не мысль - образ. Правда. Откуда им знать это название?

    Откуда мне знать это название?

    Ограждение на набережной было ржавым, залепленным граффити и птичьим пометом. Стикс достаточно глубок, чтобы по нему прошло мелкое судно, его воды мутны и, наверное, ядовиты. Я схватился за ограждение и поставил ногу на первую перекладину. Руки противно дрожали, словно из них вынули всю силу. Казалось, еще немного - и я снова упаду в обморок. Нет, падать нельзя, не сейчас, потом... мне обеспечен красивый полет. Вторая перекладина далась труднее, руки и ноги скользили по мокрому железу, ветер как назло дул в лицо. Ну ничего, скоро все кончится - третья перекладина и можно перемахнуть за ограждения, на это еще хватит сил, а дальше не важно.

    Кто-то резко дернул меня за одежду так, что я упал навзничь на асфальт. На секунду в глазах потемнело, и дыхание выбило из груди.

    - Что, полетать собрался?! - насмешливый голос, несильный пинок по ногам.

    Зрение прояснилось - надо мной стоял Фрэй. Парень смеялся, но я чувствовал, что на самом деле он зол как черт, почти готов убить меня. Не знаю, зачем он здесь, зачем тащился за мной от самого общежития, но на его настроение мне было глубоко наплевать. Хочет убить - пусть. Пусть бьет своими тяжелыми сапогами, пока от моего лица не останется одно кровавое месиво, пока я не потеряю сознание, пока не прекращу дышать. Именно этого мне и надо.

    Я с трудом поднялся на ноги и снова пошел к ограждению. Фрэй схватил меня за грудки, в глазах его было бешенство и еще что-то... на секунду я увидел другую незнакомую фигуру, сиганувшую в реку, но затем остались только его угольно-черные зрачки в хрустале глаз:

    - И не думай, - полупрошептал он.

    - Не твое дело, - я попытался отпихнуть его руки, но сил не хватило.

    - Это мне решать, - противник сам выпустил ворот моей куртки, а потом движением, которого я даже не сумел заметить, со всего размаха врезал мне кулаком в челюсть.

    Я не удержался и снова полетел на асфальт, во рту появился привкус крови, но вместе с тем в голове что-то прояснилось. Все вокруг вдруг приобрело четкость, исчезло чувство нереальности происходящего, а саднившая губа не давала мне снова нырнуть затуманенный омут, из которого я только что вырвался.

    Фрэй все еще стоял надо мной, покачиваясь на пятках. Я чувствовал, что в любой момент, он может снова ударить, и тогда его уже будет не остановить, поэтому не шевелился. Наконец парень протянул мне руку:

    - Сам идти сможешь?

    Я кивнул и схватился за узкую ладонь с длинными белыми пальцами. Рывок. Я снова на дрожащих, но будто бы своих ногах. В общежитие мы возвращались вместе. Нельзя сказать, что это было начало дружбы или доверия - в том возрасте три года разницы значили все же много - но это было неплохое знакомство.

    С того самого случая мысли о самоубийстве больше меня не посещали, а если и посещали, то я всегда знал, что это всего лишь чужие эмоции.

    Со временем я начал потихоньку привыкать - человек так устроен, что привыкает практически ко всему. Моя эмпатия проявлялась приступами: иногда накатывала так, что я начинал биться едва ли не в конвульсиях, но чаше всего я чувствовал тупое онемение - мир вокруг был бездушен и тих. Мне некогда было переживать, да и думать было некогда, на первый план выходили совсем другие проблемы. И главной из них была - как заработать себе на жизнь. Государство выплачивало мизерное пособие, которого не хватило бы даже на покупку хлеба. Но и это пособие вместе с общежитием предоставлялось только до восемнадцати лет. Потом многие оказывались на улице.

    Единственная школа в резервации пялилась на прохожих черными провалами окон с выбитыми стеклами, отпугивала разрисованными обваливающимися стенами, за которыми никого не ждали загаженные бомжами классы. Школа перестала работать полтора десятка лет назад - никто не хотел учить здесь, как и никто не мог учиться.

    Найти работу было также тяжело, как поймать золотую рыбку в водах Стикса. Единственный завод принадлежал хозяину-китайцу, и там с дешевой рабочей силой никто не церемонился. К счастью, если это можно назвать счастьем, государство и тут не оставляло своих отвергнутых питомцев, милостиво устраивая по квоте на рабочие места.

    Но на завод брали лишь женщин и подростков, а учитывая, что женщин в резервации почти не было, всем работникам здесь получалось не больше восемнадцати. Мужчин не нанимали, полагая, что у них слишком толстые грубые руки, не подходящие пусть и для примитивной по своей сути, но тонкой сборки приборов. По такому же критерию не взяли Жабу - его полные руки с будто бы надутыми пальцами и широкими матовыми пластинами ногтей не годились для такой работы, и поэтому он за еще меньшие копейки иногда разгружал судна на единственной проржавевшей пристани. Что собирали на заводе, я точно не знал - какие-то переключатели и транзисторы, сложные клеммы, к которым допускали только "старичков".

    Фрэй обычно сидел напротив меня, его длинные пальцы мелькали, закручивая винтики или наматывая проволоку, а лицо всегда принимало отрешенное выражение, глаза смотрели, но не видели. Я знал, что за этой маской идет напряженная работа мысли, но не знал, о чем он постоянно думает. Казалось, что об одном и том же. Но так как мысли эти не были окрашены эмоциями, мне никак не удавалось заглянуть в них даже краем глаза.

    Го работал беспорядочно, постоянно резал пальцы и ругался сквозь зубы, обещая, что не задержится здесь надолго. Иногда он вскакивал в бешенстве, но, пройдясь по цеху, снова возвращался к работе - выбора ни у кого не было. Приходилось держаться за единственный стабильный заработок. Даже мне. Хотя я мог выходить за территорию резервации, вряд ли кто-нибудь согласился бы дать мне работу там. То, откуда я пришел, было очевидным, потому что единственным удостоверением личности для меня остался код, вшитый в руку.

    Дни тянулись бесконечно и монотонно, я просто чувствовал, как тупею и разлагаюсь, как скоро от меня и от моей личности ничего не останется. Самоубийство личности. И никто не сможет его остановить. Это не прыжок с моста. Можно даже самому не заметить. Ты есть, а личности твоей нет.

    Так продолжалось несколько месяцев, пока однажды в короткий рабочий перерыв ко мне не подошел Фрэй. Он буквально пригвоздил меня взглядом своих хрустальных глаз и с усмешкой, не оставляющей сомнений, что ответ уже предрешен, спросил:

    - Хочешь заработать?

    Я не успел даже пикнуть, как он подхватил меня под локоть и оттащил в дальний угол:

    - Отлично! Тут одному человеку надо кое-что доставить с материка. Коробочка небольшая, оплата хорошая, только ехать далековато, но до комендантского обернуться можно. Ты как? Тридцать процентов мне за посредничество.

    Предложение было неожиданным. Я давно уже думал, что могу извлекать какую-то выгоду из возможности выходить за ворота, но мне и в голову не приходило, что это можно делать подобным образом.

    - Ну так как? - в нетерпении Фрэй начал трясти меня за плечи.

    - А это очень далеко?

    Оказалось, не близко: где-то на подъездах к городу. Добираться надо было на двух автобусах. Тогда мне не показалось странным, что человек, передающий посылку, не может подъехать прямо к дамбе. Теперь же я понимаю, что не все тут было чисто, и что это за люди, которым небезопасно было появляться не то что у пропускного пункта, но и в самом городе.

    В тот день я впервые после своего такого болезненного переселения в резервацию оказался на дамбе. Несколько солдат в военной форме, не испытывающие ничего кроме скуки. Мощные прожектора на стенах были включены даже днем, стоило посмотреть в их сторону, как глаза тут же слепли. Рамки на входе, рамки на выходе, тяжелые железные ворота для автотранспорта, запах псины от специально обученных овчарок. И над всем этим нечто такое давящее, вызывающее чувство клаустрофобии и желание глотнуть свежего воздуха - отчего мне в первый раз стало плохо до потери сознания. Весь этот коридор был настолько пропитан негативными эмоциями, что, казалось, даже если убрать отсюда людей, я еще долго смогу считывать следы с серого бетона стен.

    Фрэй проводил меня до первой рамки, хлопнул по плечу, а затем подтолкнул в спину, как маленького ребенка:

    - Давай, дорогу только не забудь! Жду тебя здесь через четыре часа!

    Дальше ему путь был заказан.

    Я прошел через рамку - машина пикнула, считывая код с чипа в моей руке. Говорят, что еще десяток лет назад, приходилось подносить руку к сканеру, а чипы вживлялись в запястье. Но потом какой-то сумасшедший отрезал себе кисть и сбежал. Теперь код вживлялся в плечо, но я сильно сомневался, что это может остановить слетевшего с катушек человека, от того чтобы оттяпать себе руку целиком. Следующая рамка просканировала меня на наличие оружия и взрывчатых веществ. Затем короткий, почти безлюдный тоннель, и ты на свободе: свет режет глаза, а холодный ветер с воды пробирает до костей, но создается такое ощущение, будто наконец-то можно дышать. Можно дышать и не задыхаться.

    Поначалу тянулись какие-то промышленные районы, заброшенные заводы, склады, маленькие фирмы, специализированные магазины запчастей и прочих не пользующихся широким спросом товаров. Я с любопытством оглядывался на гигантские полосатые трубы, выпускавшие в воздух клубы белого пара, прошелся немного вдоль по заброшенным железным путям и заглянул за разбитое стекло какого-то завода, чтобы поглядеть на покрытые пылью и тенетом станки, прежде чем сесть на остановке в ожидании автобуса. В детдоме мой мирок был маленьким, сжимавшимся вокруг небольшого района: школа через дорогу, аллея напротив. Все передвижения контролировались, стоило кому-то улизнуть, как поднималась паника вплоть до привлечения полиции. У меня не было возможности поднять голову от книг и осмотреться, чтобы понять в каком мире я живу. Если бы эта возможность была, наверно, я знал бы о резервации, и скорее всего у меня хватило бы ума туда не угодить.

    Автобус подошел быстро, я заплатил за проезд из денег, которые дал мне с собой Фрэй, и, нахохлившись, устроился на свободном заднем сидении. Через пять минут промышленные здания сменились более привычными жилыми высотками, перемежавшимися продовольственными магазинами и государственными учреждениями. Я безучастно смотрел в окно и мысленно отсчитывал остановки. Указания мне были даны самые подробные, и пока все шло хорошо. Это может оказаться легкими деньгами. Неужели так мало людей из резервации имеют право выходить на материк?

    Я благополучно вышел на остановке, где надо было сделать пересадку. Мое внимание тут же привлек книжный магазин на углу, и я некоторое время зачарованно бродил между полок, не решаясь даже взять в руки какое-нибудь издание. Своих денег у меня с собой не было, да и того, что я зарабатывал на заводе, хватало лишь на то, чтобы оплатить столовую, да раз в месяц купить себе пару носков и нижнего белья - поэтому цены в магазине казались каким-то абстрактными наборами цифр.

    - Эй, пацан, ты чего там рыщешь? Покупать что-нибудь будешь? - тучный мужик вылез из-за прилавка и подозрительно посмотрел в мою сторону.

    Я низко наклонил голову и выскочил на улицу. Его можно понять: с виду в то время я немногим отличался от уличных оборванцев, да и тем было бы больше доверия, узнай он, что я из резервации.

    На этот раз нужный автобус было найти не так легко. Привокзальная площадь гудела, толкалась и крыла меня матом, она наступала на ноги, обдавала запахом дешевого табака, бензина и жареной курицы. Мне пришлось пробежаться по ней кругом прежде, чем я нашел свою остановку. Автобус не приходил долго, и я начал нервничать, сворачивая и разворачивая грязную бумажку, на которой был прописан мой маршрут. Прошло полчаса, прежде чем к остановке подпыхтел ржавый пенсионер городского автопарка: он был смешно округлый, с большими выпученными фарами и страшным запахом, от которого меня тут же начало мутить.

    Я влез внутрь и сел на пухлое дерматиновое сиденье. Моими соседями были в основном бабки, груженные тяжелыми клетчатыми сумками. Высотки скоро сменились пятиэтажными домами, потом двухэтажными, а за ними потянулись дачные домики и белые, будто космические, ветряные мельницы, вырабатывающие электроэнергию.

    За пределы города я выезжал лишь однажды, когда нас согласно правительственной программе вывезли на экскурсию в монастырь ради галочки в отчетности, поэтому сейчас пейзаж за окном несколько отодвинул мое волнение по поводу того, что мы пусть и неспешно удаляемся от черты города.

    Автобусная остановка, на которой я вышел, была практически пустынна, вдаль петляли только две колеи от трактора. Хлюпая грязью, я потащился по этим колеям к одинокой хибарке на краю вспаханного на зиму поля. Дом был деревянным, почерневшим от времени, залатанная крыша кое-где покосилась, внутри горел свет, и даже снаружи пахло табачным дымом. Сомнений, что внутри кто-то есть, не оставалось. Я набрался смелости и постучал в дверь.

    Створка распахнулась так неожиданно и резко, что едва не заехала мне по носу. На пороге стоял небритый мужик в оттянутой майке. На толстой губе у него прыгала сигарета, будто он постоянно жевал ее кончик.

    - Здравствуйте, я за посылкой, - пролепетал я.

    - Здравствуйте, - передразнил мужик и повернувшись внутрь дома. - Слышь, лысый, этот обсосок еще и здоровается. Ну ты, заморыш, поклонись, так уж и быть. Так вас, наверно, в пажеском корпусе учат.

    Он заржал, затем грубо схватил меня за шиворот и притянул к себе, так что тлеющий конец сигареты оказался прямо перед моими глазами:

    - Пароль давай, - прошипел он так, что я испугался, что бычок выпадет у него изо рта и прожжет мне глаз.

    - Чертополох.

    Курильщик усмехнулся и одним рывком втолкнул меня внутрь, указав на деревянный ящик в пыльном углу:

    - Сиди тут, пока не понадобишься.

    Помещение было душным и плохо освещенным: одной засиженной мухами лампочки не хватало. За столом сидел лысый человек и сосредоточенно прокладывал внутренность коробки тонкими железными листами, похожими на фольгу. При нашем появлении он отвлекся от работы и оглядел меня цепким взглядом:

    - Могли бы прислать и не такого заморыша.

    - Все лучше, чем самим тащиться через их рамки.

    Время в этой хибаре тянулось бесконечно. Подозрительные типы все еще возились с коробкой. Не так я себе представлял эту работу. Скоро настороженность уступила место усталости, и на какое-то время я соскользнул в сон.

    Разбудили меня грубо и бесцеремонно. Было такое ощущение, что эти двое решили вытрясти мою душу из тела. Лысый пихнул коробку мне в руки:

    - Потеряешь - голову сниму. А теперь двигай, пацан, если не хочешь опоздать на последний автобус, - он буквально выставил меня за дверь.

    На улице было темно, хоть глаз выколи. В груди нехорошо екнуло. Сколько же сейчас времени? Часов у меня не было, и я, спотыкаясь о рытвины, едва не падая, побежал вперед к единственному освещенному пятну во всей округе - автобусной остановке. Она была пуста, лишь кто-то разложил газеты вдоль всей лавки, да кисло пахло разлитым пивом и мочой. Машины проезжали редко. Я сжался в комок от холода и мысли, что со мной будет, если я не успею вернуться до комендантского часа.

    Когда, наконец, пришел автобус, часы перед водителем показывали "22:04": меньше двух часов, чтобы добраться обратно. Если я не пройду через рамку до полуночи, мой код автоматически попадет в федеральный розыск, и любой патруль сможет стрелять на поражение, если их радар засечет мой чип - благодаря Го, все эти сведения были навсегда зашиты в мою черепушку.

    Казалось, автобус еле полз. Хотелось встать с места и накричать на водителя, чтобы прибавил газа, но вместо этого я до белых костяшек сжимал спинку переднего сиденья. На удивление, мой рейс добрался до привокзальной площади довольно быстро, всего за час. Я успевал.

    Второму автобусу, чтобы доехать до набережной, понадобится не больше получаса. Успокоенный, я сел на его сиденье и впервые за столько времени обратил внимание на коробку у себя в руках. Плотная картонка была обернута сверху полиэтиленом. И я знал, что внутри несколько слоев какой-то металлической фольги, проложенной странным материалом, так что для самого пакета, ради которого все и затевалось, осталось совсем мало места. Даже я был не настолько наивен и начал понимать, что все эти ухищрения только ради того, чтобы содержимое не запищало в рамках на пропускном пункте. А вдруг охране понадобится вскрыть коробку?

    Додумать я не успел - автобус резко дернулся, накренился на одну сторону, а затем встал на месте. Малочисленные пассажиры, как и я, стали выглядывать в окна, машины позади загудели. Водитель открыл двери и выскочил на улицу. На часах было "23:35" - до набережной оставалось несколько остановок.

    Дальнейшее напоминало плохой сон: оказалось, что у автобуса пробито колесо, а следующий рейс пойдет только через двадцать минут; ни одна машина не желала подбирать такого оборванца как я, на такси денег не было. Ничего не оставалось - я перехватил коробку поудобнее и побежал. Без какой-либо маломальской физической подготовки, голодный и продрогший, я несся по мокрой от прошедшего дождя улице, огибая редких прохожих и спотыкаясь о выбоины в тротуаре. Через пять минут такого бега мне начало казаться, что скоро на очередном выдохе я выплюну свои лёгкие на мостовую. Сердце стучало в ушах, а и без того темная улица плыла передо мной, в глазах темнело.

    Поневоле я перешел на быстрый шаг. Главное - не останавливаться: если я сейчас завалюсь где-нибудь в подворотне, на этом все будет кончено. Когда мог, я снова переходил на бег, но силы быстро иссякали. Улица казалась бесконечной, время вязким и зыбучим, мозг был на грани помешательства, поэтому я не сразу заметил, что в просвет между домами уже видно дамбу и красные предупреждающие огни на ней.

    Этот вид придал мне сил, и я снова побежал. Когда мне удалось добраться до пропускного пункта, электронные часы на входе показывали "23:56". Я пролетел первую рамку, но перед второй со всего разбегу наткнулся на выставленный военным приклад автомата. Из меня будто вышибли весь воздух. Коробка покатилась вперед, я упал на задницу и несколько секунд не понимал, на каком свете нахожусь.

    - Куда это мы так торопимся? - раздался голос сверху.

    У военного было одутловатое бледное лицо, его голова в каске закрывала лампы освещения, и снизу он показался мне очень похожим на упыря с красными обветренными губами. Ему было скучно, а после начала комендантского часа каждый раз становилось еще скучнее. Я был последним развлечением на этот день. Ему было плевать, кто я и что я, он не испытывал ко мне ненависти - и это было самым страшным.

    - Что внутри? - он отошел от меня и небрежно пнул тяжелым сапогом отлетевшую коробку.

    В этот момент за второй рамкой я увидел обеспокоенное лицо Фрэя. Видимо, устал ждать и гадать, почему меня так долго нет, и вышел к пропускному пункту.

    - Скоро комендантский час, - просипел я. - Мне нужно на ту сторону, пожалуйста.

    Свой собственный голос показался мне жалким и отвратительным.

    - Вилли, сканер не взял его коробку, картинки нет! Но датчики не среагировали - значит, все нормально! - крикнул второй военный, дежуривший у монитора.

    Вилли досадливо поморщился и снова повернулся ко мне:

    - Что в коробке, крысеныш? Будем вскрывать?

    Сейчас мне было плевать посылку - часы показывали "23:58".

    Он поднял коробку, поставил на стол и вынул нож из ножен, закрепленных на ноге. Плевать на коробку. Я встал на ноги и уже собирался пойти по направлению к рамке, как раздался голос Фрэя с той стороны:

    - Это ингалятор для моего брата! Его нельзя вскрывать, там все стерильно!!

    Если бы не вся эта ситуация, думаю, я бы оценил степень драматизма в его голосе. Но...

    "23:59"

    - Вилли, пусть валит, нам еще к проверке готовиться! - человек у монитора тоже начинал нервничать. Упырь недовольно причмокнул кровавыми губами, но снял коробку со стола и резким движением пихнул ее мне в руки, так что угол врезался в живот. На глазах выступили слезы. Не помня себя от радости, я подхватил свой проклятый груз и помчался ко второй рамке. На бегу споткнулся о ее невысокий порог и влетел на территорию резервации рыбкой, далеко вперед на вытянутых руках выставив ношу.

    "00:00"

    Над Стиксом прокатился протяжный гудок. Скрипнули механизмы, со стоном поползли железные двери, закрывающие проход, охранники заблокировали вертушки.

    Я все еще лежал. Фрэй устало сел рядом со мной. Не знаю, чьи это были эмоции, его или мои, но я впервые за многие годы услышал свой собственный смех. Он вырывался из груди точно с таким же скрежетом, как только что работали механизмы, закрывающие ворота. Фрэй смеялся вместе со мной.

    Из-за этого засранца, подрядившего меня на какую-то полукриминальную работу, я сейчас серьезно рисковал. И все же он искренне переживал за меня, за меня, а не за эту проклятую коробку - а в таком случае можно было простить многое.

    Глава 5. Миражи на воде

    Проводив забавных сестриц до пропускного пункта, я отправился в корейский переулок. Приготовленная незваными гостьями "паста из топора" разожгла во мне аппетит, и сейчас настойчиво требовала продолжения банкета.

    Корейский переулок, можно сказать, тоже был детищем Фрэя. Это он предложил корейской фирме по производству мобильных телефонов, искавшей для своего завода место поближе к рынку сбыта, выкупить за гроши здание в резервации. Дешевая рабочая сила делала себестоимость продукции едва ли не меньше, чем выходило бы в Корее или в Китае. Доставка до потребителя практически не требовалась. Единственной и самой существенной проблемой была безопасность, но ее Фрэй гарантировал. За определенную плату, конечно...

    Корейцы согласились. И уже через несколько недель к ужасу военных сквозь пропускной пункт потекли грузовики с оборудованием. Каждый был тщательно досмотрен и не менее тщательно проклят. Завод запустили в считанные месяцы. Резервация получила дополнительные рабочие места и, казалось, вздохнула немного свободнее, отгоняя от себя самый древний и самый страшный кошмар - видение голода.

    Рядом с заводом и выросло то поселение, которое все сейчас называют корейским переулком. Здесь обосновались менеджеры и техники, приехавшие, чтобы запустить производство - все, как на подбор, крепкие парни, владевшие какими-нибудь боевыми искусствами, а иногда и не одним. За год, проведенный в резервации, владельцы завода платили столько, сколько им никогда было не заработать в Корее. Этот квартал сильно отличался от остальных: кое-где можно было увидеть надписи на хангыле, купить в мелкой лавке на углу кимчи, соджу, а также еще с десяток неизвестных мне блюд и напитков - потому что за менеджерами и техниками сюда потянулись семьи, а иногда и совершенно посторонний странный народ.

    Я был частым гостем в корейском переулке. Как-то так получилось, что Фрэю некогда было заниматься нуждами этих людей, и он сплавил все общение с ними на меня, хоть я и не самая подходящая кандидатура для переговоров. Но корейцы мне нравились: несмотря на то, что многие находились в резервации не один год, они коренным образом отличались от местных обитателей. Это невозможно объяснить словами, но уже достаточно того, что я проводил тут гораздо больше времени, чем мог себе раньше вообразить.

    В маленькой забегаловке, которую местные называли чем-то вроде квакающего слова «сагува» - что, судя по рисунку на вывеске, переводилось как «яблоко» - меня встретило круглое улыбающееся лицо Ён А.

    - Здравствуй, Инк. Ты сегодня рано, - она говорила с сильным акцентом, но от этого ее речь звучала мягко, темные глаза смотрели приветливо. Ей за тридцать, но, как и многие кореянки, она выглядела значительно моложе.

    - Доброе утро, нуна.

    - Джэджун еще не ушел на завод, сейчас спустится, - ни о чем не спрашивая, она по привычке начала выставлять передо мной тарелки и пиалки, наполненные корейскими закусками или, иногда как дань уважения, чем-то более европейским.

    Ён А приехала в резервацию вслед за братом. На родине осталась большая семья, которую они должны были кормить. Особая зона сама по себе небезопасна, а для женщины она небезопасна вдвойне, но кореянку, казалось, это нисколько не беспокоило. Каждому здесь она стала матерью, дочерью, сестрой, и каждый был готов за нее перегрызть глотку. Да что там...если, не дай Бог, что-то случится с Ён А, я первый возьмусь за оружие.

    - Привет, давно тебя не было видно, - это спустился Джэджун.

    - Доброе утро, хён.

    В отличие от сестры, он говорил практически без акцента, только иногда вставляя в свою речь корейские слова. Но это скорее от желания их услышать, чем из-за того, что не может подобрать аналог на чужом языке. Кореец уселся напротив меня, лицо его на секунду заострилось и приобрело хищное выражение:

    - Что у вас там происходит? - голос был обманчиво мягок и обволакивающ.

    - Монаха убили. Я пришел сказать, чтобы вы были наготове.

    - У Монаха был запад, мы же находимся на территории Фрэя. Чего нам опасаться?

    - То, что сдерживал Монах, без него может хлынуть к нам.

    Глаза Джэджуна стали похожи на две щели, заполненные тьмой. И он, и я знали, что, в первую очередь, речь идет о китайцах.

    - У нас с Фрэем договоренность...

    - Я знаю, поэтому и говорю: будьте настороже, не пропустите момент, чтобы мы успели вам вовремя помочь.

    - Арассо, - слово было очень похоже на «хорошо» и, судя по всему, в данном случае несло то же смысловое значение. - Кумао.

    - О чем вы тут шепчетесь? - Ён А поставила передо мной дымящуюся кружку с кофе. - Что-то случилось?

    - А-ни, кэнчана. Инк всего лишь слишком сильно переживает за нас, нуним, - кореец развалился на стуле с видом полнейшей беспечности.

    - Инк всегда слишком много переживает, поэтому так рано седеет, - она потрепала меня по давно не стриженым волосам, а затем снова повернулась к брату. - Я тебе уже говорила, не носить эти шмотки, они пугают людей. Ты похож на военного!

    Джэджун осмотрел свою милитаристскую одежду цвета хаки, снабженную множеством металлических заклепок и кожаных ремешков:

    - Аджума, вы ничего не понимаете в молодежной моде, - ухмылка была дерзкой.

    - Какая я тебе аджума! - Ён А подхватила полотенце со спинки стула и с размаху опустила его на насмешника. - Где ты тут увидел аджуму?!!

    - Все-все, прости! Я только пошутил!

    - Нага! - глаза кореянки метали молнии, указательный палец указывал на дверь. - Палли! Нага!

    - Нууунааа, - жалобно протянул Джэджун, понимая, что теперь рискует остаться без завтрака.

    Звонок Фрэя застал меня как раз на выходе из корейского переулка. Странно для него не спать в такую рань, обычно его день начинается ближе к вечеру. Еще страннее было то, что он попросил встретиться около здания заброшенной школы.

    Фрэй бродил по обломкам стен левого, полностью разрушенного крыла, ловко прыгая с одного кирпича на другой, словно ребенок, который по недосмотру родителей попал на стройку. Длинный красный хвост змеился за ним, как китайская лента. В нескольких шагах от него бесстрастной глыбой стоял Манос - грек был погружен в себя, но это не значит, что он не следил за малейшими изменениями окружающей обстановки. Ну что ж, по крайней мере у друга хватает благоразумия, чтобы не ходить по резервации без своих силовиков.

    Увидев меня, он махнул рукой. Я с трудом отодвинул скрипящую створку калитки. И что ему здесь понадобилось?

    - Что ты об этом думаешь? - Фрэй спрыгнул с очередного высокого обломка, приземлившись на ноги мягко, словно кот, и развел руками.

    - О чем, об этом? - я оглянулся вокруг.

    - Я собираюсь восстановить школу, - он сверкнул хрустальными глазами, словно только что посвятил меня в свои планы по завоеванию мира.

    - Зачем?

    - А затем, что четверть резервации неграмотна, а половина из тех, кто грамотен, не окончила и девяти классов. Я и о тебе тоже это говорю, - его палец уперся мне в грудь.

    - Им не нужно образование здесь.

    - Ошибаешься. Нужно, если хотят жить по-человечески. Корейские мобильники - это только первая ласточка. Более крупным птицам, которые могут прилететь за ней, понадобится и более подготовленная рабочая сила, - Фрэй щелкнул меня по лбу, так что я даже вздрогнул от неожиданности, так загипнотизировали меня его слова.

    - Сейчас не самое подходящее время для этого.

    - А когда будет подходящее? Ты вообще помнишь, чтобы в резервации было подходящее время для чего-то?

    - На меня вчера напали.

    - Кто? Из западной?

    - Не знаю. Не думаю. Их было двое, как и тогда перед «Буддой», все в черном.

    Фрэй задумался.

    - Ты переезжаешь ко мне, - сказал он, наконец, голосом не терпящим возражений. - Я пошлю кого-нибудь за твоими вещами. И ты займешься школой.

    Этот неожиданный конец заставил меня проглотить возражения по поводу переезда.

    - Фрэй!

    - Я так решил.

    Он развернулся, подал сигнал рукой Маносу и вышел с территории школы.

    Я остался наедине с полуразрушенным зданием, которое пялило на меня провалы окон, и будто беззвучно кричало проемом снятой с петель двустворчатой двери над еще не рассыпавшимся крыльцом. Есть ли во всем этом смысл? Даже если мы восстановим здание (а я уверен, Фрэй не останется в стороне и надавит на коменданта резервации), кто будет здесь учить? И кто учиться? Я не понимал его, а он не стремился ничего объяснять - просто, как опытный машинист, дергал за нужные рычаги, чтобы состав двигался вперед. Я был рычагом. Одним из сотни.

    Сейчас я не нуждаюсь в деньгах - «Плутоник» приносит мне их больше, чем достаточно. Но вы будете смеяться, потому что у меня есть подработка на материке. Ну как подработка, скорее даже хобби, чем работа. Деньги за нее капают мне на счет, но я никогда не проверял, сколько их там. Если хозяин однажды решит вообще мне не платить, боюсь, что я этого даже не замечу. Фрэй шутит, что меня потянуло на благотворительность, а на самом деле мне просто нечем себя занять, некуда деть так внезапно образовавшуюся свободу.

    Итак, несколько раз в неделю я работал в небольшой букинистической лавке недалеко от резервации, хозяин которой был немного чудаковатым человеком. Подозреваю, что он, как и я, не нуждался в деньгах, ему нравилась сама идея и атмосфера места. Прибыль магазина была мизерной и, сомневаюсь, что она каждый месяц покрывала расходы на его содержание. Но иногда он выручал значительные суммы, перепродавая редкие коллекционные издания. Собственно, именно из-за частых отлучек, связанных с охотой на эти самые издания, ему и понадобился работник в магазине. Помимо всего прочего хозяин был членом молодого, но уже изрядно нашумевшего движения за свободу и равенство, которое, в том числе, выступало против содержания людей в резервациях. ДзСРовцы были изобретательны в своих выступлениях и акциях, но пока их голос тонул в потоке негативной информации о бесчинствующих преступных группировках в резервации, которую СМИ выливали на головы обывателей. К счастью, деятельность членов движения не ограничивалась пышными речами: они кормили бомжей на набережной, устраивали публичные чтения, медицинские осмотры и санитарные профилактики, а самые отчаянные брали обитателей резервации к себе на работу.

    Вот так я и оказался в этом магазине.

    Хотите сказать, что я отнял кусок хлеба у какого-то голодного бродяги? Вряд ли. Хозяин магазинчика не желал видеть за прилавком невежду, ни разу в жизни не державшего в руках книги, а собеседование на должность могло бы поспорить в сложности с экзаменом по литературе при поступлении в колледж. В общем, работайте, господа из резервации, ни в чем себе не отказывайте. Может, не так уж и нелепа идея Фрэя со школой?

    В лавке чаще всего было тихо. Редкие посетители больше рассматривали книги и ничего не покупали. Иногда заходили старики или типы с бегающими глазами и предлагали купить у них «редкую» или «старую» книжку. Я уже достаточно смыслил в этом деле, чтобы решить, что брать, а что нет, хотя по первости мне частенько влетало от хозяина за то, что я скупал неликвид. Иногда могло пройти полдня, прежде чем зазвонит колокольчик над дверью или даже просто кто-то пройдет мимо темных, будто закопченных временем, окон. На такие случаи в углу стоял старый диван - выцветший монстр неопределенного цвета, на котором, тем не менее, было вполне комфортно вздремнуть.

    Здесь по-особенному пахло, по-особенному рассеивался и ложился свет, и время текло тоже как-то особенно: вроде бы обманчиво неспешно, но словно один миг. Часто мне казалось, что когда большие напольные часы в очередной раз пробьют пять, то в дверь деликатно постучат и в помещение войдет настоящая английская экономка, чтобы предложить мне традиционного чаю.

    А если я работал по средам, то весь день проводил в ожидании одного покупателя. Хотя она чаще не приходила, чем приходила...

    Вечером я первым делом решил зайти в свою квартиру, чтобы проверить, может быть, оттуда еще не успели вынести все вещи по указке Фрэя. Несмотря на последние события жить в общем доме не хотелось.

    Уже перед самой дверью меня посетило неприятное предчувствие - наверняка, сейчас наткнусь на полупустое пространство.

    Я повернул ключ в замке и вошел - дверь как-то странно щелкнула. Никогда не замечал за ней такого. Может быть просел проем? Все вещи были на своих местах, и в тоже время не покидало ощущение, что совсем недавно здесь кто-то был.

    Я прошел из комнаты на кухню, попутно набирая номер Фрэя:

    - Ты присылал ко мне кого-нибудь?

    - Только что сказал Пузику, но он не успел бы добраться. Инк, у тебя все в порядке? - великий просветитель забеспокоился.

    - Пока не знаю. Потом перезвоню.

    Я кружил по квартире, не понимая, что со мной. Затем заставил себя остановиться, глубоко вдохнуть и выдохнуть, замереть.

    Либо у меня галлюцинации, либо слышны слабые частые щелчки, как тиканье часов, только быстрее - не секунды.

    Я бросился к выходу, из-за волнения едва совладал с замком, распахнул железную дверь и тут же столкнулся с кем-то на входе, от неожиданности даже не успев вовремя перейти в боевую стойку.

    На меня таращились круглые от испуга глаза вчерашних знакомых.

    - А мы тебе пирожков принесли, - пролепетала Додо неуверенно.

    - Быстро вниз! Шевелитесь! - я с трудом вытолкнул обеих девиц на улицу.

    Как раз в этот момент наверху рвануло. Посыпались стекла с остатками жалюзи, и из моего окна повалил сизый дым.

    - Вот и угостили человека пирожками, - мрачно резюмировала Рыба.

    Глава 6. Ловля мальков

    После того случая с коробкой Фрэй если и предлагал мне что-то доставить, то это было нечто невинное, вроде покупки определенной марки сигарет, не продававшейся в резервации, и столь же малооплачиваемое.

    Я потихоньку начинал узнавать своих соседей по общежитию и товарищей по несчастью. Поначалу они меня не очень интересовали, и я скорее стремился закрыться от них и их эмоций, но все равно довольно быстро обрывки информации сложились в целостную картинку. Что-то они рассказывали сами, а то, чего не хотели рассказывать, я видел во внезапных вспышках видений. Чаще всего это были эмоционально-яркие, но очень негативные события.

    Жаба был евреем, впрочем, его внешность с самого начала не оставляла в этом сомнений. На самом деле его звали Иосиф. Очень застенчивый, очень робкий, он постоянно пытался спрятаться от всего за нашими спинами. Даже за моей, хоть я тоже не бог весть какой смельчак и доставал ему в ту пору едва ли до локтя. Вопреки убеждению, что родственники быстро забывают оказавшихся в резервации, каждую неделю на пропускном пункте появлялась полная женщина с корзиной еды - мать Иосифа. Она всегда плакала, но никогда не заходила в саму резервацию: некоторые стереотипы так легко не разбивались. Именно из-за ее корзин Жаба получил свое прозвище. Не то чтобы он не делился каждый раз с нами, но, по мнению Го, делился недостаточно много и недостаточно охотно.

    Спросите, за что попал в резервацию этот тихий еврейский мальчик? Пожалуй, пока что этот рассказ я оставлю при себе, тем более, что ответ на ваш вопрос я тоже узнал далеко не сразу. Зато эффектно - с этим не поспоришь.

    Взамен лучше расскажу, за что в резервацию попал Го. У него был довольно редкий дар, можно сказать, идущий в ногу со временем. Ему подчинялась техника. Я не знал, как он это делает, да и он сам толком не понимал. Он мог починить часы одним прикосновением или точно так же завести машину без ключа, заставить автомат выдать банку газировки без денег. К несчастью (или к счастью) в резервации практически не было машин, не говоря уж о торговых автоматах. При должном обучении Го мог бы стать страшным оружием, и господа из комиссии по угрожающим здоровью нации отклонениям, ни за что не упекли бы его в резервацию, если бы не одно но... При первой же встрече Го набил морду инспектору. Я каждый раз невольно улыбаюсь, представляя эту картину - улыбка получается нехорошая. Может, мне тоже стоило подраться с Николаем - боевого духа во мне нет ни капли, но, да, это принесло бы мне огромное моральное удовлетворение.

    В общем, комиссия просто побоялась связываться с Го - малолетний правонарушитель, в свои шестнадцать уже покрытый с ног до головы татуировками, главарь подростковой мотоциклетной банды, вспыльчивый и агрессивный - он мог создать больше проблем, чем принести пользы. Весы качнулись не в ту сторону.

    Из родственников на материке у Го остался только пьяница-отец. Однажды я видел его на пропускном пункте. Он едва стоял на ногах, и, судя по всему, язык у него заплетался точно также, как и конечности. Он не замечал, что сын, к которому он пришел по пьяному угару, стоит напротив бледный, как мел, и едва себя сдерживает. В тот единственный раз Го сунул старику в карман свои последние деньги и едва ли не силой вытолкнул его с территории. Может быть, никто не замечал этого за его привычкой материться как сапожник, задевать и подначивать каждого, чуть что, кидаться на людей с кулаками, но он стыдился, стыдился самого себя. Потому что очень отчетливо понимал, как сильно отличается от нас - детей выросших в тепличных условиях. Даже я, детдомовец, не представлял себе, что такое улица, даже я получил хоть какое-то образование, что уж говорить о Жабе, и тем более о Фрэе - золотом мальчике.

    Отец Фрэя был видным политиком, главой партии, несколько раз участвовал в президентских выборах, но все как-то не срасталось. Мать - светская львица с какими-то аристократическими корнями, которые уходили так глубоко, что к ней постоянно обращались исторические музеи с просьбой выкупить что-нибудь из семейных реликвий. И Фрэй, предпочитающий урокам игры на рояле ударную установку, вставивший несколько серег в ухо и, бог весть, куда еще, не вылезающий из тяжелых армейских ботинок, вместо того, чтобы носить дизайнерскую обувь. Обычная необычная семья.

    Ничего странного во Фрэе не было, разве что чуть более развитая реакция, да гипнотизирующие глаза, так завораживающе преломляющие свет, что, казалось, светятся изнутри, как хрусталь под лампой. Не было ничего странного до тех пор, пока папаша Фрэя не перешел дорогу не в том месте и не тому человеку. Его припугнули - он не поверил. И тогда на подростка обратили внимание: внешне никаких отклонений выявить не удалось, но глаза, как косвенный признак «сбоя в цепочке», говорили о том, что есть что искать. Кровь Фрэя отправили на анализ ДНК, который дал положительные результат - латентные способности. Они могли никогда не проявиться, могли быть совершенно безобидными, но они существовали. Силы, раскручивавшие государственную машину, не пожелали ее остановить - им нужно было вывести из игры нежелательную фигуру.

    Фрэя определили в резервацию на самый строгий режим, хотя данной ситуации он вполне мог получить право выходить на материк точно также, как и я. Отца Фрэя сначала вежливо и ненавязчиво оттеснили с поста главы партии, потом, когда он выпустил из рук вожжи, и вовсе «попросили» выйти из нее: человек, сын которого находится в резервации, не должен портить лицо всему движению.

    Мать Фрэя сначала навещала его, потом стала появляться все реже, пока не пропала. Фрэй говорил, что это наверняка произошло под влиянием отца, что они не хотят иметь ничего общего с ним.

    Я сказал, что этого быть не может.

    - Знаешь, еще в детском саду, - ответил мне он, - нас всей группой возили в зоопарк. Там я впервые увидел пингвинов. Они были такие неуклюжие на земле в своих фраках, переваливались с лапы на лапу, скользили на животе, но стоило им нырнуть в воду, как начинали двигаться с такой быстротой, плавностью и изяществом, что я был в восторге. Когда мы вернулись домой, я заявил матери, что, когда вырасту, хочу стать пингвином. Она долго и весело смеялась, а затем как хорошую шутку рассказала в присутствии гостей и отца на одном из своих вечеров. Ты бы видел, как заходили его желваки и побагровела шея! При гостях он сдержался, но позже вечером так орал на нас с матерью, что посуда звенела в буфете. Мы что, хотели выставить его дураком? Разве его сын идиот, чтобы мечтать стать пингвином? Она плохо занимается с ребенком! Он должен планировать карьеру юриста, адвоката или, на худой конец, врача. Отец тряс меня за плечи и орал в лицо «юристом, ты меня слышишь?!».

    После этого рассказа Фрэй как-то неловко и невесело рассмеялся.

    - Теперь он бы, наверно, предпочел, чтобы его сын стал пингвином, чем оказался в резервации. Такой удар по имиджу и карьере.

    И все же отец провожал Фрэя до пропускного пункта, когда того переправляли в резервацию. Однажды я случайно подглядел эту сцену через эмоции друга. Мне до сих пор вспоминается последний взгляд этого человека: не хотелось бы ошибиться, но в нем была вина, много вины.

    Мы были очень разными и такими похожими. Когда мы собирались в одной комнате, не обходилось без потасовок и ругани. Го задирал всех, но это в его характере. Особенно цеплялся к Жабе - казалось, он едва переваривал этого тихоню. Иосиф сносил все стоически, но за столь мученические взгляды даже мне иногда хотелось его побить. Поведение Фрэя всегда зависело от настроения, а настроение подростка имело необыкновенную амплитуду. Если он был не в духе, то сыпал язвительными фразами и умудрялся задеть любого, в другое время становился настолько приторно добрым, что от одного вида выворачивало наизнанку. Иногда же казался как будто бы пьяным: балагурил, шутил и все норовил поговорить за жизнь, но у меня всегда создавалось впечатление, что это всего лишь игра на публику, и настоящего Фрэя мы никогда не видели, а, возможно, никогда и не увидим.

    Я старался держаться в стороне от них, но это не очень получалось. Как-то само собой они втянули меня в свой круг: я ругался и дрался с Го, шпынял Жабу, дурачился и пререкался с Фрэем - но что бы между нами не происходило, если возникала внешняя угроза, мы разбирались с ней вместе. А угроз в общежитии, наполненном озлобленными подростками, было предостаточно.

    -...а он мне говорит, гони бабки! - твердая «р» катилась по всей нашей небольшой комнате. - А я ему, смотри не подавись. Жирно будет. И сразу так ррраз захват под кадык.

    Го тут же продемонстрировал прием на Жабе, который начал хрипеть и скрести руками по локтю рассказчика.

    - Он зенки из орбит выпучил, ну прям как Жаба сейчас. А я не отпускаю, и крепче затягиваю - пусть помучается гад.

    Я испугался, что Го действительно сейчас покрепче прижмет Иосифа - последний и так уже находился на грани потери сознания (от его ощущений даже у меня немного плыл мир перед глазами).

    - Хватит, задушишь, - наконец, я решил вмешаться.

    Го выпустил уже багровеющего Жабу и тут же повернулся ко мне:

    - Что, жалко стало, да? - обманный удар кулака, нацеленный в живот.

    Я отскочил вовремя. После этого он обычно пинал по ноге, на которую переносишь вес, уклоняясь, и ты бесформенным кулем валился на землю. Я не только уклонился, но и поймал его ногу в развороте для удара.

    - Шпана! - заверещал Го. - Что, мелкий, слишком борзый стал, да?

    Продолжение могло быть самым непредсказуемым, если бы в этот момент в комнату не ворвался Фрэй:

    - Собирайтесь, быстро! Хорошая шабашка наклюнулась!

    - Я больше не стану чистить сортиры в комендантской, - окрысился Го, между тем как Жаба послушно натягивал носки и ботинки.

    - Забудь про сортиры. Сейчас в порт причалит баржа, надо ее быстро разгрузить. По пятихатке на нос!

    Байкер заткнулся и тоже стал натягивать ботинки.

    - Что за баржа? - с сомнением спросил я. Мероприятия Фрэя с недавних пор вызывали у меня подозрения. - Сейчас почти половина двенадцатого.

    - Ты думаешь, мне все доложили? Наша задача разгрузить и получить деньги. С остальным пускай разбираются сами.

    - Кто разбирается?

    - Эй, цыплячья грудка, закрой клюв и пошевеливай окорочками, - Го наподдал мне пинка, гоня к выходу. А Фрэй так и не ответил.

    Порт в резервации и портом то назвать трудно - единственная ржавая пристань гнила без дела, в темноте был слышен вялый плеск воды, да повсюду преследовал специфический тухловатый запах. Стикс давно уже перестал быть судоходным: река обмелела, и корабли с большим водоизмещением уже не могли по нему пройти. Дамба стала не нужна: половина ее шлюзов была открыта, город рад бы был открыть и вторую половину, но, судя по всему, они настолько проржавели, что механизм заело и створки не поднимались. Кое-какое движение еще продолжалось по обводному каналу, но это в основном были частные легкие моторные лодки, которые к резервации не приближались: во-первых, без спецразрешения причаливать нельзя - могут и огонь открыть с вышек; а во-вторых, просто небезопасно.

    Если бы я знал об этом тогда... впрочем, Фрэй наверняка догадывался. У меня же кроме позднего времени, сам факт причаливания баржи к пристани в резервации не вызывал вопросов.

    На причале нас встретил низенький сгорбленный китаец в черном непромокаемом плаще. Его глаза недобро блестели из-под низко надвинутого капюшона, в руках он держал фонарь, но не включал его, хотя вокруг стоял непроглядный мрак: слабый свет окон виднелся только с той стороны Стикса. При нашем появлении он прижал короткий палец к губам и прошептал:

    - Тихо стоять. Ждать.

    Над водой пролетел протяжный гудок начала комендантского часа. У меня от этого глубокого звука все переворачивалось внутри. Я начал ломать руки и переминаться с ноги на ногу, пока не понял, что это не мое волнение и страх, а эмоции китайца. Азиат трусил до того, что в любой момент был готов сорваться с места и бежать.

    Со стороны реки раздался тихий свист. Китаец вздрогнул всем телом, а затем трясущимися руками три раза включил и выключил фонарик. Мигнул ответный огонёк, и тут же донесся плеск воды.

    «Баржа» точно так же мало напоминала баржу, как и порт мало напоминал порт. Большая плоская лодка была настолько тяжело загружена какими-то ящиками, что вода поднималась ей едва ли не до середины облупленного борта. На носу стоял невысокий человек с фонарем, еще один, похоже, находился в рубке - вот и вся команда.

    Наш китаец засуетился на берегу:

    - Быстро разгружать. Торопиться. Не мешкать, - он почти готов был столкнуть нас в воду, чтобы мы плыли навстречу кораблю. Необходимость торопиться приводила его в панику, он оглядывался все чаще и дрожал.

    Как только лодка причалила, мы получили каждый по толчку в спину, так что Жаба едва не полетел вниз со скользких шатких мостков. Человек на носу лодки тоже оказался китайцем, он что-то быстро и возбужденно лопотал на своем языке, потом зашипел на нас:

    - Зиво! Зиво!

    Второй китаец из рубки уже отвязывал ремни, которыми крепились деревянные ящики на палубе.

    - Куда нести-то? - спросил Го, примериваясь к грузу.

    Азиаты дружно на него зашикали. Тот, что с лодки, ударил его по затылку и начал тихо монотонно ругаться на своем наречии. Го хотел ответить на оплеуху, но Фрэй удержал его за локти.

    - На причал складывать. Тихо. Быстро. Потом ждать машину, - забормотал наш китаец, попутно кланяясь хозяину лодки и, судя по всему, извиняясь.

    К счастью, ящики были компактными, хотя и довольно тяжелыми, так что даже я мог в одиночку дотащить один до пристани. Жаба брал по два ящика, прижимал их длинными ручищами к бокам и, неуклюже покачиваясь, переваливался через мостки. Китайцы на него постоянно шипели, чтобы он был осторожнее. В ящиках, судя по всему, было что-то металлическое. Они брякали, когда их опускали на пристань, но я не хотел задумываться, что именно там, как будто мои мысли могли быть слишком громкими и привлечь чье-нибудь внимание.

    Как только груз был переправлен на берег, лодка отчалила с той же скоростью, с какой и появилась. Образовалась утомительная тишина, только где-то плаксиво и отчаянно выла собака. Китаец был бледен и выглядел не лучше привидения в своем черном плаще-непромокайке. Его пульс стучал у меня в горле. Машина все не появлялась.

    Наконец, послышался звук мотора, мигнули две фары, затем еще две и третья одиночная, судя по всему, от мотоцикла. При виде второй пары фар китаец как-то жалобно не то всхлипнул, не то застонал, сорвался с места и побежал вдоль пристани.

    Мы вчетвером переглянулись.

    - Бежим! Все врассыпную! - неестественным голосом крикнул Фрэй.

    Из машин вышли какие-то люди, послышался собачий лай, затем короткая команда:

    - Никта, Эреб взять его!

    Топот собачьих лап удалялся вдоль набережной туда, куда припустил китаец.

    Я бежал в другом направлении. Бегун из меня никакой, оставалась только надежда, что удастся затеряться в кварталах.

    Сначала мне показалось, что за мной никого, но затем сзади накатила волна охотничьего азарта - бесшабашная, жадная и жестокая. Я оглянулся, чувствуя, как ноги становятся слабыми и ватными. За мной бежал темнокожий подросток примерно одного возраста с Фрэем, позади него развевались длинные косички, перетянутые яркими разноцветными резинками, которые только что не светились в темноте. Все это мелькнуло перед моими глазами за секунду, и я снова повернул голову вперед.

    Он меня догонит. Конечно, он меня догонит. Только пожилой астматик не догнал бы. На миг я ясно увидел, как преследователь сбивает меня с ног, и мое тело катится по грязи. Сам не понимая, что делаю, я вильнул в сторону. Позади споткнулся и заругался парень с косичками. Освещение в проулке было скудным, но в какой-то момент я понял, что весь мой бег на пределе легких бесполезен - впереди маячила глухая стена тупика.

    Доведенный до отчаяния, едва не плача, я на бегу подхватил какую-то коробку с мусором, стоявшую у стены, и, развернувшись, бросил в своего преследователя. В этот миг парень, словно гуттаперчевый, подпрыгнул вверх, перелетел через коробку, ухватился руками за штангу, на которой раньше, судя по всему, должен был крепиться уличный фонарь, и со всего размаха ударил мне ботинками в грудь. Я упал навзничь и некоторое время не мог дышать. Грудная клетка болела, словно мне только что сломали все ребра.

    Темнокожий спрыгнул рядом, рывком за шиворот поднял меня на ноги - с его ростом это было не трудно - и молча потащил за собой обратно к пристани. Воротник впивался в горло прямо под кадык, мешая и без того затрудненному дыханию. Я не мог и не хотел больше сопротивляться. Бежать было некуда.

    Из подворотни с лаем вынырнули две собаки - необычно крупные доберманы с окровавленными мордами. Значит, вот как кончил китаец. Я не чувствовал ни злорадства, ни удовлетворения. Возможно, меня ждет та же судьба. Парень с африканскими косичками свободной рукой потрепал собак по холке - животные издали какие-то щенячьи звуки, не вязавшиеся с кровью, что до сих пор капала со смертельных пастей.

    Всю дорогу псы рычали на меня, один даже попытался укусить за ногу, но, получив грозный оклик: «Эреб, фу!», - униженно заскулил и больше ко мне не подходил.

    Открывшийся вид пристани ясно давал понять, что убежать не удалось не только мне. Жаба валялся на мостовой грязным подвывающим кульком, по лицу его текли крупные слёзы, смешиваясь с кровью, струящейся из разбитого носа. Мои ребра заныли еще сильнее, проецируя на себя вдобавок и чужую боль.

    Го стоял на коленях в неестественно позе с вытянутой шеей, потому что стоило расслабиться - и дело обернется удушьем: под подбородок ему упирался длинный металлический шест, который казался игрушкой в руках высокого головореза с лысым черепом.

    А в самом центре небольшой площадки кружили несколько человек, не решаясь подойти к Фрэю, на лице которого появилась гримаса затравленного зверя. В руке он держал неизвестно откуда взявшийся нож. Я заметил, что на руках и даже мордах окруживших его людей виднелись кровоточащие порезы. Лучше бы не сопротивлялся, они убьют его прямо здесь - это читалось в эмоциях, которые образовали грязную смердящую воронку. Она раскручивалась все сильнее и сильнее, и каждый раз, когда край ее касался меня, хотелось выплюнуть свои внутренности на мостовую. Только не надо тащить меня туда к ним: если я буду в эпицентре, то не выдержу!

    К счастью, чернокожий парень, лишь покрепче ухватил меня за шиворот, но приближаться не спешил, дожидаясь окончательной развязки событий.

    Внезапно умолк двигатель первой из подъехавших на набережную машин - массивного внедорожника. Дверь распахнулась и оттуда высунулась нога в остроносом светлом ботинке и еще более светлых брюках. Затем показалась белая шляпа и, наконец, весь человек, одетый в этот едва ли не комичный для резервации костюм. Сначала его лица не было видно - он слегка наклонил голову, чтобы прикурить сигарету. Затем я рассмотрел высокий выпуклый лоб, тяжелые надбровные дуги, из-под которых блестели маленькие темные глаза - неприятные, словно две просверленные дырки. Помимо светлого костюма на странном человеке был шелковый жилет и замысловато повязанный шейный платок. Казалось, он сошел сюда с совершенно другой картинки - клоун, шут, паяц. Он не ступит и шагу, как покроется грязью, пылью и отбросами резервации.

    В темноте затлел огонёк сигареты. Дым, потянувший в мою сторону, был приторно-сладким. Человек оглядел пристань, и я почувствовал, что каждого, на кого попадал его взгляд, будто бы придавливало к земле.

    - Аарон, сдай своего питомца Канцлеру, а сам разберись с нашим несговорчивым другом, - наконец сказал он шелестящим, словно сухие листья, голосом.

    Лысый, державший Го, резко убрал свой шест и толкнул парня к белобрысому толстяку с фигурно выбритой бородкой. Тот, кого назвали Аароном, направился прямо к Фрэю упругой, уверенной походкой, на ходу еще больше раздвигая шест, который, судя по всему, имел конструкцию, схожую с подзорной трубой.

    Бандиты вокруг Фрэя тут же расступились и попятились. Аарону хватило всего одного взмаха - тупой конец шеста ударил прямо в солнечное сплетение моему другу. Тот выронил нож и согнулся пополам, его тут же подхватили под руки двое молодчиков, а остальные стали наносить беспорядочные удары. Лысый поморщился, но ничего не сказал.

    - Хватит! - Снова человек в пижонском костюме, но на этот раз звук не имел ничего общего с шелестом. Сотни острых раскаленных игл были в его голосе. Они впивались в мозг только лишь при мысли о том, чтобы ему не подчиниться. - Вы попортите ему лицо.

    Вместо того чтобы бросить окурок на землю, он вынул из внутреннего кармана пиджака переносную пепельницу и, оттопырив мизинец, запихнул туда бычок. Затем приблизился к Фрэю. Ему дали дорогу, но совсем не так, как только что Аарону, а униженно, боязливо.

    Человек в светлом костюме кончиками пальцев приподнял лицо Фрэя, повертел из стороны в сторону, затем опустил, не обращая внимания на прожигающую ненависть в хрустальных глазах.

    - Да, нельзя тебе пока на тот свет. Ангелы будут рыдать от зависти, увидев твое лицо, - он снял с себя шляпу, продемонстрировав высокие залысины, и надел ее на голову Фрэю. - И не надо на меня так смотреть. Красота не имеет пола.

    В этот момент Го укусил за руку толстяка, державшего его, вывернулся прямо под носом этой неповоротливой туши и припустил в сторону припаркованных машин.

    Человек в костюме захохотал, обнажая ровные белые зубы:

    - Ату его! Ату!

    Действительно, головорезы, как свора собак, кинулись вдогонку, но было уже поздно - Го добежал до мотоцикла. Двигатель завелся, стоило только байкеру прикоснуться к машине. Он тут же вскочил в седло и тронулся с места.

    Бывший байкер направлял мотоцикл прямо на банду, словно намереваясь разрезать ее пополам. Я и раньше замечал, что иногда у него случались неконтролируемые приступы ярости: в таком состоянии он не мог трезво принимать решения, на глаза будто падала багровая пелена - оставалось только стремление к разрушению. Возможно, эта ярость была сродни безумию берсерков в бою. Вот и сейчас вместо того, чтобы удирать отсюда, он делал явную глупость. Хотя глупость ли? Резервация маленькая - далеко не убежишь. Спрячешься - найдут.

    Банда кинулась врассыпную: никому не хотелось оказаться в свете фар и тем более под колесами. Но Го с совершенно звериным лицом все нарезал круги по маленькому пятачку, гоняя перед собой людишек, а особенно толстого неповоротливого Канцлера.

    - Идиоты, - выплюнул лысый, вытягивая свой шест еще шире и направляясь к Го с явным намерением выбить его из седла.

    Человек в светлом костюме остановил Аарона жестом руки:

    - Не надо, Боз. Оставим мальчишку живым, - вынул очередную сигарету, закурил, затем спокойным шагом направился туда, где бесновался Го. Он шел с беспечностью человека, прогуливающегося в парке после сытного обеда: одна рука в кармане светлых брюк, вторая держит дымящую сигарету.

    Го переехал ногу Канцлеру, заставив толстяка завизжать, а потом заругаться, и направил свой мотоцикл прямо на человека в костюме. Тот даже не сбился с шага, просто шел и шел навстречу, попыхивая сигаретой. Губы кривились в неприятной улыбке.

    Мне захотелось закрыть глаза: казалось, что сейчас они столкнутся. Но внезапно Го просто упал: мотоцикл вывернулся из-под него, зарычал, взрывая колесами гравий. Затем затих.

    Человек в костюме остановился и все так же расслабленно курил - в него не ударило даже камешком. Го лежал в пяти шагах с разодранным в кровь лицом и руками.

    - Поднимайся, - приказал курильщик, и от его голоса по спине поползли мурашки. Даже темнокожий парень, что держал меня все это время за шиворот, неуютно поежился.

    Я думал, что Го огрызнется, бросит ему в лицо гравием, кинется - все что угодно. Но байкер безропотно встал, стараясь не опираться на правую ногу, словно та была сломана. В глазах его все так же читалась ярость, но он стоял спокойно, не двигаясь, будто его пригвоздили к этому месту.

    - Ну что, Фриц, теперь будешь знать, как оставлять ключи в зажигании. - Курильщик повернулся к толстяку-Канцлеру. - Неплохо он тебя отделал, а? Боже, с какими кретинами приходится иметь дело. Боз!

    Он кивнул на толстяка лысому верзиле с палкой, и Аарон сразу же направился в его сторону. Канцлер попытался пятиться, но страх перед этим человеком путал ему ноги, сбивал координацию движений. В результате он упал на задницу и, едва не поскуливая, начал отползать. Затем вдруг что-то вспомнил и лихорадочно зашарил трясущимися руками по карманам.

    - Керб, вот они, Керб! - Закричал он, едва не плача, протягивая вверх ключи. - Мальчишка сам завел.

    Человек в костюме жестом остановил Аарона и снова повернулся к Го:

    - Все занятней и занятней. Неплохой улов на сегодня, - затем повернулся к лысому. - Мелюзгу сдашь Кобальту. Оружие на склад. И передай триаде, что мы хотим поговорить.

    Глава 7. Тихая заводь

    Пузик сидел в кресле, подобрав под себя ноги, и с аппетитом уплетал пирожки - только за ушами трещало:

    - Вкусно! - Отсалютовал он куском оставшейся корочки в сторону Додо, бродившей вдоль стен и разглядывавшей развешанное на них оружие.

    - Может, заберете его с собой? - предложил Фрэй из-за барабанной установки, беспечно постукивая палочками по альтам, за что удостоился мрачного взгляда от Рыбы.

    - А что, я согласен - с такой кормежкой! - мальчишка взял второй пирог и с каким-то детским обожанием посмотрел на Додо.

    - Когда нам можно будет вернуться обратно? - прервала идиллию Рыба.

    - Вам настолько не нравится гостеприимство резервации? - Фрэй выбил торжественную дробь.

    - Да пошла ваша резервация..., - девушка разразилась замысловатой многоэтажной бранью.

    Мы втроем присвистнули.

    - Да, господа, по сравнению с этим - мы члены кружка любителей поэзии серебряного века, - резюмировал Фрэй и несколько раз нажал на педаль, имитируя хай-хэтом аплодисменты. - Никто вас не держит - идите хоть сейчас. Пузик, проводи дам до пропускного пункта.

    Девчонки вышли, настороженно оглядываясь. Мальчишка залихватски подмигнул.

    Как только дверь закрылась, улыбка сползла с лица Фрэя, будто ее там никогда и не было. Шрам на лице налился кровью и превратился в безобразный рубец, пульсирующий, словно отдельное живое существо.

    - Что ты знаешь об этих девицах? - Спросил он, откладывая палочки и выбираясь из-за установки.

    - Ничего. Но это не они, поверь мне. Просто случайность.

    - Случайность... Слишком много случайностей в последнее время. Ты мог погибнуть, - он взял пульт и включил телевизор, висевший на стене.

    - Очевидно.

    - И кому ты так мешаешь? - вопрос был обращен в пространство и явно не требовал ответа.

    - Судя по всему, тем же, кому мешал Монах.

    - Почему тогда не я?

    - Что, гордость задело?

    Хрустальные глаза Фрэя остались холодны - он не был настроен переводить все в шутку.

    - Просто картинка не складывается.

    Звук телевизора стал громче. Выпуск вечерних новостей в самом разгаре. Не понимаю, зачем Фрэй смотрит их каждый раз. Никто не говорит ни слова о том, что происходит в резервации. Нет, они не делают вид, будто нас нет: вроде как мы существуем, но упоминать о нас неприлично. Прожигающий свою жизнь сын-бездельник, дочь-проститутка - этим не похвастаешь перед знакомыми.

    -...партия уже опубликовала свою предвыборную программу. Одним из главных пунктов по-прежнему является упразднение особой зоны, что не может не эпатировать консервативно настроенную общественность. Лидер ДзСР назвал само существование резервации уродливой гримасой демократии...

    На экране подтянутый человек лет пятидесяти давал репортеру интервью. Волосы политика были тщательно уложены. Точно от такого же русо-пепельного оттенка уже несколько лет пытался избавиться Фрэй, настойчиво выкрашиваясь в огненно-красный.

    - Идиоты, - простонал мой друг, не отводя пристального взгляда от экрана, - еще рано. Слишком рано.

    - Ты сам говорил, что в резервации никогда и ничему нет подходящего времени, - заметил я, отворачиваясь от телевизора, чтобы осмотреть коллекцию Фрэя - с тех пор, как я последний раз был в этой комнате, она значительно пополнилась.

    Вот керамбит с серповидным лезвием - его название я знаю только потому, что Фрэй долго хвастался. Это, кажется, скин ду. Неужели он собирается купить себе шотландские гольфы, чтобы носить клинок за подвязкой? Вот этот я не знаю, но явно старый, что-то из антиквариата.

    - Ты не понимаешь.

    - Ну так объясни, - больше всего меня раздражало в нем то, что он никогда не рассказывал о мотивах своих поступков, не раскрывал смысла своих странных фраз. И если с другими я мог почерпнуть информацию из эмоций, то Фрэй был для меня загадкой. Иногда я ненавидел его за это - впрочем, даже без этих недоговоренностей мне всегда было, за что его ненавидеть.

    Вот и сейчас он махнул рукой, словно бы говоря, что все бесполезно.

    - Нет уж, объясни, - раздраженно продолжал я, - почему мне нельзя жить как нормальному человеку?

    - Дело не в тебе, а во всех нас. Граница резервации сейчас как дамба - напор по разные стороны слишком отличается. Если они откроют затворы, вода хлынет, затапливая город.

    - И что же по-твоему надо делать?

    - Уменьшать разницу. Сейчас мы в состоянии только брать. Но...

    - Но?

    - Но с нашим потенциалом мы могли бы дать гораздо больше, чем они представляют. Нужно только время.

    - Время и все?

    - Время и труд.

    - Фрэй, ты утопист, - я погладил острый край одного из сякэнов, которые были в фигурном порядке прикреплены на стене. Сюрикэн напоминал цветок. - Утопист и сказочник.

    Он не ответил, снова уткнувшись в экран.

    Я строю из себя циника, но, пожалуй, сам не верю в то, что говорю. Он не сказочник. Если какая-то идея приходит ему в голову, он развивает ее до конца. Если он принимает какое-то решение, то исполняет его с маниакальной настойчивостью. Временами это страшно, словно рядом с тобой не человек. Иногда же наоборот, чувствуешь себя недочеловеком по сравнению с ним.

    Помню, когда к нам попал Пузик, я собирался сдать его властям - не хотел лишних проблем. Но Фрэй не позволил. С дотошностью старой няньки, порой обдирая пальцы в кровь, он выковыривал этого найденыша из скорлупы, в которой тот укрылся от внешнего мира. Я бы так не смог. Единственной моей благотворительностью была попытка научить безграмотного мальчишку читать, но и ее я так и не довел до конца.

    Пузик бежал из колонии для малолетних преступников, что находилась по ту сторону, рядом с резервацией. Улепетывая от полиции, пацан не придумал ничего лучше, как кинуться в Стикс. Реку-то он переплыл, но попутно наглотался всякой отравы, так что, когда мы обнаружили его на берегу, был уже полумертвым. С отравлением удалось справиться с помощью Чень Шеня. Не знаю, что там было в колонии - судя по всему, что-то не лучше чем в резервации - но долгое время Пузик напоминал мне звереныша, совершенно не приспособленного к нормальной жизни.

    У парнишки нет вшитого кода, и, скорее всего, он уже может спокойно жить за пределами резервации - вряд ли его еще ищут, а сделать новые документы для нас сейчас не проблема. Но он не хочет... что ж, мы в ответе за тех, кого приручили.

    - Чего затих? Решил все же забрать себе? - подал голос Фрэй.

    Я очнулся и понял, что уже минут пять разглядываю кусаригаму.

    Не так давно Фрэй и меня пытался привлечь к своему странному увлечению оружием. Именно тогда он подарил мне кусаригаму - японское холодное оружие немного необычного вида, состоявшее из серпа, к которому цепью крепился ударный груз. Я тогда долго смеялся и сказал, что, если здесь есть цепь с гирькой, это еще не значит, что я смогу управляться с этим оружием. Фрэй же на полном серьезе прочел мне лекцию по технике владения кусаригамой, еще более невероятную оттого, что сам он этим приспособлением никогда не пользовался. И хотя я теперь знаю, как нанести противнику удар с помощью гирьки, или запутать цепью, а потом атаковать серпом, и даже разок попробовал метнуть сам серп, подарок так и остался висеть на стене у Фрэя.

    Оружие должно быть простым и родным. Все навороты - лишь пыль в глаза. Сам Фрэй, располагая такой невообразимой коллекцией, никогда не расстается лишь с одним ножом - старой потрепанной «Вишней», которая уже много лет служила ему верой и правдой.

    - Похоже, что твой подарок - это единственное, что у меня сейчас осталось своего, - грустно сказал я.

    Фрэй не обратил на мои слова ни малейшего внимания. Или сделал вид, что не обратил.

    - Завтра ночью пойдешь со мной в «Бездну» - у меня есть одна идейка.

    Отказываться было бесполезно - он просто скажет свое коронное «я так решил», и будет действительно так, как он решил. Спрашивать, что за «идейка», еще бесполезней - если бы хотел, уже бы рассказал. Из всего «богатого» выбора мне оставалось только кивнуть.

    Я вошел в комнату, которую мне выделили в доме Фрэя. Она была оглушительно пуста и безлика. Только сейчас до меня дошло, что после взрыва в своей квартире я потерял все - осталось только то, что на мне. Не скажу, что привязан к вещам, храню что-то на память или не могу без чего-то обойтись. Но не отпускало странное чувство, будто ты остался голым посреди огромного поля. Ощущение звенящей пустоты, словно тебе предлагают начать все с самого начала. Пожалуй, впервые в жизни я испугался этого одиночества - мне стало необходимо, чтобы кто-то был рядом, услышать человеческие голоса, попробовать эмоции.

    Я спешно вышел из комнаты и, захлопнув за собой дверь, прислонился к ней с другой стороны. Казалось, что пустота будет ломиться вслед за мной сквозь эту дверь, пытаться ухватить за руку, за край одежды. Но пустота не рвалась - ей это не нужно, она и так была повсюду.

    Я выдохнул. Усмехнулся. Схожу с ума, не иначе.

    Первый этаж дома Фрэя я называл «казармами». Здесь жили его боевики, многие временно, но часто это временно затягивалось настолько, что ничем не отличалось от постоянно. Здесь была общая кухня и тренировочный зал, в котором Гудвин гонял «старичков», чтобы они не теряли навыков. А многие теряли - жизнь стала размеренней, и, вращаясь на «золотом прииске» Фрэя, они очень быстро стали переплавляться из матерых бойцов в бизнесменов. Сошки поменьше становились вышибалами, менеджерами и прочей мало-внятной шушерой. Настоящих чистых силовиков оставались единицы.

    К примеру, Манос. Это его сейчас гонял врукопашную Гудвин в тренировочном зале. Никто, кроме Гудвина, не хочет с ним даже тренироваться. Их сложно винить: страх смерти для многих продолжает оставаться главным, а Манос может убить одним прикосновением.

    У грека был совершенно уникальный дар (или, как сказали бы на материке, мутация). К тому же дар-перевертыш: та же сила, что под ладонями Маноса останавливала сердце, могла заживлять мелкие порезы и синяки. Фрэй говорил, что если бы этому парню дали возможность изучать анатомию и медицину, то со временем он мог бы превратиться в гениального врача или даже целителя. Но Маносу такого шанса не дали. Еще подростком, не подозревая о своем даре, он убил несколько человек. Выбор был невелик: либо тюрьма, либо резервация. Его дара испугались.

    Гудвин в очередной раз положил здорового грека на лопатки, используя знакомый прием из самбо, и остановил ребро ладони в сантиметре от его горла:

    - Ты мертв.

    Манос обезоруживающе улыбнулся и поднялся на ноги, схватившись за протянутую ладонь наставника:

    - За сегодня в шестой раз. Еще четыре.

    Возможно, Фрэй был прав насчет школы. Сейчас самое время что-то менять. Подбирать то, что выбросили остальные. Превращать мусор в золотые слитки. У главы группировки свои радужные замки на воде.

    На другой стороне зала, точно так же как я прислонившись к стене, стоял Зило. Этот тип очень явственно меня недолюбливал, и не пытался скрыть своего отношения. Он преклонялся перед Фрэем и никак не мог понять особенного внимания своего кумира ко мне. Для многих, кто появился недавно, это была загадка. Я практически не принимал участия в делах группировки, но в то же время был неразрывно с ней связан, Фрэй прислушивался к моему мнению, хотя обычно не слушал никого.

    Зило не сводил с меня своих странных переливающихся, словно разлитый бензин, глаз. У него не было особого дара, он попал сюда именно за эти глаза - они меняли цвет и, наверно, только их хозяин мог сказать, что означал тот или иной оттенок, и означал ли он что-то вообще.

    - Инк, не хочешь потренироваться? - Гудвин на секунду отвлекся перед следующим поединком с Маносом.

    - Нет уж, у меня и так насыщенный день.

    - Вообще-то, Фрэй сказал тебя не спрашивать. Но я думал, ты согласишься, - тренер подошел ко мне совсем близко, неуловимым движением отстегнул мою цепь и забрал себе. Сделано это было настолько четко, без малейшего волнения, что я не смог заранее ухватить его намерений.

    - Рукопашная. Никакого оружия.

    - Брось, я не буду с тобой драться, - меня немного покоробила такая бесцеремонность, да и без цепи было как-то неуютно. Я сложил руки на груди, всем видом демонстрируя, что не собираюсь двигаться с места. Гудвин слишком спокоен и невозмутим - сложно было сказать, что ждет меня дальше.

    - Со мной и не надо драться. Но, если не будешь двигаться - останешься бит. Зило, разомнись с этим упрямцем.

    В бензиновых глазах боевика сверкнула нехорошая радость. Этот действительно изобьет только так, и не посмотрит, что тренировка.

    - Гудвин, черти бы подавились твоими потрохами, - процедил я сквозь зубы. Дар, за который он загремел в резервацию, был невелик. Гораздо ценнее его тренерские и педагогические способности. Не с тем человеком Фрэй завел разговор о школе, не с тем.

    - Твоими тоже, Инк, твоими тоже.

    Движения в настоящем бою четкие, ясные, отточенные - они лишены той показушности, что часто льется из боевиков по телевизору. Бой профессионалов не назовешь зрелищным: оценить, и уж тем более уследить за движениями могут разве что знатоки.

    К несчастью, Зило не относился к профессионалам. Он был завсегдатаем и нередко участником уличных боев, которые до сих пор устраивались на территории западной группировки. Он привык, что публика требует зрелищности. Здесь публики не было, но привычка осталась. Только это и давало мне шанс противостоять ему, потому что рукопашная совсем не мой конек.

    Зило хрустнул пальцами и двинулся вперед, судя по всему, собираясь вышибить из меня дух с одного лишь удара. Такой исход вполне возможен: он выше на голову и гораздо здоровее - одного хука в челюсть мне может и хватить. Оставалось только не давать возможностей для таких хуков.

    На кулаках у моего противника уже были кожаные ремни - никогда не видел, чтобы он их снимал. Возможно, потому что мне никогда не приходилось с ним даже есть за одним столом. С виду Зило казался тяжеловесным, и первое же движение подтвердило, что впечатление было верным. Он умело орудовал кулаками, но движениям немного не хватало скорости. Я увернулся от первого удара, от второго, а затем решил его удивить. Ударил ногой в челюсть без разворота - растяжка у меня что надо, многие часы уходили на ее поддержание, но зато любой гимнаст позавидует. Зило лишь слегка отступил, хотя удар ногой не может быть слабым, но глаз с меня не сводил - это первое, чему учит Гудвин: до последнего держать своего противника в поле зрения. От второго моего удара боевик уже ушел, хотя и не без труда. Теперь он знал, чего от меня можно ожидать. Третий удар был пойман в блок, а его кулак скользнул по моей скуле - завтра на морде появится фиолетовый синяк. Давненько я таких не носил. Успокаивает только то, что и Зило будет красавчиком.

    Я поставил блок под следующий удар и почувствовал, насколько все же мне не хватает силы и веса. Казалось, кость предплечья сейчас треснет. Ясно проступила радость соперника: он собирался воспользоваться одним из своих излюбленных приемов. Но мои способности дали сбой - я не знал, что это за прием, ведь ни разу его не видел. Зило сделал хук слева - я увернулся. И тут же попал в удушающий капкан его правой руки - локоть боевика оказался прямо у меня под подбородком, и здоровяк собирался только затягивать хватку, лишая меня кислорода. Прежде чем это произошло, я ударил его в челюсть локтем пока еще свободной левой руки, затем вывернулся и, не дав ему времени опомниться, поймал за руку и провел болевой захват. Зило упал на колени - его рука была вывернута за спиной под неестественным углом. Стоило мне чуть-чуть нажать и кость треснет - желание практически непреодолимое.

    - Инк, отпусти его, - спокойно произнес позади меня Гудвин. - Если ты сломаешь ему руку, Фрэй тебя не похвалит.

    Я разжал хватку. И впрямь, выводить из строя силовиков в такое время - медвежья услуга. Зило тут же подскочил и развернулся, две ненасытные лапищи полетели в сторону моей шеи. Я знал, что так будет, поэтому вовремя поймал его руки за запястья, уже понимая, что удержать их сил мне не хватит. А затем пнул его коленом в пах - верзила тут же согнулся и упал передо мной на ковер. Да, не по-мужски. Но это был лучший способ побыстрее закончить навязанный поединок. К тому же, о честной драке в резервации речи никогда не шло.

    Стоя над поверженным Зило, я почему-то очень остро почувствовал, что возвращаюсь. Это не было похоже на возвращение домой, скорее, на возвращение в свое прошлое.

    Глава 8. Порог летучей рыбы

    Курильщика в светлом костюме звали Кербер - его банде платила дань большая часть резервации, он торговал наркотиками, укрывал контрабанду, держал притоны и крышевал проституток. Можно считать везением, что нас тогда не пришили на пристани: в ящиках было оружие, закупленное китайскими триадами для борьбы с псами - бандой Кербера. Мастер хотел отвлечь внимание от этой контрабанды, устроив встречу между группировками, но, видимо, у псов были свои птички в узкоглазом курятнике.

    Наше же везение было крайне специфическим, ибо дальнейшие события мало чем отличались от ада, в который при неблагоприятном развитии событий мы могли попасть после смерти. Кобальт, к которому приказал отправить нас Кербер, стал главным демоном этого пекла. Большой Ко, как иногда еще его звали, был действительно большим иссиня-черным негром, с непомерно длинными руками и ногами и еще более непомерной страстью к садизму. У него проходили посвящение и обучение все члены банды. Это напоминало тренировочный лагерь, в самом извращенном его варианте. Одних он отпускал через месяц другой, другие оставались здесь годами, чтобы потом превратиться в силовиков Кербера, а третьи исчезали бесследно, пополнив собой когорту выловленных в Стиксе безымянных трупов.

    Никто не спрашивал нашего согласия, никто не предоставлял выбора, потому что выбор был невелик: либо ты делаешь, что велено, либо никто не даст и цента за твою жизнь. Это было настолько ясно, что не требовало озвучивания. К тому же Большой Ко действительно умел ломать людей.

    Нас забрали с завода, лишив таким образом самостоятельного заработка - все свое время мы должны были проводить на специально оборудованном складе, тренируясь под присмотром Кобальта и его помощников, либо исполняя поручения остальных членов банды. За это нас кормили и одевали, впрочем, никогда не давая наличных денег. Проступки и неповиновение карались нещадно, чаще всего смертью. Поэтому в голове даже не возникало мысли пойти против.

    Поначалу Большого Ко мы не видели совсем, нас гонял его помощник и правая рука по прозвищу Спарта (кстати, между мальчишками для него существовало совсем другое прозвище, но боюсь, что озвучивание этой клички тогда могло стоить кому-нибудь жизни). Казалось, он скручен из одних только мышц и его тело никогда не ведало о том, что такое жир. Правая рука была полностью поглощена странной татуировкой под леопардовую шкуру, да и двигался тренер как большая кошка. Вот только под той странной татуировкой не просматривалось на плече прямых черных линий кода.

    Когда Монах при помощи Канцлера и чернокожего парня с косичками втолкнул нас на склад, Спарта был первым человеком, которого мы увидели. Хотя в тот момент сложно было назвать его человеком: какая-то тень металась в полутемном помещении, взбегала по отвесным стенам, перелетала с одного контейнера на другой, цеплялась за невидимые выступы и тут же отскакивала, несколько раз переворачиваясь в полете, чтобы схватиться за цепи, в непомерном количестве свисавшие со стен и потолка.

    - Эй, Спарта, принимай пополнение! - крикнул Канцлер, и эхо невнятно повторило его слова.

    Тень мягко спрыгнула на землю и двинулась к нам, по пути приобретая человеческие очертания. Я тогда был слишком напуган, чтобы разглядеть, а тем более прочувствовать его, поэтому смотрел только на леопардовую татуировку на руке, опасаясь поднять глаза.

    - С каждым разом все хуже. Вчера один сломал шею на крыше, второму порвал селезенку Большой Ко. Эти тоже долго не протянут, - Спарта молча прошел мимо Фрэя и Го, меня больно схватил за плечо, видимо, прощупывая мышцы, около Жабы презрительно фыркнул. - Последних двоих можешь забирать обратно.

    - Приказ Кербера, - сухо сказал Монах, предусмотрительно державший пальцы на шеях Го и Фрэя. - Делай, что хочешь, но ими должен заняться Кобальт.

    - Уж он займется, - я уловил в голосе Спарты хорошо скрытое отвращение. Он приподнял мое лицо, заставив заглянуть в свои простые, ничем не примечательные глаза. - Завтра чтоб были здесь в десять. Если не придете - придут за вами.

    - Давай, давай! Пошевеливайся! Кто поставит ноги на пол, пока я не разрешу, завтра не сможет ходить! - Спарта прогуливался вдоль нашей шеренги, мерно постукивая длинной деревянной палкой по полу. - Жаба!!

    Свист палки, звук удара и вопль Иосифа. Он всегда не выдерживал первым, так что на его фоне даже я смотрелся атлетом. Несмотря на свои грозные заявления, Спарта никогда не бил так, чтобы серьезно навредить. Другое дело, если в неподходящий момент на складе оказывался Большой Ко - тот не привык церемониться. Его кнут с жадным удовольствием впивался в чужую плоть, рассекая кожу и добывая кровь. В такие дни даже Жаба старался держаться до последнего, хотя обычно ему проще было сдаться и получить положенный удар палкой. К ударам он был вынослив, и если на моей коже они тут же оставляли багровеющие отметины, то шкуре Иосифа, казалось, все было нипочем, будто где-то в роду у него затесались бегемоты.

    Вопреки ожиданиям, поначалу никто не учил нас драться, не стравливал друг с другом и уж, конечно, не давал в руки оружия страшнее палки. Спарта гонял учеников на пределе возможностей: кроссы, подтягивания, отжимания, растяжка, упражнения на равновесие, прыжки - словно спортивную сборную. Иногда, когда я добирался до кровати, у меня не было сил даже раздеться. Я так и засыпал поперек матраса, не снимая кроссовок. Если же мы падали от усталости еще на складе, тренер довольно ворчал: «Ничего, я еще превращу вас из мешков с костями в людей».

    Так вышло, что в тот момент кроме нашей четверки у Спарты на постоянных тренировках никого не было. Все остальные либо уже ушли далеко вперед, либо были списаны со счетов. Поэтому мы оказались несколько обособленны от других будущих членов банды.

    Искусству боя обучал Гудвин. С виду тренер казался немногословным, но мне почему-то чудилось, что он неплохой человек, несмотря на то, что полностью повернут на боевых искусствах. Его постоянную группу составляли несколько подростков возраста Фрэя, среди которых находился и мой недавний знакомый: парень с африканскими косичками и парой невероятно преданных доберманов.

    Дэвон. За ним я наблюдал с особым интересом и опаской. Что-то было в его сущности такое непонятное, как бы не до конца человеческое. Эта странная связь с двумя собаками, будто они единое целое. Звери подчинялись хозяину безоговорочно, выполняли команды, которые не смог бы понять и самый умный пес. А иногда мне даже казалось, что Никта и Эреб были его глазами и ушами, что Дэвон мог видеть и слышать сквозь этих страшных доберманов.

    Новое окружение было настолько пугающим и жестоким, не сулившим ничего хорошего в будущем, что мы с Жабой стали напоминать лишь ходячие человеческие оболочки: исполняли приказы, ели, когда дают, спали, когда разрешат, молча терпели наказания. Даже Го осунулся и перестал всех задирать. Одному Фрэю, казалось, все нипочем, будто он находил какое-то недоступное нам удовлетворение во всем происходящем.

    Сразу после той истории с разгрузкой лодки, вокруг Фрэя материализовалась плотная стена отчуждения. Никто пока не сказал вслух ни слова, но все знали, кого винить в произошедшем. И если мой друг не был так чувствителен к мнению окружающих, как я, то он был гораздо сообразительнее и прекрасно понимал, что происходит. Чем больше давит к земле чувство вины, тем меньше это показываешь.

    Иногда мне было жалко товарища, но чаще всего, особенно после нескольких часов проведенных в стойке на руках, я его ненавидел.

    Пытаясь преодолеть общую неприязнь, Фрэй все больше окунался в тренировки. Ему доставляла удовольствие боль в натруженных мышцах, нравилось работать на пределе возможностей. Иногда в своих мыслях он ясно видел, что однажды сможет потягаться со Спартой, а такого никто из нас даже во сне не мог себе представить. Все эти мечты заряжали его азартом и рвением, он бежал вперед быстрее всех, стремился прыгнуть выше головы, потому что это было весело, казалось очередной игрой. Интересной игрой после стольких серых будней.

    - Тянитесь! Лучше! Каково это быть стариком в пятнадцать, а, Инк? - кроссовок Спарты надавил мне на спину, заставив наклониться ниже к ноге. Я с ужасом почувствовал, как внутри что-то щелкнуло.

    Это место было практически нереальным. Его просто не могло существовать в резервации. Оно могло быть там, на материке, в военном подготовительном лагере, на какой-нибудь спортивной базе, но насмешкой судьбы оно появилось здесь. Они все были помешанными: Спарта, Гудвин, Большой Ко и даже Фрэй в своем стремлении к совершенству. Это место перерабатывало человеческий шлак, чтобы на выходе получилось...что? И, главное, зачем?

    - Фрэй, еще раз так выпендришься - сломаешь себе шею, - голос Спарты был доволен, то ли от перспективы скинуть с себя очередной балласт, то ли от того, что вместо обычного сальто, которого пока не могли сделать все остальные, его ученик попытался сделать гейнер. - Иди сюда.

    Тренер одним тягучим движением запрыгнул на ящик высотой почти что с человека и встал на верхней крышке, даже не пошатнувшись, будто находился там уже давно. Фрэй с досадой схватился за верхний край контейнера и начал подтягиваться - до подобных прыжков ему было еще далеко. Спарта, будто точно зная, что творилось у того в голове, помогать не спешил: смотрел сверху вниз снисходительно. Он и так готовил очень неприятный урок, поэтому решил, что одного унижения будет вполне достаточно.

    Фрэй забрался на ящик, встал в полный рост. И в этот момент Спарта толкнул его рукой в грудь с такой силой, что парень полетел на пол. Упал неудачно: ударился локтем и плечом, на глазах против воли выступили слезы.

    - Ну и где же сальто? - Спарта присел на корточки, скрестив руки на коленях и свободно свесив кисти вниз. - Как можно летать, не умея падать?

    Фрэй стиснул зубы, молча поднялся и снова полез на ящик. На этот раз Спарта толкнул его, когда тот не успел еще даже полностью распрямиться. Сальто не получилось, зато Фрэй смог сгруппироваться и сделать кувырок через голову.

    Тренер усмехнулся:

    - Ну, для начала вполне достаточно.

    Но Фрэй, как будто не услышал, снова поднялся и снова полез на ящик.

    Улыбка Спарты стала шире, обнажая необычно острые желтые клыки. Он дождался пока парень встанет перед ним, долго смотрел ему в глаза, оценивающе, с насмешкой, с вызовом. Потом неожиданно развернулся (хотя, казалось, места для разворота там не было) и ударил Фрэя ногой. Удар был сильный, так что ученик отлетел довольно далеко, от неожиданности не успев сгруппироваться, и упал тяжелым кулем на пол.

    Результатом стала трещина плечевой кости. Руку Фрэй потом берег еще очень долго, даже после того как с него сняли лубки.

    Раз в неделю на склад наведывался Канцлер, чтобы проверить, как обстоят дела - самому Керберу приходить было недосуг. Толстяка не переваривали абсолютно все, и не надо было быть эмпатом, чтобы понять за что.

    - Дэвон, не жаль тебе просиживать свою черномазую задницу здесь, пока все важные дела происходят на улице Трех Домов? Сколько тебе еще прозябать в этих яслях? - немец сидел на батарее и что-то посасывал из фляжки.

    Дэвон не повернулся в его сторону, но оба добермана, которые всегда присутствовали там, где был их хозяин, обнажили клыки и утробно зарычали. Большой Ко и тот дернул губой, услышав про «черномазую задницу». А когда Большой Ко был недоволен, он показывал свое недовольство. У его ног развернулся и зашипел кнут. Он прошелся несколько раз туда-сюда, щелкая фолом, затем с оттяжкой вытянул Го поперек спины, за то, что тот, решив сжульничать, несколько раз отжался на кулаках, вместо того, чтобы выполнять упражнение на пальцах.

    Байкер откатился и вполголоса стал поносить немецкую морду.

    Следующий удар «змеей» достался Жабе - тот минуту лежал, не в силах выполнить даже простой жим от пола.

    Канцлер зашелся в булькающем хохоте:

    - Так его, так жиденка! Пусть пузо не отращивает, это только мне можно, - он похлопал себя по внушительному брюху.

    Я внутренне сжался, готовясь принять следующий удар кнута, но его не последовало.

    В этот момент поднялся Фрэй, стянул с себя один кроссовок и запустил прямо в рыло Канцлеру. Тот заходился в пьяном хохоте, поэтому увернуться не успел - получил подошвой прямо промеж глаз.

    Кобальт гоготнул - звук походил на басовитую трубу - вытянул Фрэя кнутом, но несильно, как бы играючи, а затем повернулся лицом к разъяренному Канцлеру и толкнул его свернутым в кольцо ремнем кнута в грудь, отводя неминуемую расправу над Фрэем:

    - Чтобы я тебя с залитыми глазами здесь больше не видел. Керберу так и передай.

    Немец икнул, опустил глаза на «змею». Затем развернулся и вышел.

    - На кой нам все это надо? - Го ожесточенно растирал мышцу на ноге, которая после очередного прыжка закатила продолжительную истерику. - На фига они с нами корячатся? Дали бы по финке! Кто через год в этом дерьме выжил - тому почет и уважуха.

    «Р» остервенело катилась по стенам склада. Кроме нас внутри никого не было - можно было не особо следить за своими словами. Спарта вышел. Гудвин и Кобальт не появлялись с самого утра.

    - Есть такие, которых и с финками выпускают. Нам, считай, повезло, - ответил Фрэй на вопрос, не требующий ответа.

    Го посмотрел на друга зло. Его взгляд ясно говорил, благодаря кому «повезло».

    - Акробат хренов, - неизвестно в чей адрес предназначалась эта фраза. - Можно подумать, мы в цирке выступать собираемся.

    Понятно, все же в сторону Спарты.

    Тренер, будто услышав, тут же заглянул на склад:

    - Эй, клоуны, марш на крышу! Кто последний заберется - с того сотня приседаний!

    Солнце уже садилось, но крыша была все еще раскалена. Не знаю, как поднялся сюда Спарта, по крайней мере, точно не с нами по единственной железной лестнице. Он указал на невысокое здание в отдалении, на котором пучила свои крылья какая-то антенна:

    - За сколько туда доберетесь? - вопрос главным образом предназначался Го.

    Байкер наморщил лоб:

    - Минут за пятнадцать. Пока еще отсюда спустишься.

    Тренер кивнул с совершенно спокойным видом... затем разбежался и ухнул с крыши вниз. У меня внутри что-то замерло. И только потом я понял, что это были не переживания за Спарту, а эмоции самого Спарты. Ощущение полета, пустого пространства под собой и потом жесткий толчок приземления. Если оно, конечно, будет это приземление, если правильно рассчитал силы и долетишь до следующей крыши.

    Он угадал до сантиметра: попал на самый край, для амортизации удара и удержания равновесия перекувырнулся через голову и побежал дальше, не желая терять ни разгона, ни запала. По пути перемахнул через две трубы, сиганул на следующее здание, как нечего делать - здесь расстояние поменьше и уровень один. Скорость все выше - до пожарной лестницы следующей постройки можно и не дотянуться, если не набрать достаточный разгон. Прыжок - под руками ржавое железо. Мелкими шагами вверх. Слишком медленно - нужно помочь мышцами рук. Лестница не достает до крыши - строители-ублюдки. Толчок - зацепился кончиками пальцев за горячий оборванный край - этого достаточно, чтобы мышцы, словно стальной механизм, согнулись и вытянули наверх все тело. Опять можно разбежаться. Крыша проржавела, кое-где и вовсе дыры. Перескакивать, перелетать. Прыжок с кромки. Под ногами хрустит и осыпается черепица. Съехать вниз по водосточной трубе. Аккуратно, чтобы не порезаться о желоб. Последний прыжок, несколько шагов и надо головой растопырила крылья антенна, которая еще три минуты назад казалась так далеко.

    - Ни хрена себе скачет! - присвистнул рядом Го, и я внезапно очнулся. Понял, что все мышцы тела скрутило в одном слаженном напряжении, будто это я только что преодолел всю дистанцию.

    Рядом с антенной маленькая фигурка Спарты помахала нам рукой.

    - А все таки на х...я сдалась нам эта байда? - пожал плечами байкер.

    То лето выдалось необыкновенно жарким: асфальт буквально плавился под ногами, Стикс обмелел настолько, что с дамбы можно было рассмотреть илистое дно, застеленное тоннами мусора. Запах разложения в зависимости от ветра то накрывал резервацию, то протягивал свои щупальца в сторону города, но бывали и штилевые дни, когда страдали обе стороны.

    Рано утром Спарта собрал нас перед странного вида зданием: оно было железным, ржавого цвета, с редкими и узкими оконцами под крышей на втором этаже. Напоминало гараж, если только бывают такие высокие машины, что под них необходимо двухэтажное помещение.

    Спарта был полон решимости, но где-то в эмоциях отчетливо читалось, что идея не его, а Кобальта - и это вызывает в нем сверлящую неприязнь. Массивным ключом тренер открыл проржавевший замок и пропустил нас в узкую дверь. Внутри было жарко и душно настолько, что с висков тут же покатились капли пота, Жаба стал пунцовым, Го уселся на пол, скрестив ноги - видимо в надежде, что внизу холоднее. Это железное здание даже не успевало остыть за ночь. Что за тренировки могут здесь проводиться?

    Я случайно поймал взгляд Спарты и понял, что никаких тренировок здесь и не будет. Чисто рефлекторно попятился к выходу, но дорогу мне преградил неизвестно откуда взявшийся Канцлер. Толстяк не входил в помещение, стоя в дверях - явно на тот случай, если кто-нибудь из нас задумает сбежать, так и не дождавшись «главного действия».

    - Инк, если ты действительно хочешь выбраться отсюда, то у тебя будет такая возможность, - Спарта сграбастал меня за шиворот и силком оттащил от двери. - Что, жарко, детишки? А станет еще жарче. В полдень это место превращается в духовку, здесь даже можно зажарить омлет. Если не хотите участи омлета, то продемонстрируйте, на что способны, и выберитесь из этой адской жопы. Чао.

    Он развернулся и вышел наружу. Взвизгнула дверь, скрежетнул ключ в замке.

    - Держи, покарауль их тут пока, - сказал Спарта.

    Ключ явно перешел в ведение Канцлера.

    Го немного запоздало кинулся к двери, забарабанил кулаками по железяке, обдавая гулом все помещение:

    - Эй, выпустите нас, живодеры проклятые!! Спарта, сука, открой дверь!

    Но в ответ раздался голос Канцлера, у которого были свои счеты с байкером:

    - Что, не нравится банька, звереныш? А ты подольше погрейся - авось, понравится.

    Издевательский ржач толстяка окончательны вывел Го из себя, и парень начал биться всем телом о дверь, как будто у него была хоть единственная возможность снести с петель эту махину.

    - Прекрати! Хватит! - Фрэй попытался оттащить его. - Все равно он нас не выпустит! Только зря потратишь силы.

    Го замер, тяжело дыша - пот уже лил с него градом, оставляя темные пятна на майке. Но понадобилась целая минута, прежде чем взгляд его прояснился. Зрачки приняли обычную форму, оглядели нас, а потом поднялись вверх. Мы все тоже дружно подняли глаза.

    Здание было пустым. Никаких перекрытий, никаких балок. Только кое-где на стенах остались едва заметные выступы, намекавшие на то, что когда-то пространство все же было разделено. Первый этаж глух - ни одного оконца. Бойницы под потолком вырезаны скорее для света - пролезть через них нечего даже и думать, какими бы худыми мы не были. Единственным путем к спасению оставался квадратный люк в крыше, призывно открывший свою пасть.

    Реальный расклад выходил не очень. У Фрэя и Го хорошие шансы выбраться. Мои примерно пятьдесят на пятьдесят. Жаба вылезет отсюда, только если научится летать, либо если Канцлер сжалится над ним и откроет дверь. Причем, первое более вероятно. Может быть, Спарта и не хотел нашей смерти, но толстяку только этого и надо. Не зря он согласился сегодня караулить.

    - Они же не могут оставить нас здесь до вечера? Не могут ведь, нет? - испуганный голос Жабы прозвучал в абсолютной тишине.

    Все остальные уже провели в голове примерно такие же расчеты, как и я. Багровое от духоты лицо Иосифа говорило о том, что он не только останется в этом жутком железном сарае, но и рискует не пережить сегодняшний день.

    Го переключался быстрее всех. Он отвернулся от Жабы, одномоментно списав друга со счетов. Погибнет - так пусть его, главное, вытянуть свою задницу из этой дыры. Байкер подошел к стене и зацепился за первый найденный выступ, подтянулся, так что мышцы заходили под покрытой татуировками кожей рук, а набитый на лопатке джокер растянул черные губы в язвительной усмешке.

    - Горячая, собака. Утро, мать его, - глухая ругань слышалась все выше.

    Он прав. Даже втроем мы не сможем вытащить Жабу наверх. Умирать от жары и духоты рядом - глупость. Стараясь не встречаться взглядом с оставленным товарищем, я тоже пошел к стене, чтобы попытаться повторить маршрут следом за Го.

    Фрэй не двигался с места. Он смотрел на Иосифа и, казалось, не видел его. Совершенно никаких эмоций. Он о чем-то думал, но я не мог понять о чем, а пытаться более настойчиво не было времени.

    - Фрэй... - жалобно протянул Жаба. Если он и хотел что-то сказать после этого, то явно передумал.

    Фрэй вздрогнул, будто только что очнулся:

    - Сиди здесь и жди, - приказал он тоном, которым отдают команду домашнему псу.

    Для подъема Фрэй выбрал противоположную сторону здания, а точнее его угол. Упоров там было маловато, поэтому Го и полез в другом месте, но зато при должном напряжении мышц (и при условии, что эти мышцы у тебя есть - немаловажное для меня замечание) можно было упираться спиной в одну стену, пока карабкаешься по другой. Дело спорилось на редкость ловко - не прошло и десяти минут, как он, шипя и ругаясь, вылез на раскаленную крышу здания. Спустя секунду его лицо появилось в квадрате жестокого безоблачно-голубого неба:

    - Эй, Го, чего ползешь как девчонка?! - физиономия Фрэя была до неприличия радостной для такого момента. - Инк, давай поднажми, я тебя подтяну!

    Байкер снова изрыгнул порцию проклятий в адрес друга и едва не сорвался, торопясь добраться до заветного выхода. Ему понадобилось минут пять, чтобы доползти до люка. Когда оставались последний метр, крепкие руки Фрэя схватили его за плечи и выволокли на крышу.

    Я остался на стене один. Руки и ноги уже начинали мелко подрагивать - верный знак, что силы на исходе. Внизу в неверном свете маячила фигура Жабы, сидевшего на полу, скрестив ноги. Парень молчал и едва заметно покачивался, напоминая мне гигантского болванчика, брошенную игрушку, случайно оставленную детьми на площадке.

    - Инк, не замирай! Чем дольше ты висишь, тем больше шанс, что упадешь, - голос Фрэя вывел меня и оцепенения.

    - Дохляк, двигайся давай! А то я зажарюсь на этой крыше! - Го заботился о моей персоне гораздо меньше.

    Пот противными струйками стекал по лицу и по шее, иногда попадая в глаза, пальцы начинали не только дрожать, но и скользить. Если раскачаться, можно достать до железного штыря, торчащего из стены немного выше. Если раскачаться, можно соскользнуть...

    - Давай-давай, ты сможешь! - снова голос Фрэя.

    - Если сорвется, будет потом тебя винить.

    Я раскачался: в момент, когда пальцы дотянулись до штыря, вторая рука все-таки соскользнула, но это уже не имело ни малейшего значения. Теперь подтянуться - несколько месяцев назад это было практически невыполнимой задачей, теперь же... теперь стоило попытаться. Мышцы напряглись. Где-то в глубине сознания гнездилась мысль, что если сейчас отпустить руки, то обязательно получишь пинок под ребра от Спарты. Я подтянулся, достал до куска метала, похожего на желоб - пальцы были уже достаточно крепкими, чтобы удержать мой вес.

    Внезапно четыре руки подхватили меня за плечи сверху, с легкостью подняли и поставили на обжигающую крышу.

    - Ты хоть бы жрал что ли иногда, - Го вытер со лба пот и, приставив ладонь к глазам, огляделся вокруг. - Ну что, валим отсюда?

    - Стоять, - Фрэй поймал байкера за лямки борцовки, когда тот уже повернулся к нам спиной, чтобы перепрыгнуть на крышу соседнего здания, а там слезть по пожарной лестнице. - Про Жабу ты уже забыл?

    - А что Жаба? - неожиданно плаксиво ответил Го. - Мы его сюда не вытянем. Он свалится и сломает себе шею. Ты этого хочешь, да?

    Плаксивость как-то резко перешла в агрессию. Он стряхнул с себя руки друга и повернул к нему озлобленное лицо. Еще немного и спор легко перерастет в драку.

    - Значит, остается только один путь - вывести его через дверь, - Фрэй в противоположность ему был спокоен.

    Мы с Го, не сговариваясь, посмотрели вниз, туда, где в тени на каком-то ящике сидел Канцлер. На коленях у него лежала железная дубинка, в руках был тюбик крема, который охранник жирным слоем размазывал по толстой розовой физиономии. Почувствовав что-то неладное, немец задрал свою рожу кверху и, увидев нашу троицу на крыше, закричал:

    - Спускайтесь, недоноски! Спарта оставил вам задание!

    - Хочешь завалить Канцлера? - Го перешел на шепот, хотя вряд ли внизу было что-либо слышно.

    - А что, думаешь, втроем не справимся с одним боровом? - Фрэй насмехался, зная слабые места друга.

    - Вдвоем, - поправил байкер. Я, как ему казалось, не представлял собой хоть сколько-нибудь серьезной силы. - Вдвоем справимся. Только что нам за это будет?

    - Ничего не будет, поверь мне, - Фрэй белозубо улыбался.

    Когда мы спустились вниз, Канцлер встретил нас с довольным и масляным, как блин, лицом. Железная дубинка размеренно хлопала по ладони.

    - Ну что, слезли, выродки. А дружок-то ваш внутри остался. Спарта сказал выпустить его через часок, но я, пожалуй, еще немного подожду, да позагораю.

    Го дернулся, и дубинка была тут же направлена на него в угрожающем жесте, на конце сверкнул электрический разряд:

    - Но-но, без резких движений, звереныш.

    В этот момент сильным ударом ноги Фрэй выбил дубинку, и пока немец с идиотским выражением на лице следил за траекторией ее полета, схватил того за горло и приставил к толстой складке на шее нож.

    - Не рыпайся. Где ключ?

    Канцлер не внял совету, начал брыкаться и сучить руками, стараясь вывернуться из захвата. Нож заходил в опасной близости от кадыка и даже чиркнул лезвием по коже несколько раз, оставив кровавые царапины.

    - Прирежь его уже! - закричал Го.

    Но Фрэй еще не был готов к настолько решительным действиям.

    Я заметался вокруг, не зная чем помочь, но тут в поле моего зрения попала отлетевшая дубинка. Плохо соображая, что делаю, поднял ее с земли, а затем ткнул острым концом в пузо Канцлера и нажал на кнопку разряда. Туша дернулась. Фрэй тут же отскочил. Но немец все еще был в сознании, хотя и стоял как пьяный. Тогда я нажал на разряд еще раз. Боров рухнул на землю лицом вниз, подняв небольшое облачко пыли.

    Повисла тишина. Я с некоторым удивлением смотрел на дубинку у себя в руках, затем, будто чего-то испугавшись, бросил ее на землю. Стук металла снял со всех путы оцепенения.

    - Классно сработано, Инк, - кинул мне Фрэй и, встав на колени рядом с поверженным гигантом, стал шарить у него по карманам в поисках ключа.

    - Угу, - подтвердил несколько ошарашенный Го и на всякий случай пощупал пульс у Канцлера. - Живой.

    Фрэй извлек из кармана немца сначала крем (отбросил его), потом, наконец, добрался до ключа.

    Глаза Го сверкнули нехорошим огнем:

    - Одолжи нож.

    Фрэй протянул лезвие без всякой задней мысли и пошел отпирать Жабу, пока тот совсем не расплавился. Волноваться и вправду не стоило. Я чувствовал, что Го задумал какую-то злую шутку, но это явно было не убийство.

    Байкер, получив в руки нож, взялся за край рубашки немца и одним движением распорол ткань снизу вверх, открыв белую дряблую спину. Потом схватил тюбик с кремом и подмигнул мне:

    - Ну что, пометим нашу свинку?

    Говорят, что Спарта и Большой Ко ржали как сумасшедшие, когда увидели обгоревшего Канцлера с единственными оставшимися белыми участками кожи на спине в виде слова: «FUCK». И хотя после этого нам все равно досталось - каждого загоняли едва ли не до смерти - но это можно было перенести. Зато Жаба был жив.

    И еще, Большой Ко, к худу или к добру, решил, что раз мы так оборзели, то пора переходить к следующему этапу тренировок.

    Глава 9. Порванные сети

    «Бездна» открылась сравнительно недавно, и мне не нравился этот новый клуб - слишком крикливый, слишком модный и слишком порочный. Я был против такого названия, но Фрэй ничего не желал слышать, настаивая, что это имя будет лучше продаваться. Зачем ему понадобилось, чтобы я пришел сегодня в «Бездну» - не знаю. Но, похоже, здесь собрались многие.

    Электронная музыка била по ушам так же, как и шевелящаяся в ритм музыке толпа, подогретая алкоголем, била по моим нервам - слишком много возбуждения и энергии. К концу ночи многие обессилят настолько, что не смогут самостоятельно стоять на ногах. Фрэю тоже не нравилась электронная музыка, но он без стеснения заявлял, что прибыль от его клуба уже едва ли ни вдвое-втрое превышает прибыль моего «Плутоника».

    На специальных постаментах извивались полуголые go-go girls: телесные бикини держались только на честном слове, а разноцветный прожектор периодически выхватывал из темноты соблазнительные формы. Я засмотрелся... потом неожиданно вздрогнул и оглянулся на Медяка, стоявшего позади. Парень кивнул и, показав двумя пальцами букву «V», скрылся в толпе. Во мне поднялось внезапное раздражение: черт побери, у эмпатов даже чужое желание проецируется быстрее своего собственного. Я снова взглянул на go-go girls, но настроение было подпорчено, поэтому стал пробираться прямо на второй уровень.

    Женщины. Еще недавно в резервации их практически не было, а те что были заканчивали печально в борделях Золотого Лотоса. Сейчас же они стали стекаться сюда в поисках развлечений и на заработки, но местные до сих пор не привыкли к их присутствию, глазами голодных волков провожая каждую женскую фигуру.

    Фрэй вольготно развалился за столиком на втором этаже. Его облепили две длинноногие блондинки в откровенных платьях, похожие друг на друга, как сестры. Девушки всегда вились вокруг, словно мотыльки, но ни одна не задерживалась в его постели дольше, чем на ночь. Друг усмехался, гладил себя по уродливому шраму на лице и заявлял: «Не люблю быть красивее своей женщины».

    Зило сидел за соседним столиком и, зажав зубами сигарету, довольно ловко сдавал своим соседям карты - этот всем порокам предпочитает курево и азартные игры. Долго он так не протянет: уйдет в расход, как и многие до него.

    Гемма отплясывал с какой-то девицей, и никого не беспокоило, насколько дико здесь смотрятся его шипованые браслеты и черный ирокез. Вито выговаривал что-то официанту - с тех пор, как я видел его в последний раз, он отрастил небольшой животик, и шелковый костюм теперь сидел на нем как на немного вороватом бизнесмене средней руки. Этот вид заставлял сомневаться, что он еще способен держать в руках оружие, разве что огнестрельное. На месте Фрэя я бы заставил членов группировки оставаться в форме, а то по сравнению с западом мы растекаемся, становимся мягкими, как желе, и такими же уязвимыми. Но Фрэй с головой ушел в свои новые проекты, постепенно забывая, в каком месте приходится эти проекты реализовывать.

    Что-то очень много здесь наших. Их также, как и меня, позвал Фрэй? Что-то затевается?

    На глаза попались несколько человек из западной группировки, но эти просто оттягиваются в клубе - видимо, появились лишние бабки. Все же предчувствие было нехорошим. Что бы ни задумал мой друг, лучше бы ему было поделиться со мной своими мыслями.

    К бару подошел Джэджун. Он изменил своему милитари и надел...надел...

    - Хён, что на тебе такое надето? Тебя не узнать.

    - Привет, Инк, - кореец пожал плечами. - Черт его знает. Девушкам нравится. Не правда ли, я милашка?

    - Сложно сказать - я не по этой части.

    Джэджун рассмеялся и хлопнул меня по плечу:

    - У вас сложный язык.

    Чувство моды у корейцев было странное: Джэджун в своем словно бы распущенном свитере, ассиметричная стрижка закрывает только одну сторону лба; его друг Сон Джэ Бин, выкрашенный странный желтый цвет.

    Вряд ли Фрэй пригласил их - эти приятели просто любят развлекаться на досуге.

    - Инк, ты тоже здесь? - голос Пузика отвлек меня. Я обернулся и потерял дар речи...

    - Хаюшки, - подняла руку в приветствии Додо. Рыба просто молча кивнула.

    - Какого черта...?

    - Я их пригласил, - объяснил мальчишка.

    Ну ладно Пузик: ему семнадцать, и порой он напоминает жизнерадостного спаниеля. Но эти девицы о чем думали, когда соглашались? Им мало взрыва в моей квартире? Или такие происшествия будничное дело для материка?

    - Да он у вас парень «подай патроны», - Додо толкнула Пузика в бок, отчего тот расплылся в широчайшей улыбке.

    В такой праздности я убил еще полчаса. Да, веселье не мой конек - особенно, если выставить непробиваемые барьеры для чужих эмоций. Собственный внутренний образ в такие моменты напоминал мне тяжело вооруженного рыцаря-крестоносца: латы фиг пробьешь, зато уж если сверзнешься с коня - пиши пропало.

    Какого черта я здесь делаю? Фрэй сначала обжимался со всеми девицами подряд, теперь завис на мобильнике. Надо уходить. Я поднялся с дивана. Друг жестом остановил меня:

    - Никак не могу дозвониться до «Ультрамарина»: стационарный никто не поднимает. Управляющий отключил трубу. Может, сходишь проверишь, раз тебе здесь так не нравится?

    «Ультрамарин» - еще одно заведение, принадлежащее Фрэю. Кальянный бар, что находится на соседней с набережной улице. Строить его на первой линии побоялись из-за того, что иногда в кальяны насыпались не совсем легальные вещи. Нет, Фрэй не занимался наркотиками и всячески вытравливал этот бизнес со своей территории, но некоторое баловство позволял. Если оно приносило пользу бизнесу, разумеется.

    Задание для шестерки. Ну да ладно, раз уж появляется возможность убраться отсюда.

    - Если ты только за этим сказал мне сегодня прийти в «Бездну»...

    - Вернешься - я тебе все объясню.

    - Я не вернусь.

    Лицо Фрэя как-то странно перекосило, но он ничего не добавил.

    Асфальт покрыла наледь, и я с неудовольствием обнаружил, что подошва ботинок скользит. Больше их не надену - по крайней мере, пока не придет весна. Хотя выбор гардероба у меня сейчас невелик. Снаружи несколько человек курили, но никто не обратил на мой уход ни малейшего внимания. Я поднял меховой воротник куртки и зашагал по переулку. Позади несколько раз хлопнула дверь, выпуская на улицу порции ритмичной музыки.

    Свернул на нужную улицу: по сравнению с набережной здесь мало освещения: по крайней мере от огней не рябило в глазах, а редкие вывески были приглушенно спокойны. Вдоль дороги располагались в основном бары: просто бары, кальянные, стрип-бары, даже какой-то покерный клуб. Здесь все не так безопасно, не так глянцево, как на набережной, зато спокойно, но в этом спокойствии было что-то угрожающее, будто в качестве фона вечно играла тревожная музыка из какого-то триллера.

    Я дернул рукой - захотелось закурить, чтобы хоть как-то разогнать этот молчаливый ужас. Пошарил по карманам...

    Стоп.

    Я не курю...

    - Зило, выходи, - ощущение эмоционального флера этого человека было слишком знакомым и слишком недавним, чтобы ошибиться.

    Силовик вышел из-за поворота: глаза с бензиновой радужкой, ремни на кулаках, и словно серый туман, флер личной неприязни ко мне. Да, надо было быть идиотом, чтобы ошибиться.

    - Фрэй говорил, что ты можешь почуять, но я не поверил.

    Не имей он никотинового пристрастия, я бы, может, и не заметил, но наркомана (даже которого таковым не считают) не заметить трудно.

    - Что тебе от меня надо?

    - Мне - ничего. Но ты только что испортил план Фрэя, - Зило все же достал вожделенную сигарету и с наслаждением затянулся.

    Да, из этого парня получился бы замечательный наркоман. Когда-нибудь он подсядет на дрянь пожестче, и его с потрохами загребут наркоторговцы с западных территорий.

    - Какой план?

    - Ты же у нас смышленый - догадаешься.

    И впрямь, глупый вопрос. Фрэй приказывает мне прийти в «Бездну», куда стягивается часть членов группировки. Он же, как бы невзначай, просит меня одного прогуляться до соседнего бара. Одного! И это после трех, ну ладно, двух с половиной неудачных нападений! После того как он сам велел мне перебираться в общий дом!

    Сладко ли чувствует себя червяк на крючке, заглянув в лицо рыбака? Паршиво он себя чувствует, в крайней степени паршиво.

    Зило вытянул сигарету до фильтра, выбросил сверкнувший красным огоньком окурок, затем развернулся и скрылся за поворотом. Я тоже повернулся. Плевать, будет ли он и дальше следовать за мной - его дело. Но от такого присутствия я не буду в большей безопасности, точно.

    Внезапно что-то изменилось, будто оборвалось внутри. До меня только сейчас дошло, что Зило не был один. Он просто не мог быть один, Фрэй не настолько глуп. И эта оборванность внутри говорила только о...

    - Зило!!! - закричал так, что даже не узнал собственного голоса. Удивленный силовик вновь появился из-за угла. - Кто был с тобой?! Кого еще послал Фрэй?!

    - Маноса и Гемму. Что случилось? - я напугал его до чертиков.

    - Где они сейчас?! Быстро!

    - В соседнем переулке...

    - Зови Фрэя, кого-нибудь!

    С металлическим щелчком я отстегнул цепь и побежал. Это должно быть очень близко, раз я смог почувствовать. Прямо за соседним домом, иначе бы мои способности не дотянулись. Может быть, я успел бы схватить это раньше, если бы не Зило со своими сигаретами.

    На этот раз трое. Черные костюмы мне уже знакомы. Манос лежал на асфальте в какой-то неестественной позе. Гемма пятился от двоих, наступавших на него, третий припал на одно колено и держался за грудную клетку.

    - Стоять! - крикнул я, желая привлечь к себе внимание и не позволить им напасть на Гемму одновременно.

    Все трое лишь скосили глаза, не рискуя полностью выпускать из виду противника. Затем один из черных сразу двинулся ко мне. Я побежал навстречу, будто бы готовясь снести его с ног. Человек даже остановился, не понимая к чему такой разбег. В самый последний момент я натянул цепь двумя руками и, оттолкнувшись от земли, сделал сальто. Не самый уместный пижонский прием, но, если он удается, противник кончается быстро - со сломанными у самого основания черепа позвонками долго не протянешь.

    Цепь захватила только воздух, а, приземлившись на ноги, я тут же получил удар ногой под колени, от чего рухнул вниз. Глупый мозг еще успел отметить, что и у Геммы не все ладно, будто своего положения было недостаточно. Силовик неплохо владел кулаками, но против таких соперников этого было мало. Стараясь больше не смотреть на него, я вовремя сосредоточился на своем противнике, иначе бы не успел перехватить ногу в занесенном ударе. Достаточно одного нажима локтя на нужную точку, чтобы «черная маска» начал хромать, но он не такой идиот самому отсчитывать мне на это время.

    Человек в черном вывернулся, словно рыбка, не давая мне и шанса удержать его ногу. Неплохо, но эта заминка - возможность подняться с колен и продолжить бой.

    Внезапно Гемма вскрикнул и схватился за живот. В руке его противника сверкнул нож с красной полоской крови. Сейчас последует еще один удар. Не думая о последствиях, я бросил набалдашник своей цепи нападавшему в руку и выбил нож, но при этом пришлось отпустить родные звенья. Вряд ли мне теперь удастся поднять оружие, и вряд ли Гемма сможет отбиться с распоротым животом, но поступить по-другому я почему-то не мог.

    На меня тут же налетел мой противник, и я вынужден был уйти в глухую оборону. У него хорошая реакция, быстрые движения - ставить блоки очень непросто. Несколько раз не успел и получил чувствительные удары по корпусу. Все же, чистая рукопашная не для меня.

    Краем глаза заметил, как согнувшись, сложно петляя, уходит куда-то в глубь улицы третий человек в маске. Манос умудрился-таки перед смертью его серьезно задеть. В том, что грек мертв, у меня не было ни малейших сомнений: уж что-что, а смерть я могу почувствовать в любой ситуации. Даже сейчас, когда две следующие ее жертвы уже, возможно, предопределены.

    Удар. Блок. Собственная попытка атаковать. Неудачно. Удар. Пропущен. Надо лучше закрывать почки.

    Гемма упал. Из подворотни выскочила еще одна темная тень... и еще одна. Они нас добьют. Зило - медлительный чурбан!

    Но тут я уловил очень знакомую ярость. Буквально через секунду мелькнул нож и вонзился в горло незнакомца, уже готового прикончить Гемму.

    Я скосил глаза, увидел фигуру Фрэя и тут же едва не пропустил удар ногой под дых. Неожиданно ко мне подскочил Зило и попытался садануть кулаком человека в черном, тот уклонился, но забыл про меня. Я сделал подсечку - сбил его с ног. Незнакомец не растерялся: быстренько перекатился и, поднявшись на ноги, тут же дал стрекача вперед по улице. Хлопцы в черном, которые еще недавно, как армия тьмы, лезли из подворотен ему на помощь, бесследно растворялись в переулках.

    Наконец, я смог оглянуться: за Фрэем было еще пять боевиков, не все знакомые, но это не важно.

    - Хотя бы одного взять живым, - скомандовал Фрэй. Ребята затопотали вслед за ускользавшими черными тенями. Не поймают - это я знал точно. Кто бы ни были эти люди, но подготовка у них высшего класса. В резервации ни у кого такой нет. Это не уличная школа. Они натасканы до автоматизма, до состояния машины, словно солдаты...

    Западной группировкой тут не пахнет...

    Человек, получивший нож в горло от Фрэя, корчился недолго - одно конвульсивное движение, и он затих, хотя из раны все так же толчками продолжала выходить кровь.

    - Он что-то раскусил, - пояснил Зило в священном ужасе.

    Фрэй выругался, серьезно посмотрел на меня и побежал вперед догонять своих боевиков. Он не станет извиняться. Что бы ни случилось. В крайнем случае, он попросит прощения до того как что-то сделать, но никак не после. Сознание собственной неправоты никогда не мешало ему в исполнении планов. У меня всегда было чувство, что вина для него не ощущение, а лишь сделанный логикой вывод. Он понимает, что сделал что-то не так, но раскаяния не чувствует. Впрочем, подтвердить мое предположение трудно: последний раз я чувствовал эмоции Фрэя очень давно, еще в подростковом возрасте, что с ними стало сейчас и остались ли они вообще - мне не известно.

    Естественно, догнать людей в черном не удалось - они растворились в переулках, словно до этого вышли, соткавшись из мрака самых темных углов, а теперь в него вернулись. Последний взобрался на одно из зданий и юркой тенью уходил по крышам. Наши молодчики лезть за ним не решались. Если уж на земле догнать не смогли, то там уж и подавно упустят. Мелькнула мысль, что Спарта бы сейчас вдоволь посмеялся над нами.

    Кажется, только один Фрэй не желал сдаваться. Он бежал по улице, не сводя глаз с черного силуэта, затем вдруг остановился. И когда тень попыталась сделать очередной прыжок с крыши на крышу, вынул из куртки небольшой револьвер и направил его вверх. Прозвучал всего один выстрел. Тень споткнулась и, словно подрубленная птица, упала немного впереди за зданием.

    Фрэй обожает холодное оружие, но практичность для моего друга всегда на первом месте. Не стоило удивляться, что у него при себе есть пистолет, но я все равно удивился.

    Когда мы зашли за здание, тела не было. Не было ничего, что хотя бы косвенно напоминало о том, что кто-то здесь упал с крыши. Никто из нас не верил в таинственные исчезновения. Труп ли, раненного ли, но его успели убрать. Буквально за считанные секунды. Этот факт внушал даже больший ужас, чем то, что чужие люди безнаказанно орудуют на нашей территории.

    Шрам на лице Фрэя налился багровым цветом. Обычно выставляемые им сети никогда не оказывались без улова. Но на этот раз рыба оказалась слишком крупной.

    Глава 10. Электрический скат

    Гудвин был именно тем человеком, на котором держались все тренировки на складе. Даже Большой Ко изредка отступал перед его мнением. Он не казался таким бесшабашным, как в Спарта, скорее даже наоборот: был дотошен, серьезен и изучал искусство боя так, будто бы это математика, химия или физика - любая из серьезных наук. Гудвин обладал натурой ученого, который стремился делать открытия, педагога, который знал, что нужно ученикам, и при этом... оставался одним из узников резервации. Он попал сюда, когда ему было двадцать три - с тех пор минул почти десяток лет. В нем вы никогда бы не заподозрили ничего необычного - простой человек с самой обычной внешностью: с щетиной, наполовину разбавленной сединой, с темными кругами под глазами, которые день ото дня то появлялись, то исчезали на его лице - он больше напоминал неудачника, вытолкнутого на обочину жизни, чем матерого бойца.

    Все детство и юность Гудвин провел в спортивных секциях и клубах, перепробовал различные виды боевых искусств, различные техники, но спортивной карьеры не получилось. Слишком уж трудно ему было держаться в рамках и играть по установленным правилам, слишком картонными и далекими от реальности казались все поединки. Он поступил в военное училище, просто не представляя, куда еще можно пойти. Медкомиссию прошел легко - никаких отклонений, никого даже не насторожил его изумрудно-зеленый цвет глаз. Бывают и такие радужки в природе.

    Попался только на каком-то из внутренних экзаменов. Дерзко положив ладонь на книгу преподавателя, Гудвин сыпал точными цитатами и без запинки выдавал целые параграфы. Его даром было то, что раньше в народе называли «слепым чтением», вот только прочитать он мог не только книгу, но и любую вещь, или даже человека. Кончики пальцев рассказывали ему, сколько вам лет, чем вы болеете и, возможно даже, хороший вы или плохой. На экзамене ничего не сказали, но при следующем медицинском осмотре его анализы пометили особым грифом.

    С тех пор он стал значительно умнее, но было уже поздно...

    - Удар ногой, - скомандовал Гудвин. Фрэй ударил. Тренер блокировал. - Еще раз. Плохо. Чем раньше занимался?

    - Каратэ.

    - Я так и подумал. Какой пояс?

    - Зеленый, - Фрэй почему-то смутился. - Это было давно.

    Гудвин задумчиво обошел его по кругу:

    - Видел когда-нибудь тайский бокс?

    - Нет.

    - Сейчас покажу. Держи блок.

    Гудвин перешел в боевую стойку, и Фрэй инстинктивно сделал полшага назад. Удар ногой. Блок. Парень пошатнулся, затем улыбнулся, немного бравируя.

    - Это каратэ, - сказал тренер. - Противник - цель удара. А сейчас тайский бокс.

    Гудвин немного подпрыгнул и за этим последовал удар такой силы, что застигнутый врасплох Фрэй повалился на пол.

    - В тайском боксе надо не просто ударить противника, а ударить так, будто хочешь, чтобы твоя рука или нога прошла сквозь него. Рассекла на две части. Чувствуешь разницу?

    Фрэй чувствовал, и еще как. И я чувствовал вместе с ним.

    Гудвин мог рассуждать о видах боевых искусств до бесконечности, показывать, сравнивать. В его устах поединок становился поэзией, удары - строфами. На деле же он демонстрировал смертоносную смесь техник, которая с поэзией ничего общего иметь не могла. Разве что кто-нибудь сложит панегирик по его врагу.

    С Фрэем он довольно быстро нашел общий язык - оба были в какой-то мере помешаны на искусстве боя, и учитель нашел своего ученика. Ну, а стоило только Гудвину достать несколько избранных ножей - и Фрэй был весь его с потрохами.

    На мне дело застопорилось. Если, почувствовав на своей шкуре радость «пробежки по крышам» от Спарты, я начал делать головокружительные успехи в деле физической подготовки, то бой, желание нанести увечья своему противнику мне оставались непонятны. И в чью бы шкуру я не влезал, они становились мне непонятны еще больше. Если я был вынужден кого-то ударить, то чувствовал его боль как свою собственную - оказалось, очень непросто одновременно держать и физическую оборону и ментальную. У меня никак не получалось закрыться. Оружие и вовсе валилось из рук, что бы мне не предлагал Гудвин, от палки до травмоопасных нунчаков. В конце концов, он опустил руки и оставил до лучших времен попытки угадать, что же мне в действительности было нужно. Тренер учил меня приемам самообороны, некоторым трюкам из самбо и не совсем честным вещам, которые, тем не менее, впоследствии частенько меня выручали.

    С Го была лишь одна проблема - его сверх-агрессивность и неконтролируемые припадки ярости. Я заметил, что за байкером постоянно следили не только Гудвин и Спарта, но временами даже и Большой Ко. Парень не расставался с бейсбольной битой и на каждый, даже самый безобидный выпад в свою сторону у него был один ответ - дубинкой по зубам.

    Оставался Иосиф. Никто не знал, что с ним делать. Вернее Большой Ко знал, но меня каждый раз передергивало, если я ловил даже край его эмоций.

    В момент, когда дело, наконец, дошло до спаррингов, уже мы все смотрели с беспокойством на Жабу. Если он оказывался твоим противником, то можно было смягчать удары - и без того парень быстро сдавался, падая на спину в чисто животной позе подчинения. Го презрительно кривил губы, но тоже не переступал с Иосифом какой-то невидимой черты, которую мы все по молчаливому согласию провели для себя.

    Если же Жаба оказывался в паре с кем-то другим, то его частенько избивали, над ним издевались. Презрение, которое лишь слегка выказывал Го, в остальных отражалось гораздо сильнее. Я видел его мутное болотно-зеленое марево, кружившее над людьми. Даже над Гудвином нет-нет, да стелилась эта ядовитая пелена. Но в тоже время тренер всегда успевал останавливать вышедшие из-под контроля спарринги. Он брал за шиворот очередного слишком зарвавшегося петушка, оттаскивал его от Жабы и, не поворачивая головы, говорил Иосифу:

    - Сегодня ты убираешь склад.

    К несчастью, подобный акт милосердия не всегда был осуществим. Если в помещении присутствовал Большой Ко, то остановить поединок мог только он, а Кобальт никогда не спешил с такими решениями. Иногда мне казалось, что у этого здоровенного негра есть дар, близкий моему, что он может чувствовать чужие боль, страдания и унижение, что он испытывает кайф, ловя эти эмоции, затягивается ими и потом выпускает через нос, как две табачные струйки. В отличие от меня, ему это нравилось. Он ждал, когда появится кровь, будто бы каждый раз ощущая ее привкус у себя во рту. Так было большую часть времени, но иногда Кобальт все же выныривал из зловонного потока, поглотившего его - в эти редкие минуты он откладывал свой кнут и бесцельно бродил по помещению, ни с кем не заговаривая и никого не замечая.

    -Ну, давай, дубина, шевелись! Покажи нам хоть один удар! - разорялся Дэвон, а доберманы рядом с ним исходили веселым лаем, будто вторя смеху хозяина. - Двигайся, мешок с дерьмом!

    Никто не обращал внимания на остальные схватки: все смотрели на Жабу и кружившего вокруг Одина.

    - Почему у всех спарринг, а у меня упражнения с грушей? - весело откликнулся одноглазый.

    Со всех сторон послышался смех. Даже Большой Ко хрюкнул в толстую губу.

    Я засмотрелся на секунду, и Фрэй тут же положил меня на лопатки. Не похоже, что при выборе противников Гудвин руководствовался уровнем подготовки. Друг подал мне руку, чтобы помочь подняться, но на меня не смотрел - его взгляд был прикован к Жабе.

    Один совсем слетел с катушек, прыгал вокруг гиганта и сыпал ударами. Искусственный глаз в воспаленной глазнице то и дело неестественно поблескивал под светом ламп. Иосиф вяло прикрывался и находился уже в том состоянии, что готов был смирно закрыть глаза и лечь на пол, отдав себя на милость победителя. Тренировочный поединок явно выходил из-под контроля.

    Гудвин встал со своего места в явном намерении прекратить это издевательство, но ему в живот уперся кнут Большого Ко, преграждая дорогу. Глаза негра жадно горели: добыча в виде страха и боли была рядом. Зачем упускать такой шанс подпитаться?

    Тренер не стал противоречить. Он был неплохим парнем, но никогда в нем не было жалости к слабым. Жалость казалась ему самым отвратительным чувством. Гудвин не испытывал сочувствия к другим, так же как не терпел его по отношению к себе. Справедливость - другое дело. Но в данном случае было одинаково справедливо, как остановить спарринг, так и дать ему продолжиться.

    Фрэй процедил что-то сквозь зубы и решительно направился туда, где проходил этот, так называемый «поединок».

    - Эй, красавчик, не вмешивайся не в свое дело! - заорал Дэвон, раскусив намерения моего друга.

    Один лишь мельком взглянул на приближающегося к нему парня, усмехнулся одним глазом, словно побитый хорек, и показательно собрался еще раз наподдать Жабе. Только ничего у него не вышло. Фрэй сократил расстояние между ними в три прыжка, оттолкнул Иосифа одной рукой, а на другую принял предназначавшийся увальню удар.

    - Не нарывайся, недоносок, - угрожающе прошипел одноглазый.

    - Что, как с «грушей» - ты смелый, а как с настоящим противником потягаться, так отступаешь?

    Один заревел от досады и обрушил на Фрэя серию беспорядочных ударов, от которых тот без труда ушел.

    - Теперь ясно почему. Плохо видишь, циклоп?

    Это прозвище добавило последнюю каплю, и Один, забыв обо всем, чему учил его тренер, сломя голову бросился в атаку. Фрэй же, не смотря на кажущуюся возбужденность, внутри был абсолютно спокоен, так что мне трудно было разобрать, как он собирался поступить. Но то, что он не сделал ни одного необдуманного движения, было очевидным.

    В этот момент раздосадованный Кобальт, у которого отняли вожделенную добычу в виде боли и страха, поднялся с места, разворачивая свой кнут. Рядом тут же встал Гудвин и положил руку на ремень кнута. Тренер был на голову ниже высокого негра. Некоторое время они мерили друг друга взглядами, а затем, видимо, не придя к какому-то решению, оба сели на место. До этого я еще ни разу не видел, чтобы Гудвин так открыто противостоял Большому Ко. И в тот момент почему-то почувствовал к нему невольное уважение.

    Между тем Фрэй одним движением подсек Одину ноги. Одноглазый покатился по полу - сгруппироваться и встать не успел. Слишком сильна была его ненависть - она мешала делать все правильно. К моменту, когда упавший парень все же попытался встать, на его спине уже сидел Фрэй, придавливая ему руки и ноги так, что несчастный оказался буквально спеленатым.

    Дэвон засвистел, а его доберманы громко и раздраженно залаяли. Среди учеников поползли недовольные разговоры.

    Гудвин встал и подошел к дерущимся, пока они не успели покалечить друг друга.

    - Один, вот что случается, когда теряешь голову. В следующий раз за такой бой я выкину тебя на улицу.

    - Потерять голову страшнее, чем глаз, а циклоп? - вклинился Фрэй, которого буквально распирал азарт от своей победы и гордость за спасенного друга.

    - Это и к тебе тоже относится, - оборвал его Гудвин. - Ты собираешься всю жизнь провести рядом с Жабой? Запомни, что тогда он умрет, как только тебя не окажется поблизости.

    Под презрительным взглядом тренера победоносная улыбка Фрэя потускнела, и он молча слез со спины уже не брыкавшегося Одина.

    Потом Гудвин сидел на выходе со слада, устало привалившись спиной к стене, в руках бутылка с водой, розовой от лучей закатного солнца.

    - Садись, Инк. На закат лучше смотреть сидя, - не оборачиваясь, он почувствовал мое присутствие.

    Я сел. Было очень спокойно - впервые за долгое время, но почему-то казалось, что это и последнее спокойствие на многие годы.

    - Пожми мне руку, - тренер внезапно протянул мне покрытую ороговевшей коркой мозолей ладонь.

    Я пожал протянутую руку, удивленно заглядывая ему в глаза. Эмоции ничего мне не говорили.

    - Ты знаешь, чего ты хочешь больше всего? - вдруг спросил Гудвин, словно в бутылке у него была не вода, а нечто покрепче, вызывавшее на разговоры по душам.

    Я помотал головой.

    - Ты хочешь свободы. Даже если не хочешь сейчас, то будешь хотеть потом, - он подкинул бутылку так, что та несколько раз перевернулась в воздухе. Вода плескалась под закрытой крышкой, делая траекторию полета неправильной и рваной. - Может быть, ты даже не понимаешь сейчас, что такое свобода, может быть, не поймешь никогда, но ты будешь ее желать.

    Он был прав. Тысячу раз прав в этом предсказании от одного прикосновения. Но тогда я не мог этого знать, и поэтому он казался мне странным, несуразным, будто бы свалившимся из другого мира.

    - А что такое свобода? - осторожно спросил я хриплым, чужим голосом. Или он звучал чужим, от того, что я давно его не слышал.

    Гудвин пожал плечами и снова подкинул бутылку:

    - У каждого своя свобода. - Плеск воды. Треск пойманного и смятого пластика. - Ты слышал о богине Стикса?

    Я покачал головой.

    - Дух свободы, что якобы обитает в этих водах. Даже когда я сюда пришел, здесь уже была эта легенда. Говорят, что если увидеть женский лик в воде, то обретешь свободу.

    - Чушь собачья все это, - раздался над моим плечом голос Кобальта. Я вздрогнул всем телом и замер, боясь даже обернуться. Рядом, как живое существо, зазмеился и расправился кончик кнута. - В резервации можно стать свободным только после смерти.

    Гудвин пожал плечами:

    - Почему дух свободы не может быть и духом смерти одновременно?

    Время от времени на склад заходил Кербер. На нем всегда был какой-нибудь светлый костюм и подобранная в тон шляпа, часто он добавлял к привычному ансамблю трость, зонт или шарф. Несмотря на то, что большую часть времени босс просто стоял и смотрел, не произнося ни слова, всех сразу же как будто придавливало к земле: и без того напряженная атмосфера становилась еще гуще.

    Однажды он все же сдвинулся со своего места в дальнем конце склада и подошел к запыхавшемуся и обливающемуся потом Фрэю, который вот уже полчаса уворачивался от длинной палки в руках Спарты. Остальные были биты дважды и поэтому в наказание сидели на растяжке, но Фрэй все никак не желал сдаваться, а его белозубая улыбка до чертиков раздражала тренера.

    Кербер кивком головы остановил Спарту, который еще даже не начал сбиваться с дыхания. Фрэй тоже остановился: плечи вздымались тяжело, глаза все еще следили за палкой в руках тренера, но улыбка сползла с лица.

    Постукивая кончиком трости по бетонному полу Кербер обошел вокруг Фрэя, оглядывая с ног до головы, затем схватил за подбородок и повернул лицом к себе. Все замерли, всем было неприятно. Только тут я обнаружил удивительную вещь: я совсем не чувствовал Кербера - ни сейчас, ни когда-либо раньше, и дело было не в капризах моих способностей. Просто, как будто я был недостаточно силен, чтобы его почувствовать.

    Тем временем босс наклонил лицо Фрэя в одну сторону, потом в другую, чтобы свет заиграл на хрустале глаз:

    - А что, Спарта, может нам уже пора опробовать в деле этих кутят?

    Тренер молчал, хотя, судя по эмоциям, скорее думал, что мы пока еще ни на что не годны.

    - Боз, возьмешь их сегодня вечером, пусть покараулят один из выходов, - кинул Кербер Аарону, пришедшему с ним.

    - А я..., - начал было Дэвон, и тут же вынужден был заткнуться, получив кулаком под ребра от Монаха. Возможно, до сих пор это было его обязанностью, но с боссом не пререкаются.

    Улица Трех Домов на самом деле улицей не была - на крошечный пятачок выходили окнами два пятиэтажных и одно трехэтажное здание. Для площади место было слишком маленьким, для улицы слишком коротким. Здесь размещалась банда Кербера - один из опаснейших районов резервации не только для чужих, но и для своих.

    Кербер поощрял и поддерживал в своей банде состояние постоянной внутренней конкуренции. Члены распадались на группы, группы непрерывно грызлись между собой, пытаясь продраться к вершине и встать возле босса. Это стремление наверх было в чем-то иррациональным, как будто они верили, что если забраться на вершину самого высокого дерева, то сможешь увидеть солнце. Но солнца там не было - вокруг стояла вечная непроглядная ночь. Здесь верили только в силу и ей поклонялись. И самым сильным был Кербер: ему не надо было тренировать мускулы, вооружаться и вступать в бесконечные конфликты, он подавлял одним лишь взглядом, мыслью - он был силой в ее чистом виде.

    На улице Трех Домов почти всегда были люди, особенно в ночное время. Пройти через пространство посередине с высоко поднятой головой и не нарваться на неприятности, могли очень немногие. Только страх служил здесь гарантом хоть какой-то безопасности, причем в уплату принимался как страх чужой, так и свой собственный. Поэтому мы вчетвером жались по стенкам и старались казаться как можно более незаметными. Даже Го в этот момент не показывал своего гонора.

    Из потасканного допотопного магнитофона звучала музыка, отбивая ритм больше темпом речитатива, чем ударными. Две железные мусорные бачки полыхали ярким пламенем, создавая вокруг себя светлые круги к которым, как мошки, жались разномастные люди. Они курили, пили, о чем-то договаривались, в открытую передавая друг другу такие суммы, которых в резервации мне видеть еще не приходилось. Кто-то затеял потасовку, и вокруг тут же собралась толпа, привлеченная зрелищем. Над этим местом стоял едва уловимый запах. Нет, не мусорных отходов. Поначалу я не мог разобрать что это, а спросить не решался, потому что смутное чувство подсказывало мне, что запах этот ощущаю только я, и он не имеет никакого отношения к реальному миру. Затем я узнал его. Этот был запах тины, какой появлялся над Стиксом, когда река немного мелела и ее воды, пусть и сами не совсем чистые, не могли уже уносить с собой всю грязь и гниль.

    Жаба засмотрелся на потасовку и не заметил, как толкнул какого-то парня со страшно косящими глазами.

    - Смотри куда прешь, ослиная башка! Сейчас разучишься ходить, жиденок! - сразу же взвился косоглазый. Его взгляд как-то странно блуждал, поэтому казалось, что он смотрит на всех сразу и ноги собирается повыдергать тоже всем.

    - Остынь, Рут, - металлический шест уперся задире в раздвоенный подбородок, - эти ребята со мной.

    Завидев владельца оружия, косоглазый молча и быстро отошел, словно вспомнил о каком-то важном деле. За ним, как полоса слизи за улиткой, тянулся след страха, ненависти и зависти.

    - Где вас носит? Пора на дело, - Монах сложил свой шест до длины трости и втолкнул нас в ближайшее здание.

    - А что если они выскочат? - в очередной раз заныл Жаба.

    Мы караулили дверь, а заодно, я так понимаю, и окна на одном из торцов ветхого трехэтажного дома. Внутри квартировал мелкий китайский делец, который по глупости увел у псов из-под носа партию каких-то наркотиков (псы называли их центровой дурью, но нам это ни о чем не говорило), да еще попытался сдать Кербера полиции. Неотвратимое наказание - было одним из столпов, на котором зиждилась власть нашего боса.

    Переулок пока оставался чист. Мы стояли в тени здания, чтобы не особенно выделяться на улице. От нас не требовалось врываться внутрь - всего лишь покараулить черную дверь, из которой вряд ли кто-нибудь когда-нибудь выйдет.

    - Если выскочат - хорошо, а то задубеешь тут ждать. - Го перепрыгивал с ноги на ногу, отчего его черная косуха начинала немелодично побрякивать. На холоде твердая «р», казалось, становилась еще тверже.

    - А вдруг у них ножи? - Иосиф совсем не разделял его настроя.

    - Ты тоже нож возьми и не дрейфь.

    - А если у них пистолеты будут? - голос Жабы стал еще плаксивее.

    - Тогда беги... - начал Го.

    - Не будет, - Фрэй толкнул байкера в бок, чтобы тот перестал запугивать и без того уже перетрусившего товарища. То, как он опекает Иосифа, даже мне уже начинало казаться излишним. Я давно понял, что в резервации никто не выживает без шипов. Но Фрэй упорно не давал Жабе эти шипы нарастить.

    За дверью, около которой мы стояли, внезапно послышался шум, затем быстрые торопливые шаги застучали по лестнице, отбивая практически чечеточный ритм. Жаба тут же отпрянул от двери и натолкнулся на меня, сбивая с ног. Я же только успел подумать, что хорошо, что он меня толкнул - тот, кто бежал по лестнице, был крайне опасен. А когда опасное животное начинают загонять в лесу, оно становится еще опаснее и перегрызет глотку любому, кто встанет у него на пути.

    Так и случилось. Го, сунувшийся было к двери, тут же получил в лицо ботинком, отбивавшем такую прекрасную «чечетку» на лестнице. На полутемное пространство улицы выскочил среднего возраста китаец с длинной тонкой косицей, стелившейся позади. Отправив байкера в мерзлую грязь, он собирался продолжить свой бег, но тут был схвачен ловкой рукой Фрэя за эту самую лоснящуюся косу. Иногда движения моего друга были настолько стремительны, что я не успевал их рассмотреть. Не знаю, замечал ли он сам, но мне казалось, что есть в этом что-то ненормальное, что как раз и может оказаться его спящим даром.

    Китаец развернулся, пытаясь ударить как-то странно сложенными пальцами Фрэя по руке, но тот, не желая подставляться, уже выпустил косу и отошел на шаг назад. Правильно: зачем вступать в бой с неизвестным по силе противником, если от тебя всего-то и требуется, что задержать его до прихода более матерой погони. Я уловил намерения Фрэя, его желание позабавиться, подразнить. Он опять играл, не думая о последствиях, не думая вообще ни о чем. Китаец сделал шаг вперед, но Фрэй снова отступил, так что очередной выпад скрюченной руки не достал до цели десяти сантиметров.

    Поняв, что только теряет время, беглец повернулся в сторону улицы. Но тут хлопнула дверь, и в ту же секунду спину китайца догнал юркий серебристый нож. В проеме стоял Монах, выдыхая белые клубы пара, и его свободная не по погоде легкая одежда делала его похожим на какого-то фантастического героя из подростковых комиксов.

    - Слюнтяи, - только и бросил он нам.

    Го зло выплюнул вместе с кровью обломок зуба, и по всему было видно, что у него есть что ответить, но промолчал. Фрэй лишь пожал плечами: Монах никогда не вызывал у него ни раздражения, ни желания что-либо доказывать - всего лишь еще один цепной пес из своры.

    Следом за Аароном на улицу вышел Кербер. На боссе было длинное меховое пальто и со своими тонкими пальцами, унизанными массивными перстнями, он напоминал барина, только что покинувшего оперетту.

    - Так-так-так, что у нас тут? И ведь не слабый был человек... а умер как трус с ножом в спине, - носком туфли он перевернул китайца, словно бы желая удостовериться, что это именно тот, кто ему был нужен. Только тут я заметил кусочек какой-то цветастой татуировки, что шла у мертвеца от виска к подбородку. Значит, не рядовой член триады.

    Кербер знаком подозвал к себе Фрэя и сунул ему в руку несколько банкнот:

    - Хорошо поработал, теперь можно и развлечься, - он хлопнул парня по спине и тут же отвернулся, словно начисто забыв о его существовании. - Аарон пошли триаде наши соболезнования. Хотя они должны быть благодарны, что я избавил их ряды от вора.

    Монах вытащил нож из спины китайца, одним взмахом отрезал ему косу, а потом с жуткой методичностью стал отпиливать у трупа ухо. Соболезновали в резервации тоже по-своему.

    Вывеска «Пещеры лотоса» была шикарной по меркам особой зоны в то время: неоновые огоньки ползали по стилизованному цветку, а потом, зарябив, вдруг внезапно разбегались.

    - Угощайтесь! - сказал Фрэй, широким жестом указывая на дверь.

    - Крассава! - с неожиданным энтузиазмом поддержал Го.

    Мы с Жабой недоуменно переглянулись.

    - Что там? - робко спросил Иосиф.

    Я не стал спрашивать, потому что по ниткам эмоций, сочащихся со всех щелей здания, уже начинал догадываться.

    - Ты шутишь?! - воскликнул Го. - Вот зяблики недоношенные. Фрэй, запихивай их внутрь!

    С этими словами они открыли дверь и втолкнули нас в проем.

    Внутри царил душный сумрак, иногда по помещению скользили ленивые разноцветные лучи, но света они не прибавляли, а наоборот, будто бы погружали окружающую обстановку в дымку. Запах благовоний, алкоголя, табака, человеческих тел. Повсюду прозрачные занавеси. Скользят полуголые женские тела. Слышится смех. Маленькая круглая сцена с шестом посередине, вокруг которого вьется уже скинувшая с себя всю одежду шатенка. Снова смех: искусственный женский, жадный мужской. Вокруг нас еще множество комнат и во всех пульсирует вожделение, похоть, но не страсть. Повсюду только желание, оно исходит от каждого, даже от Жабы, что стоит сейчас рядом со мной и не знает, куда девать свои огромные руки. А та девушка на сцене, она улыбается так развратно, словно мысленно уже расстегивает твой ремень, словно ее пальцы с алыми ногтями уже берутся за язычок молнии на ширинке, но на самом деле ее тошнит...тошнит от всего этого, выворачивает на изнанку, как и почти каждую женщину в «Пещере лотоса».

    Чтобы увидеть и почувствовать картину целиком, хватило буквально нескольких секунд. Это место ударило по мне своим молотом, растирая как несчастную букашку по наковальне. Чтобы здесь выжить, надо быть железом, а не букашкой, хотя даже в этом случае тебя погнет так, что мало не покажется.

    Я толкнул дверь на улицу и выскочил вон. Стал судорожно глотать воздух, растирать виски, но наваждение не проходило - оно было все еще за стенами этого здания, все еще пахло благовониями, курило, смеялось, крутилось вокруг железного шеста и лезло холодными пальцами к тебе в штаны. Желудок сжался, и меня вывернуло на расхлябанную мостовую. Затем еще раз. Позывы не прекращались, но дальше шла одна только желчь.

    Дверь в «Пещеру лотоса» распахнулась - послышались шаги. В полусогнутом положении, опираясь ладонями на колени, я смог увидеть только ботинки Фрэя.

    - Ты как? - он похлопал меня по спине.

    - Отвали.

    - Кажется, теперь я стал немного понимать, за какой дар тебя сюда засунули, - друг удовлетворенно рассмеялся. Я не желал говорить о своих способностях, и, видимо, его все это время терзало любопытство. - Ты можешь оказаться полезным.

    Я покачал головой. Пользы от моей эмпатии никакой - только вред.

    - Иди домой, - посоветовал Фрэй, будто и впрямь думал, что после всего этого, я полезу обратно в бордель.

    Со временем мы потихоньку привыкли к тренировкам, и жизнь снова стала приобретать свой вкус и цвет. Как оказалось, были и свои преимущества в том, что Кербер забрал нас в свою банду. Мы скоро переселились из общежития поближе к улице Трех Домов, туда, где концентрировалась банда псов. Теперь можно было почти что безбоязненно оставлять вещи в своей комнате и не переживать о том, найдешь ли ты их на своих местах по возвращении. Псы не тащили у своих, а чужие бы тащить побоялись.

    В нашей спальне стали появляться разные предметы. Точнее, они начали там оставаться. Над своей кроватью Жаба развесил огромную карту мира, переданную матерью, и каждый вечер проводил над толстенной книгой с яркими фотографиями «1000 красивейших мест планеты».

    Я этого не понимал. Что толку смотреть даже на самые прекрасные виды и понимать, что ты никогда там не побываешь. Не проедешь по знойной саванне, разглядывая силуэты деревьев с плоскими кронами в дрожащем воздухе. Не взглянешь на статую Христа-Искупителя, раскинувшего руки над колоритным Рио-де-Жанейро, словно пытавшегося обнять город, да и тебя заодно вместе с ним, либо же показывающего: «Смотри, как прекрасен и широк мир, в котором ты живешь!» Что это было за самоистязание? Какое в нем удовольствие?

    Наш мир был маленьким - за один день обойдешь несколько раз - огороженным, охраняемым. Все остальное не существовало. И никогда не будет существовать.

    Несмотря ни на что Иосиф как будто не понимал, или не желал понимать, где он находится и что может готовить ему судьба в дальнейшем. Для него резервация была каким-то проходящим местом: он словно ждал, что кошмар вот-вот закончится, можно будет проснуться и съесть на завтрак мамины пироги. Если же реальность прямо и грубо говорила ему об обратном, его сознание забивалось куда-то в темный угол и там, обняв коленки, ждало, когда же уйдет этот страшный бука.

    Проблема Жабы делалась явственнее. Она давила на каждого под сводами склада. То, что из Иосифа никогда не получится даже самого слабенького бойца, понимали все. Кнут Большого Ко в два раза чаще прохаживался по широкой, но так и не обросшей мышцами спине и, казалось, был знаком там уже с каждым клочком кожи. Даже уравновешенный Гудвин начинал терять терпение и со временем практически прекратил занятия с Жабой, используя его в основном как тягловую силу: переставить ящики, перенести оружие, прибрать склад. Большой Ко не мог выгнать навязанного Кербером ученика, но и смириться с его присутствием было не в его характере.

    Я часто ловил обеспокоенный взгляд Фрэя, направленный на Жабу. Он знал, что не сможет вечно защищать друга, что всему есть предел. И еще, наверно, понимал, что оказал товарищу медвежью услугу, так рьяно оберегая его. Получил бы Иосиф несколько раз хорошую трепку - глядишь, может, проснулся бы в нем боевой дух.

    В тот день на склад снова зашел Кербер, притащив с собой недовольного Канцлера и бесстрастного Монаха. Главарь неприязненно щурился на свет, словно его мучила мигрень, и при этом доставал сигарету за сигаретой.

    - Ну что Кобальт, чем порадуешь? - спросил он хриплым, будто слегка осипшим голосом, в котором не было не то что радости, но даже и готовности эту радость принять.

    Большой Ко склонился к самому его уху и что-то быстро зашептал. У меня по коже побежали мурашки, я чувствовал злорадное удовлетворение и предвкушение чего-то, едва ли не до дрожи в руках.

    Кербер кивнул:

    - Фриц, иди разомнись.

    Легкое раздражение Канцлера. Фриц - не его имя, главарь зовет его так из-за его немецкого происхождения и считает это забавным. Возмущаться толстяк не осмеливался - куда уж ему, если и Монах молчит, когда его кличут «Боз». Было в Кербере нечто, что глушило все попытки пойти наперекор, еще в стадии мыслей.

    Канцлер вышел на площадку, служившую нам импровизированным рингом, по пути достал из-за пояса железную дубинку - свое излюбленное оружие.

    Большой Ко направился в нашу сторону, с каждым его шагом я чувствовал, что сейчас произойдет непоправимое. Нет, он шел не за мной. За свою шкуру можно было не дрожать. Он шел за Жабой. Грубо схватил подростка за шиворот и потащил по направлению к Канцлеру:

    - Покажи-ка нам, чему ты тут научился.

    Маленькие заплывшие глаза немца при виде своего противника зажглись нехорошим радостным огнем. Губы растянула ухмылка, а дубинка стала попрыгивать в ладони, будто бы в жадном нетерпении. Он собирался поквитаться с нами за все жестокие шутки: именно сейчас, именно в этот момент и именно через Жабу.

    Фрэй тоже, видимо, почувствовал или сообразил что-то неладное, и попытался шагнуть вслед за Жабой, но его тут же будто пригвоздил к земле властный голос:

    - Никто не будет вмешиваться, - Кербер смотрел в нашу сторону не мигая, его глаза-дыры источали только холод и пустоту. Кроме этого взгляда я ничего не видел и ничего не чувствовал, но знал, что могу не подчиниться. Остальных же намертво припечатало к месту, они не сдвинутся, даже если сейчас перед ними разверзнется ад. Все. Фрэй в том числе.

    Я тогда тоже не двинулся с места. Так легко было сделать вид, что ты попал под действие глаз Кербера, и так сложно рационально объяснить это потом своей совести.

    Жаба встал напротив Канцлера. Уже то, как он стоял - неуверенно, неправильно распределив вес, ссутулившись, не зная, куда деть руки - не предвещало исходу поединка ничего хорошего. Немец же несмотря на полноту, некоторую обрюзгшесть, двигался с правильностью привычного бойца. Поэтому то, что происходило дальше, больше напоминало избиение, а не поединок.

    Дубинка Канцлера прохаживалась по телу Иосифа, словно тот выбивал ковер. Все попытки подростка выставить блок или отскочить заканчивались ничем, а иногда делали только хуже. Похоже, что поначалу толстяк бил вполсилы, но потом ему стало надоедать:

    - Ну что, ты будешь защищаться или нет, никчемное отродье? Дай мне сдачи! Ну хоть разок! - за каждой фразой следовали новые удары, и с каждым словом они становились сильнее. - Хочешь, чтобы я избил тебя до потери сознания? Хочешь превратиться в кусок мяса?

    В конце концов, Жаба сел на корточки, закрыл голову руками и стал монотонно подвывать. Канцлер же с белыми от гнева глазами начал пинать его ногами.

    - Хватит! - закричал Фрэй. - Хватит! Он не умеет драться! Отпустите его уже!

    - Уж я отпущу его, отпущу навсегда, - немец захлебнулся в хрюкающем смехе. - И тебя тоже, уродец. Все у меня уйдете.

    Внезапно Жаба оборвал свой вой на какой-то высокой и пронзительной ноте. Он выпрямился во весь рост и с силой толкнул изумленного Канцлера так, что тот отлетел достаточно далеко. Толчок оказался безобидным - он только еще больше разозлил толстяка, заставил его оскалить кривые щербатые зубы:

    - Так-то лучше. Теперь можно тебя и прикончить.

    Дубинка опустилась еще несколько раз. Жаба не уворачивался, но затем снова толкнул от себя Канцлера. На этот раз немец рассвирепел окончательно:

    - Играть со мной вздумал, щенок, мать твоя сука?

    Мои чувства в этот момент, казалось, обострились до предела. И если раньше я только улавливал слабый, будто рассеянный отголосок страха Иосифа, его растерянности, его боли, то теперь что-то щелкнуло внутри него, и вокруг распространился вязкий удушливый ужас. Ужас с чем-то не совладать, не суметь удержать в себе.

    Я видел, как Кербер подался вперед, скрестил длинные пальцы и вперил черные дыры своих глаз в загнанного подростка. Я не чувствовал его, но каким-то невероятным образом понимал, что он ждет и то, чего он ждет, должно вот-вот случится.

    Жаба снова толкнул Канцлера, но на этот раз все было иначе. Послышался треск. Голубая вспышка. И немца затрясло, словно он вставил два пальца в розетку. Это было всего мгновение, но и его хватило, чтобы мертвое, местами опаленное тело толстяка с грохотом, разрезавшим полнейшую тишину, упало на пол.

    Кербер захлопал в ладоши, медленно, но весомо, на лице раздвинулась белозубая улыбка:

    - Браво, мой мальчик!

    Жаба сел на пол и, закрыв лицо руками, начал раскачиваться, словно в трансе.

    Большой Ко подбежал к Канцлеру, пощупал пульс на шее:

    - Допрыгался, бурдюк.

    - Аарон, забирай мальчишку и пойдем, - Кербер поднялся и замотал вокруг своей шеи длинный белый шарф.

    Монах подошел к Иосифу и поднял его на ноги. Жаба не сопротивлялся и так же покорно поплелся за Кербером к выходу, как в самом начале покорно сносил все удары Канцлера. Тогда мне показалось, что во всем произошедшем есть вина главаря банды, если не сказать хуже. Он намеренно подтолкнул Жабу. Ему было известно то, чего не знали мы, и что так долго скрывал от нас наш товарищ по несчастью. От мысли, что этот страшный человек может знать и про мой дар, мне становилось плохо. Плохо от страха.

    Иосиф больше никогда не появился ни на складе, ни в нашей общей комнате. Только иногда мы видели его рядом с Кербером, похожего на большую тряпичную куклу, безнадежно послушного и унылого.

    Глава 11. Живые и мертвые

    Немного позже на барную улицу прибыл Ром - вальяжно, в сопровождении двух телохранителей - за ним Вито в своем костюме бизнесмена средней руки. При их виде Фрэй скривил губы: видимо, ему в голову пришла та же мысль, что и мне недавно: мы расползаемся. Восточная группировка становится дряблой и тучной, отъевшейся на харчах прииска. Хотя сейчас не самое время, чтобы растекаться. Шрам на лице Фрэя стал багровым, друг сверкнул глазами на прибывших и излишне резко стал отдавать приказы: позаботиться о теле Маноса, отправить раненого Гемму к Чень Шеню и, на всякий случай, еще раз прочесать квартал. Рома приказы раздражали, а Вито смотрел на босса по-птичьи, склонив голову на бок. Из смешанного клубка его эмоций я вытащил понимание того, почему Фрэй так раздражен. Вито был с ним согласен, но не собирался ничего делать для исправления положения.

    В полном молчании мы втроем возвращались в «Бездну»: я, Фрэй и Зило. Боевик не выдержал первым:

    - Кто это были такие? Что им от нас нужно?

    Фрэй скосил на него хрустальные глаза, затем посмотрел на меня. Я думал, что он оставит вопрос без внимания, но...

    - Скоро выборы.

    Кожа на лбу Зило собралась в складки - он не понял, но других объяснений так и не дождался.

    Что толку? Мы станем чьим-то промороликом, пунктом в агитационной листовке или строкой в новостях. Никто не сможет этого изменить, как, даже стоя на вершине горы, невозможно остановить снег. Наоборот: самый пик завалит так, что не разгребешь.

    Я снова встретился взглядом с Фрэем и почувствовал, как слегка приопускается его ментальный заслон. Он хотел поговорить, но не здесь, не сейчас и не при Зило.

    Чем ближе становилась «Бездна», тем сильнее слышался гул. Но буквально через несколько шагов стало ясно, что это не шум веселья. Это были крики паники. Не сговариваясь, мы побежали вперед.

    Толпа вываливалась из раскрытых дверей клуба: посетители, официанты, полуголые go-go girls вылетали на улицу, спотыкаясь, что-то крича и глядя на всех совершенно безумными глазами. Они перебегали через дорогу и тесными кучками становились около ограждения над Стиксом. Было холодно, но многие этого не замечали, продолжая что-то возбужденно говорить или молча таращиться на клуб.

    Фрэй, работая локтями, стал протискиваться внутрь здания. Наших там осталось совсем немного, первый же вышибала, который растерянно мялся около входа, не решаясь ни вернуться в помещение, ни присоединиться к толпе, увидев Фрэя, буквально потерял дар речи от ужаса.

    - Что происходит? - мой друг схватил его за локоть и с силой развернул к себе.

    Лицо охранника приняло идиотское выражение, а в голове щедро приправленные страхом с бешеной скоростью мелькали яркие образы. Один из них повторялся чаще всего. Ребристая поверхность. Темно-зеленый цвет. Сцена. Ребристая поверхность. Так легко ложится в руку. Блестящее кольцо...

    - Кто-то пронес в клуб гранату!! - выкрикнул я свою догадку на ухо Фрэю.

    Тот резко отшвырнул вышибалу. С ним он разберется позже. Досмотр в «Бездне» был одним из самых строгих, поэтому новый клуб считался безопасным местом на набережной. То, что граната (если это действительно граната) пронесена внутрь - целиком и полностью вина охраны.

    В клубе стояла тишина, только из главного зала в фойе изредка пробивались цветные мигающие огни. Без грохота музыки они казались зловещими отблесками. Потом из-за полуоткрытых дверей полетел взвинченный до предела голос:

    - Ну и где же ваш за...ный босс а, шавки? Спрятался где-то, поджав хвост? Ждет, когда я вас всех взорву к чертовой матери?

    Вместе с голосом пришла ненависть, жажда мести и еще не успевшая притупиться боль.

    Фрэй обернулся:

    - За мной не ходить, - а сам открыл створки и прошел внутрь зала.

    - Явился! - голос стал болезненно радостен. Он предвкушал кровавый финал. Ему было наплевать, что случится дальше. И договориться с ним никому не удастся. - А я уж думал, ты бросишь их тут подыхать, господин «я подомну под себя всю резервацию».

    Я начал бесшумно подниматься по лестнице на второй уровень и кивнул растерявшемуся Зило на другую лестницу, ведущую туда же.

    - Что тебе надо? - вопрос Фрэя не выдавал эмоций, даже если они у него и были.

    Наверху я прошел немного вперед между наспех отодвинутыми стульями и раскиданными столами, так чтобы оказаться позади круглой сцены, а потом осторожно выглянул из-за перил. В зале остались только те, кто имел хоть какое-то отношение к восточной группировке, причем остались они там явно не по своей воле и не из геройских соображений. Вацлав, Хрящ, Булат, Амир, Пузик (материковым сестренкам, наверно, и на этот раз повезло - их отпустили), двое охранников, менеджер, бармен, даже Джэджун, кроме того еще несколько человек были вне поля моего зрения - остальным новоявленный террорист приказал убираться.

    - Мне нужна твоя голова, Фрэй. Я хочу отмщения, чтобы твоя мерзкая душонка горела в аду, - на сцене, держа в руках по гранате, стоял хорошо знакомый боевик из западной группировки. Что-то не припомню, чтобы Бор был хоть когда-то замечен в чем-то экстремистском. Да, в свое время он с братом примкнул к Монаху, а не к нам, но это скорее недоработка Фрэя, чем какая-то явная неприязнь. То, что подобный терроризм ему в новинку, доказывали так и не снятые чеки с гранат - он лишь просунул туда большие пальцы рук. Я не фанат оружия, но даже мне известно, что выдернуть чеку не так-то просто. Не распрямив усики, ее не вытащишь не то что зубами, даже рукой. А если он их распрямил? В мигающем освещении полутемного клуба сверху этого не было видно.

    - Забирай мою голову, но только в честной драке, Бор, - Фрэй подошел к нему достаточно близко, чтобы спровоцировать.

    Отлично, потяни время, мне надо прощупать этого сумасшедшего. Судя по всему, фанатик был свято уверен: достаточно одного движения, чтобы все здесь взлетело на воздух. Я чувствовал, как его пальцы дрожат от вскипающего гнева. Эмоции были такими яркими и яростными, что глушили всех остальных в этом зале. Стоит ли рисковать? Неизвестно, что он может натворить на таком адреналине.

    Его надо обезвредить одним движением. Обездвижить? Непростое дело: малейший промах и мы, возможно, совершим свой последний полет над резервацией.

    - Не тебе говорить о честности! - практически завизжал боевик, руки сжались на гранатах. - Как ты посмел сделать такое с трупами, выродок?! Как ты посмел?!

    - О каких трупах ты говоришь? - с неподдельным недоумением спросил Фрэй.

    О тех, что были изуродованы и прибиты к забору. Издевательские улыбки разрезанных по углам ртов открывали челюсть целиком. Глазные яблоки практически вываливаются из глазниц. Нет век, нет ушей, нет носа. Картинка все мелькала и не останавливалась. Их было двое...нет, трое. Запах жженой плоти, речной гнили на пирсе и утренний туман. Я закрыл глаза, отгораживаясь, пропали не только видения, но и запах - давно я не погружался в эмоции с такой силой, сейчас это могло только помешать.

    - Не прикидывайся, живодер паршивый! Ты хочешь перерезать нас по одному! Выпотрошить, как цыплят, оставшихся без курицы, а? - Бор брызгал слюной и исходил едким вонючим потом. - Но я тебе покажу, я остановлю тебя!

    Я легко перескочил через перила и повис на руках, упершись ступнями в стенку. Надеюсь у наших внизу хватит ума не делать удивленных лиц и не пялиться на мои маневры. Краем глаза заметил, что на другой стороне второго уровня появился Зило, в руке у него уже был вынутый из тайника в служебном помещении клуба револьвер. Он кивнул мне, показывая, что готов поддержать если что. Внизу я зацепил взгляд Джэджуна, кореец подмигнул и сдвинулся немного левее, чтобы оказаться чуть позади сцены - он стоял ближе всего и дал понять, что тоже не собирается оставаться в стороне. Отлично. На Фрэя даже смотреть не стоит - тот всегда готов и к нападению, и к обороне.

    - Бор, клянусь, я никого из западной группировки и пальцем не тронул, - спокойно ответил мой друг, он немного оттягивал решающий момент, давая мне возможность занять правильную позицию.

    Держась за бордюр, на руках я передвинулся немного дальше. Вспышка. Опять мелькают картинки. Три тела. Гудок над Стиксом. Запах тины. Я усилием воли отогнал их. Еще не хватало отпустить руки, утонув в эмоциях.

    Как хорошо отсюда виднеется ямка на шее боевика: она мягкая, но, если надавить посильнее, внутри обнаружится уплотнение - увеличить нажим, и его парализует на несколько секунд. Этого должно хватить.

    - Ты лжешь! Ты хочешь захапать нашу территорию! Ты...

    Я прыгнул.

    Еще до того, как мои ноги коснулись пола, пальцы были на его шее, отработанным много раз движением отыскивая знакомую точку. Приземление, точное нажатие. Глаза боевика остекленели, рот так и остался открыт, руки в какой-то судороге развело в стороны - того и гляди выпустит свои смертоносные игрушки. Снова мелькнула картинка, отнимая у меня драгоценные секунды.

    Хорошо Фрэй с Джэджуном среагировали молниеносно: один схватил боевика за правую руку, другой за левую, удерживая ставшее деревянным тело от падения. Пальцы так и не дрогнули - кольца остались на гранатах. Их аккуратно вынули из рук, тут же подоспели остальные, скрутив уже начавшего оживать Бора.

    - Зеваешь, - упрекнул меня Фрэй.

    - Они убили его брата и вывесили изуродованные тела на ограде у пристани, - объяснил я. Картинка все еще мелькала, как заведенная, запах тины не желал отставать. Такого у меня не было очень давно.

    - Кто они?

    Я покачал головой. Охотились не только на меня и не только на нашу группировку - единственное, что стало ясно.

    Фрэй не расстроился - уже привык к выкрутасам моей эмпатии: максимум яркости и погружения, минимум информации. Он повертел в руках отобранную гранату, затем жестом подозвал Пузика:

    - Узнаешь?

    Мальчишка покачал головой:

    - На черном рынке таких нет.

    - Тут стоит клеймо и серийный номер, - подал голос Джэджун, рассматривая свою гранату, - судя по номеру, совсем недавние военные разработки.

    Кореец отдал гранату Фрэю и тот передал обе мне:

    - Найди, что это такое.

    Металлические усики не были отогнуты - хорош из Бора террорист. Или, может, он хотел только попугать нас? Нет. Эмоции не врут, с такими эмоциями не разыгрывают шуток в логове своих врагов. Я аккуратно спрятал игрушки во внутренний карман куртки. Если дело касалось поиска информации, Фрэй всегда обращался ко мне. Он не ладил с интернетом, или просто не хотел ладить. Просмотр большого объема данных на бездушных электронных носителях, казалось, пугал его. Гораздо проще было пообщаться с многочисленными осведомителями, развязать кому-то язык, подкупить или даже прослушать сводку новостей, но черные буквы на поверхности экрана или бумаги раздражали его своей сухостью.

    Я попытался сделать шаг к выходу, но тут в боку что-то резко защемило. Сегодняшние приключения не остались без последствий. Мне тут же очень ясно вспомнился один из ударов, которым меня наградили люди в черном. Фрэй моментально уловил гримасу на моем лице:

    - Отправляйся-ка ты тоже сначала к Чень Шеню, пусть он тебя посмотрит. Только возьми кого-нибудь с собой. Заодно узнаешь, что там с Геммой - не хватало мне потерять еще одного силовика.

    Сложно сказать, оставила ли в нем хоть какие-то сожаления смерть Маноса, или он принял ее как данность, с которой ничего не поделаешь, но имени погибшего (возможно, даже по вине Фрэя) силовика друг не называл.

    К Чень Шеню сходить и правда стоило, но брать кого-то с собой...обойдусь и без няньки. Фрэй моментально уловил мой настрой и скомандовал Зило:

    - Иди с Инком. Если Гемма в состоянии передвигаться, приведете его в общий дом.

    Проклятье! Что-то в последние несколько суток мы слишком тесно общаемся с этим неравнодушным ко мне товарищем.

    Небо едва уловимо серело. Зило, не скрываясь, зевал по дороге. Странное дело, но его неприязнь ко мне становилась все менее плотной, уступая место любопытству.

    - Спрашивай уже, - мне надоело проецировать на себя чье-то жгучее желание поговорить.

    Зило вздрогнул и с изумлением повернул голову. Да, общение со мной иногда приобретает специфический характер, без привычки даже жутковато.

    - Ты читаешь мысли?

    - Нет.

    - Тогда...

    - Я не читаю мысли, - пространные лекции о сути эмпатии не входили в мои планы. Он и слова-то такого наверняка не знает. - Спрашивай, что хотел.

    - Вы с Фрэем давно знакомы?

    - Давно, - если этот незваный компаньон надеется получить развернутый ответ, то будет крайне разочарован. Я не рассказчик.

    - И он всегда был таким?

    - Каким таким?

    - Лидером...

    - Нет, не всегда.

    - А что случилось?

    - Много чего случилось.

    Зило был неудовлетворен, и прошлая неприязнь снова стала в нем разрастаться. Он не сказал ни слова, вытащил сигареты и закурил, нисколько не заботясь тем, что окутывает меня зловонным дымом. До дома Чень Шеня еще несколько минут. Вокруг тишина. Людей на улице нет. Никто не прячется за подворотней, не крадется в тени крыш и не замышляет нас убить. Это я знал точно, словно в последнее время все мои нервы как чувствительнейшие радары настроились только на то, чтобы заранее обнаруживать опасность.

    - Что ты сделал с тем парнем, когда спрыгнул на сцену? - Зило все же не выдержал и попытался еще раз. Тут ему повезло немного больше.

    - Ткнул в особую точку, нажатие на которую позволяет парализовать человека на несколько секунд.

    - Гудвин не учит такому.

    - Меня и не Гудвин научил.

    - А кто?

    Я кивнул на окно дома Чень Шеня, за которым несмотря на время горел тусклый свет.

    Государственные учреждения в резервации были представлены скупо. Комендант сидел в своей комендантской вместе с несколькими вечно испуганными служащими и целым взводом военных. Формально он принимал все решения по особой зоне, на деле же был марионеткой, за нитки которой дергал Фрэй. Водились за этим чиновником некоторые грешки, которые позволяли нам держать ситуацию в резервации под своим контролем. Несколько нитей раньше было и у Монаха - комендант отнюдь не брезговал борделями, что в изобилии росли на западной территории - но, насколько я знаю, Аарон никогда ими не пользовался, не лелея, как Фрэй, бредовых идей о всеобщем благе.

    Существовал и полицейский участок, но малочисленные полицейские в нем скорее пеклись о собственной безопасности, чем о чьей-либо еще.

    Про школу я уже рассказывал.

    В маленькой обветшалой больничке сидел унылый фельдшер и престарелая медсестра. Соваться туда с резаными и огнестрельными ранами даже не стоило. Сломанные ребра тоже были выше их талантов, разве что зеленкой помажут - и на том спасибо. Скорая с материка ехала долго и часто вообще не доезжала, к тому же им пришлось бы объяснять, откуда повреждения. Поэтому, если кто-то из обеих группировок был ранен, его волокли к Чень Шеню. Китаец никому не отказывал, но и не вставал ни на чью сторону. Даже родная ему триада так и не смогла заполучить врача в свое полное и единоличное распоряжение. Этот человек был нейтральной силой, его нельзя было запугать: он философски относился к жизни и смерти и оттого ничего уже больше не боялся на этом свете.

    Я постучал в стекло - врач не признавал электрических звонков. Дверь открылась сразу же, будто он поджидал нас на пороге. В проеме стоял старик прямой, как палка, не смотря на вес тех лет, что давили ему на плечи.

    - Заходи, Инк, - он узнал меня сразу, хотя глаза китайца уже давно были затянуты белесой пеленой. - Заходи, посмотрим твое треснувшее ребро. А своему товарищу скажи не курить, иначе у него скоро начнет отмирать правое легкое.

    Зило поперхнулся сигаретным дымом и выкинул окурок. Мы вошли внутрь.

    Помещение было абсолютно белым: ни цвета, ни грязи, голые стены, простая мебель - ничего лишнего, выделялась только золотая статуэтка Будды на одной из полок. По тому, как передвигался Чень Шень, никто бы не заподозрил, что он слеп. Старик не пользовался палкой, не хватался за предметы и не ощупывал их, будто действительно видел, но это зрение было каким-то иным по своей сущности.

    На кушетке, зарывшись в одеяла, спал Гемма - его черный ирокез выделялся на белой подушке, как чернильный рисунок. Возможно, в соседней комнате был еще кто-то, но мы не стали заглядывать. Чень Шень прошел на импровизированную кухню, которая состояла из плиты и стола с тумбой и как бы являлась продолжением комнаты и, вернувшись с дымящейся кружкой, от которой по комнате распространялся едкий запах трав, безошибочно протянул ее Зило. Силовик сморщился, но кружку принял.

    Я уже стянул с себя куртку и, кривясь, стал вылезать из футболки. Если Чень Шень сказал, что у меня треснуло ребро, то можно в этом не сомневаться - дальнейший осмотр лишь формальность. Каким-то образом он видел гораздо больше, чем было доступно нам, зрячим. Сухие старческие пальцы стали ощупывать мой торс по бокам. Эти пальцы не обладали никакой целительной силой, не могли заживлять ткани и восстанавливать сломанные кости, не убивали болезнь одним прикосновением - ничего необычного, что можно было ждать от резервации. Зато они могли вправить сустав, зашить рану, смешать целебный отвар или просто накарябать на бумаге название нужного лекарства - те знания, которыми обладали обычные медики, превращались для нас здесь в подлинные чудеса.

    - Не все так страшно, - наконец, он вынес свой вердикт. - Тугая повязка, поменьше движений и через две недельки все будет в порядке.

    Чень Шень принес эластичных бинтов и стал накладывать повязку. Пальцы работали споро, со знанием дела. Когда он закончил, я мельком взглянул на Зило - уж больно тихо он сидел на своем жестком стуле в углу. Силовик спал, прислонившись к стене и свесив голову на грудь. Чашка в его руках опасно наклонилась и грозила вот-вот упасть на пол, разливая по белой чистоте травяной настой.

    - Ты подсунул ему снотворного? - в шутку спросил я.

    - Не совсем, но пусть поспит, ему сейчас полезно, - старик подошел к Зило и аккуратно вынул чашку из его рук.

    Чен Шеню в резервации доверяли безоговорочно. Не знаю почему. Может быть, потому что он никогда не просил денег за свою работу. Каждый оставлял сколько мог, или, что чаще, не оставлял ничего. Лишь главы группировок для собственной выгоды поддерживали врача материально, не давая ему скатиться к отшельнической бедности.

    - Инк, проводи меня до дамбы, - попросил Чень Шень, закончив с бинтами.

    Я не знал, зачем ему туда нужно, но согласился. Глаза китайца были закрыты, но казалось, что он настолько хорошо все чувствует, что мог бы добраться и без сопровождающих. Мы взошли на дамбу и остановились, немного не доходя до пропускного пункта. Небо уже стало сизым в ожидании рассвета.

    - Зачем мы сюда пришли? - судя по всему, дальше мой спутник идти не собирался. Внутри него расплывалось такое умиротворение, что оно представлялось мне то ли обманом, то ли неким притворством.

    - За рассветом.

    - Ты не сможешь увидеть солнце, - на краю горизонта появилась тонкая светлая полоска.

    - Зато солнце сможет увидеть меня, - Чень Шень улыбался, как ребенок, морщины на его лице ложились, разбегались и снова складывались в причудливый узор.

    Я посмотрел на полоску солнца, что постепенно становилась все шире и ярче, и неожиданно даже для самого себя спросил:

    - Что ты сказал Фрэю тогда давно, когда зашивал рану на его лице?

    Китаец не переставал улыбаться, вопрос нисколько не поколебал его безмятежности:

    - Я сказал, что вместо того, чтобы топтаться на берегу, стоит нырнуть в воду и узнать, насколько хорошо ты плаваешь, - он протянул открытые ладони вперед, подставляя их слабому осеннему солнцу. - Инк, ты знаешь легенду о богине Стикса?

    - О духе свободы?

    - Да. Фрэй видел Ее лицо. Пора бы увидеть и тебе.

    Солнце поднималось все выше, разгоняя облака, набирая силу. И вот уже ладони Чень Шеня стали золотыми, и сам он весь покрылся золотом, превратившись в подобие желтой статуэтки Будды, которая стояла у него на полке дома.

    Глава 12. Мостик над пропастью

    Шли дни, а Жаба так и не объявлялся. В какой-то момент исчезли его вещи из нашей комнаты в общежитии. Как он и что с ним, не мог сказать никто. Иногда его видели мельком, но он не откликался, если его звали.

    Атмосфера стала нехорошей. Го все чаще пропадал где-то на улице, связавшись с другой компанией, и нередко возвращался в общежитие среди ночи обкуренным и пьяным. Фрэй погрузился в тренировки целиком, без остатка - казалось, он хочет вылепить из своего тела совершенную машину со стальными мышцами и автоматической реакцией на внешнюю угрозу. Теперь Спарте и Гудвину приходилось не подгонять его, а останавливать, чтобы он не навредил себе. Я же ушел в какой-то ступор, где время текло мимо, ничего не менялось, а окружающие виделись лишь серыми невнятными тенями.

    В следующий раз, когда Кербер зашел на склад, Фрэй встрепенулся так, будто только и ждал его прихода. Он тут же отошел от груши, которую до этого колотил с таким упоением, словно собирался проверить, что крепче: его кулаки или плотно сшитый дерматин.

    - Не надо, - я ухватил друга за плечо. Его эмоции, обычно ровные во время тренировок, неожиданно скакнули, выдавая все опасные намерения с головой. Он хотел подойти к Керберу и поговорить с ним. Ничего такого. Но у меня было нехорошее предчувствие, а с недавних пор я доверял своим предчувствиям безоговорочно.

    Фрэй только стряхнул мою руку и ровным шагом направился к боссу.

    Главарь банды курил и, прищурившись, глядел в нашу сторону, будто бы зная, что парень сейчас подойдет, будто бы сам подталкивал его. На этот раз рядом с ним был не Монах, а остролицый, поросший с ног до головы черными волосами араб - Бей.

    - Что ты сделал с Жабой? Я хочу его увидеть, - резко начал Фрэй, как будто не понимая, чем ему может грозить разговор в таком тоне.

    - Ай, красавица, - не к месту произнес и причмокнул араб. Оба не обратили на него никакого внимания.

    Кербер долго смотрел на моего друга, изучая с ног до головы, и неспешно докуривал сигарету. Фрэй не отводил взгляда, словно собирался потягаться с ним в гляделки.

    Наконец, курильщик разразился отрывистым лающим смехом:

    - Тогда тебе придется прийти ко мне в дом. Напрашиваешься в гости?

    - Если так нужно.

    - Тебе может не понравиться у меня в гостях, - главарь выпустил густую струю дыма прямо в лицо Фрэю.

    Бей противно захихикал. Бордовый цвет его эмоций был отвратителен и вызывал у меня какую-то незнакомую гадливость. Но я никак не мог определить, что это за эмоции, как будто прежде еще ни у кого таких не встречал.

    - Не важно.

    Позже я снова вцепился в руку своего друга и практически умолял:

    - Не ходи туда. Не надо.

    Но я не мог его остановить, на это у меня не хватило бы сил. А Го как назло снова шлялся где-то на улице.

    Я долго ждал, когда вернется Фрэй. Сердце переворачивалось от предчувствия надвигающейся беды. Но не дождался: усталость после тренировки взяла свое - так и заснул, не раздеваясь, полусидя на кровати.

    Разбудило меня настойчивое ощущение, что кто-то находится в комнате. Я открыл глаза и с трудом поднял голову - настолько затекла шея в неудобном положении. В темноте, прореженной лишь светом электронных часов на столе, стоял Фрэй. Он повернулся ко мне спиной и, судя по всему, разглядывал свое отражение в осколке зеркала, прибитого к стене.

    Неожиданно сильно резануло в груди, потом еще раз и еще, до горячих искр, словно бы высекаемых металлом об метал. Я сначала свернулся в клубок, затем, не удержавшись, сполз с кровати на пол.

    Боль все не прекращалась, наоборот усиливалась, становясь изощренней, будто дергая за нервы, оттягивая их, каждый в отдельности, все вместе, выжигая, вытравливая. Я застонал и начал кататься по полу, скребя ногтями по груди, готовый раскрыть грудную клетку и выскрести все содержимое начисто. Чтобы ничего не осталось, чтобы нечему было больше болеть.

    Не знаю, сколько времени прошло, но внезапно боль кончилась, словно ее отрезали раз и навсегда. Из моего горла вырвался вздох такой глубокий и громкий, что звук заполнил всю комнату. Так вдыхают воздух люди, только что выбравшиеся из-под воды или сбросившие удавку с горла. Широко раскрытыми глазами я некоторое время смотрел в потолок, не понимая, что произошло. Затем перевел взгляд на Фрэя - уж слишком тихо было в комнате.

    Он смотрел на меня полуобернувшись, холодными глазами, которые были словно подсвечены изнутри. Абсолютно стеклянными глазами. Затем у него в руке сверкнул нож - та самая «Вишня», с которой он никогда не расставался.

    Словно во сне я наблюдал, как он поднимает лезвие, снова поворачивается к зеркалу и одним долгим сильным движением проводит ножом по своему лицу - от скулы до подбородка.

    Плоть раскрылась как в замедленной съемке, кровь ползла лениво, хотя на самом деле такого быть просто не могло. Кое-где, как мне показалось, я увидел белую блестящую кость.

    От ужаса я не мог закричать, крик застрял в горле. Фрэй даже не дрогнул, он смотрел в зеркало и улыбался неповрежденной стороной лица. Эту улыбку я не забуду до конца своей жизни. Так могла бы улыбаться смерть, глядя в зеркало.

    Затем он снова поднял уже окровавленное лезвие... И тут я опомнился: невидимая пружина вытолкнула меня на ноги, несмотря на полную обессиленность. Я едва успел подскочить к другу и выбить у него нож. «Вишня» с грохотом отлетела в дальний угол. Фрэй даже не попытался сопротивляться: его руки повисли двумя плетями вдоль тела, но глаза все также неотрывно следили за своим отражением в зеркале. По щекам, смешиваясь с кровью, текли молчаливые слезы.

    Я поднял всех на ноги. Гудвин тут же отвез Фрэя к Чень Шеню, даже не спрашивая о произошедшем. Китаец, насколько возможно, умело заштопал рану на лице и, напичкав больного лекарствами, погрузил в продолжительный сон.

    С того самого дня я больше не чувствовал эмоций Фрэя, если только тот не хотел специально ими со мной поделиться. Когда он пришел в себя, то это был уже совершенно другой человек. Что-то в нем изменилось настолько сильно, что даже я временами стал его бояться. Страшный шрам на лице был лишь только тенью того, что творилось у него в душе. А нет ничего более пугающего, чем душа человека, заглянувшего в бездну.

    Глава 13. Опасные цветы

    В свое время, когда я только получил доступ в свободный интернет, то просидел за компьютером, не вставая, почти двое суток. Нет, это был не тот обрубленный инвалид, которым довольствовалось большинство в резервации, а свободный канал, дававший возможность пользоваться не только заблокированными для нашей зоны ресурсами, но и некоторым чисто правительственными источниками. К сожалению, досье на каждого обитателя резервации были по-прежнему недоступны, но я нарыл-таки немного интересной статистики, и к тому же прочитал множество работ на тему своего дара.

    Смешное дело: девяносто процентов эмпатов - женщины. Каким-то образом, меня угораздило попасть в те редкие десять процентов мужчин. Этот дар не только позволял чувствовать эмоции окружающих, но иногда и полностью отождествлять себя с ними. Имелись также предположения о существовании реверсивной формы, когда носитель был способен заставить окружающих почувствовать свои эмоции. Но то лишь слухи, и ни одного случая документально зафиксировано не было.

    Как правило, эмпаты не доживали до пятидесяти. К тридцати годам каждый хоть раз, да становился пациентом психдиспансера. Самые яркие носители, проецировавшие на себя видения, как бесполезный груз для общества, высылались в резервацию, если только их не брали на поруки родственники.

    Экран мерцал передо мной, данные выводились медленно - просеять тяжелую базу, связанную из нескольких источников, на полное совпадение было не так-то легко.

    - Инк, давай я. Быстрее будет, - над моей душой, поблескивая прямоугольными стеклами сильных очков, стоял Зорг - наш программист.

    - Иди, занимайся своими делами, - я понимал, что историю запросов он все равно потом просмотрит, но некоторые вещи посторонним знать не стоило, - сам справлюсь.

    На экран выскочила строка совпадения. Так легко - сразу то, что нужно.

    Попавшие мне в руки гранаты были разработаны не так давно на базе «F-1» и поставлены на вооружение армии лишь год назад. Отсутствие товара на черном рынке объяснялось тем, что они лишь незначительно отличались от своего прототипа. Немного другой вид рифления, призванный обеспечивать равномерность формирования осколков, стал лишь неоправданной тратой денег. Радиус поражения в сорок метров по сравнению с предыдущими тридцатью - не такое уж большое достижение, тем более что радиус разлета осколков остался прежним.

    И все же взяться этим гранатам в резервации было неоткуда.

    Я просмотрел сводки новостей и хронологию событий по ключевым словам. Ничего про пропавшие военные грузы и вскрытые склады не говорилось, но такая информация вполне может быть секретной. Откуда взялись эти гранаты, может рассказать только Бор...

    Бора поместили в глухую комнатушку, которая, наверняка, при постройке дома проектировалась как чулан. На входе сидел Пузик и, что-то тихонько напевая себе под нос, самозабвенно чистил очередной ствол. Охранник из него никудышный, но в общем доме бежать некуда: повсюду боевики. Я подцепил пальцами ключ, беспечно висевший на спинке пузикова стула, и вставил его в замочную скважину.

    - Фрэй сказал никого не пускать.

    - Вот и не пускай, - открыл дверь и прошел внутрь.

    Бор сидел в углу, уткнув голову в колени. Заранее подозревая, что могу опять начать тонуть в круговороте его видений, я поставил хорошую защиту, которая, впрочем, мешала ощущать эмоции. Боевик был избит, но, судя по всему, настоящие палачи Фрэя до него еще не добрались. Это хорошо. Не знаю почему, но у меня было ощущение, что он расскажет все сам, без игл, молотка и паяльника. Тому, что он сделал, виной было состояние аффекта - сейчас к пленнику пришло осознание.

    - Не думал, что ты теперь у Фрэя ходишь в живодерах, - Бор поднял голову и устало смотрел на меня, как будто ему было все равно, что теперь с ним будет.

    - Ты же знаешь, что это невозможно, - я присел на корточки из-за иррационального желания находиться на уровне его глаз. Так взрослые обычно разговаривают с детьми, когда хотят, чтобы их услышали. - Лучше скажи мне, где ты взял эти гранаты.

    Он сразу же отвел глаза. Не станет говорить. Решил, что не будет говорить и умрет в этих стенах, когда Фрэй захочет разобраться с ним. Все просто.

    - Ты же знаешь, что Фрэй не трогал твоего брата. Я попробую договориться, чтобы тебя отпустили. Только скажи мне, где ты взял гранаты - это важно.

    Он мне не верил

    - Одного я, по крайней мере, добился: теперь Красноволосый из кожи вон вылезет, чтобы узнать, кто его так подставил, - боевик хрипло рассмеялся и посмотрел на меня исподлобья. - Тебе нечего мне предложить, я уже все потерял.

    - Кроме жизни.

    - Кому нужна такая жизнь? Никто за нее не даст и пачки сигарет.

    - Если Фрэй найдет того, кто убил твоего брата, сколько бы ты дал за то, чтобы лично поработать над рожей этого говнюка?

    Глаза пленника наконец-то зажглись.

    Когда я вышел от Бора, Фрэя нигде не было. Общий дом вообще пугал каким-то запустением. Никто из малочисленных боевиков, встретившихся мне по пути, не знал, где босс. Странно. День к вечеру, а он еще не заходил к пленнику, хотя в другое время уже давно вытряс бы из несчастного душу. Где его носит?

    Я вытащил телефон и набрал номер. Долгое время доносились только гудки. Потом трубку сняли:

    - Встретимся около комендантской, - бросил Фрэй и тут же нажал отбой. Мои глаза некоторое время недоуменно смотрели на гудящую трубку. Такое ощущение, что пока я спал и рылся в интернете, в реальном мире прошло не десять часов, а несколько суток.

    Не желая и дальше отставать от событий, вышел наружу и припустил хорошей трусцой через Улицу Трех Домов, затем по набережной, которая встретила меня мокрым неприветливым ветром, и дальше на шестую улицу, где располагались все правительственные учреждения. Полезная разминка, особенно в свете последних событий. Возможно, в ближайшее время мне еще не раз придется как догонять, так и убегать самому.

    На захламленной парковке перед комендантской был припаркован зеленый рэндж ровер группировки, облокотившись на его порядком уже поцарапанные и помятые бока, побывавшие во всех возможных передрягах, стоял Зило. Он задумчиво вертел сигарету в пальцах, но не курил. Двигатель работал. В машине я разглядел огненную голову Фрэя и лохматую Медяка.

    - Отравил меня вчера китаец, - кисло сказал Зило при моем приближении. - Как сигарету в рот ни возьму, так блевать тянет.

    Он сломал сигарету и с досадой швырнул ее на асфальт, припечатав тяжелым шипованным ботинком. Парень почему-то ждал от меня сочувствия, словно его немного сгладившееся за последнее время отношение ко мне, должно было изменить и мое отношение к нему. Безразличие так легко не меняется.

    Опустилось переднее стекло, и Фрэй скомандовал:

    - Быстро в машину, сколько можно ждать.

    Зило полез было на переднее сидение, но под взглядом главаря тут же сдал назад и пропустил меня, при этом в нем снова всколыхнулась так до конца и не погашенная вражда. Я уселся рядом с Фрэем, попутно удивившись тому, что он за рулем. Последний раз мне довелось наблюдать за его вождением...последний раз никогда.

    Машина с визгом выехала со стоянки, так что ее даже мотнуло на развороте. Я только и успел захлопнуть дверь со своей стороны - не все мой друг делает так безупречно. Фрэй тем временем, не давая мне даже шанса заговорить, свободной левой рукой вытянул из кармана мобильник. Я слегка напрягся, готовый в любой момент перехватить у него руль. Боевики позади сидели тихо, как мыши, и, казалось, не дышали.

    - Ром, через десять минут у «Короны Лотоса»... Мне плевать, я предупреждал, - он выключил телефон. Машина снова вильнула. - Что у тебя, Инк? Был у Бора?

    Когда Фрэй начинал какую-то кипучую деятельность, одно дело у него немедленно перетекало в другое без всяких предисловий. Непривыкшего его вопросы и поведение могли застать врасплох. Впрочем, и привыкшего тоже. Но я не стал спрашивать, откуда он знает про Бора.

    - Гранаты оказались недавней модификацией обычной лимонки. На черном рынке их действительно нет. Только на вооружении у армии. Бор сказал, что взял их у Дэвона. У зверинца, оказывается, их целый ящик, за которым он не смотрит. Нечисто дело: такое ощущение, что Бора просто подставили. Думаю, нам нужно найти Дэвона и разобраться, на чьей стороне теперь играет наш старый знакомый.

    - Найдем, но немного позже, - Фрэй был весь в дороге. Асфальт на улицах резервации был неважнецкий: хлябь, рытвины и неожиданные сюрпризы вроде открытых люков и торчащих железных штырей.

    - Что происходит? - вопрос давно вертелся у меня на языке. Эти бдения около комендантской, а теперь поездка (да еще с подкреплением) в самый дорогой бордель зоны не увязывались в одно целое.

    - Мне нужен комендант. Мы должны закрыть резервацию. В комендантской его нет. Эта курица-секретарша только и знает, что он вышел ненадолго с какой-то китаянкой, и до сих пор не вернулся...

    - Притормози, - моя просьба относилась одновременно и к рассказу и к его манере езды, - что значит закрыть резервацию?

    - Наглухо. Нам нужно ввести чрезвычайное положение, чтоб не туда и не отсюда.

    Ладно, я не так спросил.

    - Зачем закрыть? Ты в своем уме?

    Фрэй скосил на меня холодный хрустальный глаз. Зило на заднем сиденье возмущенно выдохнул.

    - Сегодня прирезали еще нескольких человек из западной группировки. Тела кусками разбросали на пару метров. Пока не разберемся, что происходит - материковым здесь не место.

    - Но ты не можешь просто так взять и закрыть резервацию! Представляешь, что скажут СМИ!

    - Я все могу, - огрызнулся Фрэй и на полной скорости вошел в поворот, едва не сбив мусорный бак. - Думаешь, будет лучше, если завтра начнут убивать туристов? Плевать на имидж и на бабки: если мы не вылезем сейчас - нас задавят.

    Я выдохнул сквозь зубы и откинулся на сиденье. Он был прав. То, что назревало - наше внутреннее дело, и мы должны решить его сами.

    С левого поворота вынырнули два черных внедорожника и пристроились нам в хвост - почетный караул. Сейчас въезжать без него на территорию западной группировки небезопасно. Вскоре за внедорожниками пристроились три квадроцикла - картина настолько знакомая, что я бы с большим удовольствием предпочел закрыть глаза и на них не смотреть.

    Некоторое время назад «Корона Лотоса» была полностью перелицована. У приземистого здания, появились красные колонны, обвитые зелеными драконами, и третий этаж с позолоченным коньком крыши-пагоды. Официально строение проходило как Центр китайской культуры. Неофициально скрывало самый дорогой бордель резервации, а, соответственно, и города, поскольку на материке бордели были запрещены.

    Фрэй правильно рассудил, где искать коменданта. Пожилого сладострастника, из-за своего дряблого брюшка похожего на личинку какого-то жука, постоянно тянуло потрахаться - бордели Золотого Лотоса для него были раем и первейшим наркотиком. Именно поэтому он так охотно прыгал под дудку Фрэя - на все развлечения необходимы деньги, а, кроме как продав честь своих погон, взять ему их было негде.

    Фрэй резко затормозил перед «Короной Лотоса», так что один из квадроциклов чуть не въехал ему в задницу. Двери на машинах открылись почти одновременно - боевики стали вылезать наружу. Со стороны смотрелось, как захват чужой территории - только тут я сообразил, что нас могут совсем не так понять. Но что теперь изменишь? Пришлось идти за всеми. Ром на этот раз был не в своем бизнес-костюме, который так и кричал, что владелец потратил на него месячную зарплату какого-нибудь белого воротничка. Может, он не хотел слишком выделяться в окружении вооруженных до зубов боевиков, а может быть видел, как Вито уже получил нагоняй от Фрэя за это дело. Во всяком случае, такой Ром мне нравился больше.

    На ступенях около разноцветной колонны появился мужчина в расстегнутой до ремня рубашке, обнажавшей плоский, как стиральная доска, живот, поросший черными волосами. Он показательно лениво прислонился к хвосту дракона и не стесняясь рассматривал нашу компанию.

    - Что Фрэй, решил устроить ребятишкам праздник?

    - Лувр, охлаждайся молча. Не твоего ума дело, - ответил за босса Ром.

    - Да куда уж нам, - мужчина растянул рот в улыбке, демонстрируя с десяток золотых зубов, за которые и получил свое прозвище. Он не был охранником, он был глазами: минут через пять-десять сюда пожалует кто-нибудь из западной группировки, если не вся она целиком.

    - Ром, остаетесь здесь. Никого не трогать. Инк, Зило, со мной, - Фрэй поднялся по ступеням в заведение, даже не удостоив вниманием владельца золотых зубов.

    Перед самым входом, наученный горьким опытом, я буквально закутался в ментальный кокон обороны. Лучше уж я буду эмоционально глух, но зато дееспособен. В здании стояла какая-то противоестественная сонная тишина. На стенах и потолках висело очень много газовых тканей, где-то тихо, на одной ноте слегка позвякивали бубенчики, но несмотря на всю необычность, обстановка не имела ничего общего с китайскими традициями. Это небольшое здание всего с несколькими комнатами разительно отличалось от остальных борделей Золотого Лотоса.

    Не успели мы сделать и нескольких шагов по отделанным под мрамор полам, как за одной из газовых тканей появилась темная фигура. Девочка-подросток лет четырнадцати откинула полог и к нам вышла высокая красивая китаянка неопределенного возраста. На ней было длинное шелковое платье изумрудного цвета, и покрой, и вышивка которого довольно явно отсылали к традиционному костюму. В волосах, уложенных в высокую прическу, посверкивали золотые и перламутровые заколки. Китаянка спрятала холеные руки с длинными, острыми золотыми ногтями в широкие рукава и величественно поклонилась.

    - Для нас честь принимать у себя мастера восточной группировки.

    Губы Фрэя искривились в усмешке:

    - Сама Мама вышла меня встретить, с чего бы это?

    Лицо женщины не дрогнуло, оно все так же выражало крайнее почтение и доброжелательность. Она вынула руки из рукавов и, ступив несколько шагов навстречу нам, сделала движение, будто хотела коснуться Фрэя своими золотыми ногтями. Мой друг отстранился. Прикосновения Вэй Вэй были поистине ядовиты и опасны.

    - Для Золотого Лотоса все гости желанны, - как ни в чем не бывало произнесла китаянка, и через еще один шаг протянула руку к обезображенной стороне лица Фрэя.

    Он довольно грубо поймал белое запястье. Длинные пальцы, заканчивавшиеся искрившимися золотом ногтями, изящно повисли в воздухе, не достав до его кожи десятка сантиметров.

    - Я пришел сюда не за развлечениями. Мне нужно увидеть коменданта.

    - С чего ты взял, что он в «Короне»? Расслабься, здесь люди не думают о делах, - она умудрилась придвинуться к нему еще ближе.

    Я удивлялся, как Фрэю еще хватает силы воли сопротивляться. Любой на его месте уже бы растаял в ее объятиях. Стоило Вэй Вэй поманить мужчину хоть кончиком пальца, тот бежал к ней со всех ног, будь то прыщавый подросток или седой старец. Это был ее дар, пользуясь которым, она взобралась так высоко, как только могла. Владелица всех борделей резервации, Мама, Золотой Лотос.

    - С каких это пор в «Короне» пренебрегают желанием клиента? Я знаю, что комендант здесь. И я увижу его.

    Действительно странно. До сих пор у нас таких проблем не возникало. Зачем весь этот спектакль? Если бы коменданта здесь не было, раньше нам бы так прямо об этом и сказали, да еще и проводили бы по всем комнатам, чтоб мы сами убедились, если не верим. Теперь же...

    Вэй Вэй, видимо, решилась на последний отчаянный шаг и, несмотря на то что рисковала серьезно вывернуть себе руку, всем телом прижалась к Фрэю:

    - Мой упрямый мальчик...

    Тот захохотал и отшвырнул ее от себя:

    - Согласен, ты годишься мне в матери. А теперь не мешай. Инк, Зило надо проверить комнаты.

    Здание было небольшим, поэтому не пришлось даже расходиться. Я дернул ближайшую дверь - помещение оказалось пустым. Из двери, которую распахнул Зило, послышался многоголосый женский визг. Силовик усмехнулся и хотел было шагнуть через порог, но Фрэй вовремя поймал его за шиворот и полушутя-полусерьезно вытащил из проема. Все же, чем скорее мы отсюда уберемся, тем лучше. Не стоит рассчитывать на то, что, если нет Монаха, никто не вступится за его территорию.

    Я резко открыл следующую дверь: снова женский визг, с огромной кровати, путаясь в одеяле, скатился какой-то мужик.

    - Фрэй...

    Друг тут же заглянул через мое плечо. В комнате, сверкая голым задом и волосатыми ляжками, с пола неуклюже поднимался не кто иной, как комендант. Увидев нас в дверях, государственный служащий сначала охнул, а потом, рассыпая ругательства, скрылся за ширмой с изображением кедров. Проститутка, оставленная в постели, затихла, натянув простыню до глаз.

    - Киса, выметайся отсюда - взрослым надо поговорить, - обратился к ней Фрэй, и когда девчонка вылезла из кровати, умудрился вдогонку шлепнуть ее по круглым ягодицам.

    - Что вы себе позволяете! - раздался дрожащий то ли от гнева, то ли от страха голос коменданта из-за ширмы. - Это моя приватная жизнь, вы не имеете права в нее вмешиваться!

    - Одевайтесь, Объедков, одевайтесь, - расслабленно сказал Фрэй. - Попутно можете придумать, каким образом ваша, как вы выразились, приватная жизнь происходит в служебное время.

    - Да что вам от меня нужно? - взвизгнул Объедков.

    - Сущий пустяк. Чтобы вы закрыли резервацию и ввели чрезвычайное положение.

    - Это невозможно! У меня нет причин!

    - Нет ничего невозможного, товарищ комендант. Или вы хотите дождаться, когда здесь начнется резня между группировками - тогда у вас будет достаточно причин?

    Комендант заткнулся и засопел за своей ширмой, по-видимому, начиная натягивать одежду.

    - А она начнется?

    - Непременно, - подтвердил Фрэй, так что даже у меня мурашки поползли к загривку.

    Комендант почти никогда не бывал в курсе того, что творится на вверенной ему территории. Ему это было попросту не интересно. До этого Василий Объедков был начальником какой-то колонии строго режима, но служба не шла, и его скинули в резервацию, как шлак. Все правильно. Шлак служебный к шлаку человеческому. Но и здесь он не представлял собой хоть какой-либо силы, лишь занимал кресло, которое должно быть занято. Со временем Фрэй надеялся заменить его на своего человека, но для этого надо было еще найти своего человека.

    - Это так просто не делается. Нужно получить разрешение, - комендант вышел из-за ширмы в брюках и одном носке и, замявшись, попытался вытащить из-под кровати рубашку.

    - Значит, получайте, - Фрэй зацепил рубашку носком ботинка и пнул ее в сторону собеседника. - Чем быстрее, тем лучше!

    Не дожидаясь, пока Объедков полностью оденется, мой друг подхватил его куртку и вытолкнул несчастного в коридор.

    Вэй Вэй все также стояла около входа. При нашем появлении она снова поклонилась и не спускала с нас темных щелочек глаз, пока мы не вышли в вестибюль.

    - И часто Мама присылает вам такие приглашения? - внезапно спросил Фрэй, бросив многозначительный взгляд на меня.

    - Сегодня впервые, - ответил комендант.

    На выходе из борделя нас уже ждали: несколько человек из западной группировки с вызывающим видом стояли пред лестницей. Ром буравил их взглядом, но по приказанию босса никого не трогал.

    - Что-то ты быстро справился, - насмешливо и в тоже время агрессивно бросил человек с изрытым оспой лицом (недруги так и звали его Оспой).

    - А ты, я смотрю, на пороге еще кончил, раз не заходишь, - Фрэй как будто даже и не обратил на него внимания. Бросил так, походя, запихивая коменданта на заднее сиденье машины.

    - Фрэй, какого черта ты уже хозяйничаешь на нашей территории?!

    - Я лишь зашел в бордель, по-моему, вы всегда это только поощряли, - мой друг положил руку на дверцу и расслабленно смотрел на чужих боевиков. Они не нападут. Сейчас их слишком мало. Оспа и пришел сюда только ради того, чтобы показать, что за территорией следят, но зазря на рожон лезть не станет. По крайней мере, не сейчас. Я это чувствовал. Фрэй это просчитывал. Разными путями, но мы приходили к одному заключению. - Да и нет уже давно вашей территории. Без Монаха.

    - Это не значит, что нас можно перерезать поодиночке, - руки Оспы сжались в кулаки. Как же он ненавидел нас в данный момент. На секунду я вздрогнул, мысленно увидев чей-то обезображенный труп. Видение было не таким ярким, как тогда в клубе с Бором, но мне и этого хватило.

    - Я не трогаю ваших людей, - спокойно и честно сказал Фрэй, так что в противнике что-то поколебалось. - Мне надо встретиться с оставшимися силовиками группировки. Особенно с Дэвоном.

    - Хочешь вырезать всех одним махом?!

    - Если ты так боишься, то пусть это произойдет на вашей стороне и на ваших условиях. Сегодня вечером. Подумай. Нам есть о чем поговорить.

    С этими словами Фрэй подал сигнал отправляться и сам залез в машину. Я прыгнул на переднее сиденье, и он тут же дал по газам. Зеркало заднего вида показывало, что Оспа со своими ребятами так и остался стоять около входа в бордель. Он не двигался все то время, пока не пропал из поля моего зрения.

    Глава 14. Дьявол на твоем плече

    От Чень Шеня Фрэй вернулся совершенно другой личностью: словно, разрезав лицо, начертал на своем портрете иного человека. Угрюмый, сосредоточенный, он частенько избегал смотреть мне в глаза и в то же время с какой-то показушной безразличностью или мстительностью подставлял чужим взглядам свое изуродованное лицо. Рана заживала плохо, постоянно воспалялась, ее не раз приходилось чистить заново. Но даже в таком состоянии, при не спадающей температуре, он приходил на склад и, если не мог тренироваться, внимательно смотрел за тренировками других, особенно пристально наблюдая за движениями Гудвина и Спарты. Мой друг ни словом не обмолвился о том, что случилось в доме Кербера, а я не мог найти в себе достаточно смелости, чтобы спросить. Не знаю, что поддерживало его, заставляло двигаться вперед, а не лежать на своей кровати, бессмысленно глядя в потолок, как сделали бы другие. Но тот огонь, что лишь слегка тлел в нем во время болезни, превратился во всепожирающее пламя к моменту, когда его рана полностью зажила.

    - Хватит, хватит! - заорал Медяк, срываясь на визг и отступая от Фрэя на дрожащих ногах. Из рассеченной брови парня сочилась кровь, на скуле набухал кровоподтек. Но его противник не собирался прекращать этот тренировочный бой.

    - Фрэй, довольно! - Гудвину пришлось крепко ухватить ученика за плечо, чтобы остановить. - Что на тебя нашло?

    Фрэй бросил на него злой взгляд, будто бы говоря: «А ты не знаешь, что на меня нашло? - и криво усмехнулся шрамированной щекой. Медяк глубоко вздохнул и сел прямо на пол, с расстроенным видом ощупывая свое лицо.

    - Что ты останавливаешь его, как нянька? - Большой Ко рассмеялся и довольно облизнул темные губы. - Мальчишка только начал подавать надежды.

    Каким-то образом Фрэй и Кобальт вдруг оказались на одной волне в своем желании довести поединок до конца...до самого конца. Я поймал холодный хрустальный взгляд друга и вздрогнул - никак не мог привыкнуть к его пустоте, к тому, что он полностью закрывает свои эмоции. С каждым днем перемены в Фрэе становились все более явными, их уже нельзя было не замечать, игнорировать, списывая на болезнь, пережитый стресс или что-то еще. Меня не покидало ощущение, что он поставил себе какую-то неизвестную цель и будет идти вперед, когда надо, меняя свой характер под стать ей, пока не достигнет своего.

    Если раньше тренировочные поединки для Фрэя были в большей мере забавой: игра со слабыми противниками, азарт с сильными - то сейчас он относился к ним как к настоящей драке. Стремился прижать человека, задавить его, довести до такого состояния, когда тот прямо и безоговорочно признает главенство над собой. Эти действия напоминали мне поведение животного, которое пытается утвердить свое положение в стае и поэтому безжалостно грызет соперников, не разбирая на чужих и своих.

    Доставалось и мне. Не так сильно, как остальным, но все же...

    - Ты сейчас сам себя порежешь, недотепа, - произнес Фрэй снисходительным тоном и демонстративно положил нож на пол.

    Я сжал крепче свое лезвие в потной ладони. Мне было страшно: новый характер друга и невозможность ощутить его эмоции не оставляли способа предугадать дальнейшие действия. Шанса противостоять никакого. Мало того, что мне в руки не ложилось ни одно оружие, предложенное тренером, так еще и сам Фрэй будто бы родился с ножом в руке, изнутри вспоров мамочкино пузо. Хорошо хоть Гудвин был рядом - с недавних пор он старался наблюдать за всеми тренировочными поединками Фрэя, словно боялся, что однажды тот может кого-то убить.

    - Инк, ты же не сможешь меня даже порезать, - говорил Фрэй, медленно приближаясь ко мне. - Ты никого порезать не сможешь. Ты же у нас такой чувствительный...

    Он ударил меня ногой по кисти, так что я выпустил лезвие, и оно чиркнуло по запястью, оставляя неглубокий, но уже начинавший наливаться рубиновым цветом след.

    - Я же говорил - порежешься, - Фрэй подобрал мой нож, подкинул и поймал точно за рукоятку. - Бой не для тебя. Тебя здесь быть не должно.

    Я снова не уловил эмоций, с которыми это было сказано, только, как побитый дворовый кот, машинально провел языком по ране. Было ли это презрение или безысходность? Может быть, грусть? Не может быть...

    - Фрэй, выйди прогуляйся, - крикнул с другого конца склада Гудвин. - И чтобы я здесь больше такого не слышал.

    Вот кто точно рассердился на его слова.

    Со временем почти все ученики Гудвина (а их на тот момент было порядка пятнадцати) стали смотреть в рот Фрэю и беспрекословно выполнять его мелкие распоряжения. Все, кроме Дэвона и еще нескольких парней, всегда державшихся особняком. Думаю, Большой Ко в тайне потирал свои темные ладони, предвкушая грандиозный пир, когда, наконец, две эти группы столкнутся у него на складе. И хотя Гудвин предусмотрительно старался держать Фрэя и Дэвона врозь, не допуская между ними даже тренировочных спаррингов, было ясно, что до точки максимального накала греть этот котел нам не так уж и долго.

    Я не мог ощутить мотивации Фрэя, (и, наверно, даже сейчас слишком много об этом сожалею) но действия говорили сами за себя: друг метил в лидеры нашей маленькой стаи. Дэвон относился к нему как к выскочке, которого неплохо бы поставить на место. Ему было наплевать, что другие стелились перед Фрэем. Склад Большого Ко ничего для него не значил: настоящая жизнь и настоящая конкуренция кипели на улице Трех Домов, подле Кербера.

    Наконец, Кобальту надоело дожидаться развязки, и он просто поставил в спарринг Фрэя и Дэвона, заявив:

    - Победителя я отпущу, - кровожадная улыбка открыла белые зубы и какие-то странные фиолетово-красные десны. - Будем считать, что он закончил обучение.

    Я сразу же почувствовал, как все внутри зажглось у Дэвона. Это был тот миг, которого он так ждал: если понадобится, то ради достижения своей цели он зубами вырвет глотку у противника - взгляд на Фрэя - каким бы пупом земли тот себя не мнил. Мой друг был непроницаем: только криво улыбнулся, но эта улыбка не говорила ни о жажде расправы, ни о радости, что, наконец, все разрешится. Он снял с себя толстую байковую рубашку и комком сунул мне в руки. Повинуясь внезапному порыву, я перехватил его за запястье:

    - Делай, что хочешь, Фрэй, но не трогай его собак, слышишь? Не трогай доберманов, он никогда этого не простит.

    Не знаю, зачем я тогда это сказал, почему это было так важно. Наверно, какое-то предчувствие. Я так часто прощупывал Дэвона, так тщательно его изучал из простого интереса и любопытства, что теперь невольно начал применять полученные сведения и сделанные выводы.

    Фрэй высвободил запястье и потрепал меня по щеке, как своего пса. Кому-то такой жест мог бы показаться унизительным, но у меня возникла только одна мысль: будет ли ему так же больно потерять меня, как Дэвону потерять Никту и Эреба? Остались ли еще в человеке, которого я так часто и без оглядки называл своим другом, хоть какие-то человеческие эмоции? Мне хотелось верить, что остались, иначе все остальное было бессмысленным.

    Посмотреть на этот поединок собрались практически все, кто был на тот момент на складе: и парочка матерых боевиков, зашедших, чтобы поразмяться с Гудвином, и даже Спарта, ради такого дела бросивший карабкаться по отвесной стене, не говоря уж об остальных подростках. Все они сгрудились в центре, образовав круг - уличная потасовка, не иначе. Большинство поддерживало Фрэя, но это ненадолго: стоило ему проиграть - и он потеряет половину своих сторонников.

    Гудвин отобрал у поединщиков ножи.

    - Зря стараешься, - усмехнулся Большой Ко, - если понадобится, эти двое перегрызут друг другу горло зубами.

    Негр стоял в передних рядах и все время плотоядно облизывал красные губы. Будет добыча. Будет пир горой.

    По своей воле я не стал бы на это смотреть - и так от происходящего кружилась голова, а желудок завязывался в тугой узел - но Го подхватил меня под руку и как трактор протиснулся в первые ряды. Парни за нами тут же сомкнулись, напирая в спину и о чем-то оживленно переговариваясь.

    - Полюбуемся, как он сейчас вздует этого заплетенного. Нечего нос от нас воротить, - байкер хрустнул кулаками.

    Я закрылся: если следить только за движениями противников, то, возможно, удастся отогнать чужие эмоции. Сосредоточенный разум всегда как будто вытеснял ощущения.

    Трудно было сказать, кто выйдет победителем. Фрэй рвался вперед, работал над собой, в последнее время так и вовсе на пределе возможностей. В нем чувствовалась какая-то странная сила сломленного и вновь восставшего духа. Кто-то скажет, что если на внутреннем стержне уже была трещина, то не составит труда сломать его и второй раз. Но мне казалось, что тут другой, исключительный случай, когда место спайки стало крепче, чем все остальное.

    Удивительно, но Дэвона мне было почувствовать гораздо легче, чем своего друга. Парень представлял собой удивительный сплав животного и рационального. Он хорошо знал, что ему надо, и не позволял себе делать лишних движений. Судя по всему, Дэвон был здесь уже намного дольше, чем мы - Гудвин даже занимался с ним отдельно, обучая какой-то непонятной смеси техник, каждая из которых, впрочем, непременно хотя бы отдаленно напоминала животные движения. Там были и ушу, и кунг-фу, и капоэйра, бандо, оренквон и еще что-то, название чего моя память так и не смогла удержать, а, может, просто и не существовало тому названия. Как бы то ни было, результатом этих занятий стала пластика движений, казавшаяся просто противоестественной - до мурашек по коже. Дэвона сложно было предсказать, опираясь на визуальную оценку. Возможно, я мог бы это сделать, но, слава богам, случай так и не представился.

    Фрэй встретился с достойным противником, и это почему-то сгибало меня больше, чем все давление толпы позади. Я не просто желал ему победы, мне казалось, что поражение станет концом всему. Это «всему» было таким неопределенным и размытым, что выглядело ни больше ни меньше, как конец света.

    Начало не предвещало ничего хорошего. Фрэй замер посередине в некотором подобии боевой стойки, а Дэвон тем временем наворачивал вокруг него круги. И хорошо бы на двух ногах, но нет, этот нечеловек использовал для опоры все четыре конечности: он перескакивал с места на место, переворачивался, кувыркался, словно исполняя какой-то танец. Хотел закружить и запутать свою жертву. К такому противнику сложно даже просто примериться, подойти. Сейчас он в одном месте, через секунду в другом. Траектория плавная и непредсказуемая. Атаковать практически невозможно.

    Вот поэтому Фрэй и стоял. Он не поворачивался ни корпусом, ни головой за своим соперником, лишь поблескивали хрустальные глаза, ловившие боковым зрением каждое движение. Я уверен: он знал специфику боя Дэвона наизусть - долгие наблюдения, которые раньше мне казались непонятными, именно сейчас могли пригодиться как нельзя кстати. И все же мертвая зона его зрения была слишком обширной. С этим ничего не поделаешь.

    Я и сам не заметил, как, плюнув на свои барьеры, стал прощупывать Дэвона.

    - Сзади! - крик раздался буквально за секунду до того, как парень с косичками все же атаковал. То, что это мой собственный крик, я понял только когда Го удивленно обернулся. Черт бы побрал эту недоделанную эмпатию! Когда же я уже научусь разделять свое от чужого?! На несколько мгновений такое резкое возвращение на землю выбило меня из колеи.

    А тем временем Фрэй, предупрежденный моим выкриком, успел уйти от удара Дэвона, который так и не смог остановить свое движение, несмотря на потерю внезапности. Он растерялся буквально на доли секунды, и Фрэй, который, казалось, с некоторых пор не знал, что такое растерянность, воспользовался преимуществом и успел-таки достать чернокожего парня в бок. Косички, перетянутые разноцветными резинками, резко дернулись, сбиваясь с отлаженного ритма. Доберманы зашлись неистовым лаем, но несмотря на все опасения с места не сдвинулись. Хозяин был все еще в состоянии их контролировать.

    Дэвон оправился быстро - снова закружил вокруг Фрэя, между тем не переставая посматривать и на меня, как будто гадая, сумею ли я выдать его в следующий раз. Мне показалось это неплохой идеей. Никогда раньше такого не пробовал, но что если полностью подключиться к человеку и начать комментировать свои-его движения? Это нечестно. Но кому какая разница, парни вокруг галдели, как на стадионе, и каждый пытался подсказать что-то. Чем мои подсказки будут хуже?

    Я попробовал расслабиться и тут же услышал над ухом недовольный голос Го:

    - Эй, Инк, не налегай! Ты что, в обморок собрался тут хлопнуться?

    Ну да, как же, непременно. В такой атмосфере полного слияния явно не получится. Надо следить за своим телом, да к тому же Дэвон - со своей неуловимой нетипичностью психики - подопытный не из простых. Пришлось открыть глаза.

    Чернокожий снова атаковал, и Фрэй получил ощутимый удар в основание позвоночника. В довершение Дэвон собирался подрубить ему ноги.

    - Вправо! - заорал я. Да здравствует дьявольская реакция Фрэя!

    Его противник не завершил маневра, ушел в сторону, как-то странно изогнувшись.

    - Пригнись!

    Кроссовок с кислотного цвета шнурками просвистел над головой моего друга, а его владелец еще в полете получил удар в корпус и едва успел сгруппироваться при приземлении.

    - Кто-нибудь заткните этой твари пасть! - заорал Дэвон, отскакивая как можно дальше.

    Ко мне тут же двинулся Один, но ему преградили дорогу Го и Матвей.

    - Эй, кто сказал, что нам нельзя поболеть за друга?! - «р» звучала угрожающе и выделялась над всеми прочими выкриками.

    Одноглазый быстро понял, что оказался в меньшинстве: никто не стремился его поддержать, сторонники Фрэя выглядели угрожающе.

    Отвлеченный этим маленьким столкновением, я снова упустил Дэвона. Но, похоже, что у моего друга и без подсказок все пошло на лад. Он провел серию атакующих ударов с такой молниеносностью, что несколько из них слились в одно размытое движение. Дэвон пропустил всего парочку, хотя эта парочка довольно болезненно познакомилась с его почками и селезенкой. Если бы не корсет из мышц, который «повелитель зверей» нарастил себе с годами, проведенными на складе, дело непременно закончилось бы каким-нибудь внутренним разрывом.

    Ну же, Фрэй, прикончи его! Сейчас как раз самое время, пока он снова не восстановил ритм движений!

    - Кончай его! - как труба заорал над моим ухом байкер, словно прочитав мои мысли.

    Но Фрэй не двигался. Он как-то странно улыбнулся и, посмотрев на Дэвона, что-то сказал. Никто из нас не расслышал, что именно, но, судя по расширившимся глазам чернокожего, это было что-то из ряда вон выходящее. Всего секунду он колебался, а потом вновь закружил вокруг Фрэя, неуверенно, как будто каждую секунду ожидая подвоха.

    - Влево! - закричал я за секунду до очередной атаки.

    Но мой друг неровно переступил с ноги на ногу - словно мысль, влекущая за собой действие, на этот раз была длиннее, чем обычно - и вопреки всему ушел вправо, где напоролся на ребро ладони Дэвона.

    Может быть, он меня не расслышал в этом гомоне? Я сжал кулаки, потому что, судя по скованным движениям Фрэя, удар оказался болезненным, если не сказать фатальным. Он стал похож на пьяного: вяло блокировал, перестал атаковать и все время как-то странно поводил глазами по складу.

    Нет. Черт подери! Исход спарринга был предрешен. Сейчас я мечтал только о том, чтобы кто-нибудь его вовремя остановил. Рядом ругался Го, и его агрессия, словно маленький, но тяжелый молоток, долбила мне по темечку.

    - Верхний блок! - заорал я, уже не веря ни в какое чудо.

    Фрэй даже не сделал попытки поднять руки и, получив удар в челюсть, безвольным кулем повалился на пол.

    Го попытался выдрать короткий ежик своих волос, и только предусмотрительная рука Матвея удержала его от того, чтобы броситься в центр круга. Парни разочарованно гомонили, а я стоял в растерянности. Всего на секунду мне показалось, что удара не было. То есть удар, конечно, был, но не такой, от которого можно вырубиться. Дэвон не бил по-настоящему. Фрэй не проигрывал. Впервые то, что я видел, так явно разошлось с тем, что чувствовал.

    - Уносите своего героя! - рассмеялся Дэвон, и его псы завыли, словно поддержка, которой у него тут было так мало среди людей.

    Мы с Го подбежали к Фрэю, попытались его перевернуть. Удивительно, но тот был в сознании. Я заслонил его от толпы, и, пока никто не видит, этот мнимый проигравший успел мне подмигнуть, а затем с неподражаемым артистизмом повис на наших плечах, пока мы пытались оттащить его в дальний угол склада, якобы чтобы привести в чувства.

    - Придурок, - не выдержал байкер, который тоже успел кое-что сообразить. - Зачем ты слил этому растаману?

    Фрэй потрогал свою челюсть, словно ей все же изрядно досталось:

    - Ну а что мне его, убить? За мной он не пойдет - так пусть убирается со склада, - он был явно в приподнятом настроении, раз снизошел до объяснений. - К тому же, я отсюда не уйду, пока не выдавлю из Гудвина все, что он может мне дать.

    Улыбка Фрэя стала неприятной и решительной. Я оглянулся и как раз увидел Гудвина - тренер был мрачнее тучи. Он прошел мимо нас, бросив только:

    - Не думай, что Большого Ко можно легко обмануть. Он таких попыток не прощает.

    Дэвон ушел. Мы остались. Мне казалось, что на этом Фрэй должен успокоиться - я бы на его месте давно успокоился. Нет, скажем начистоту: я бы никогда ничего и не начинал. Что за счастье быть главным, стоять впереди, кем-то помыкать? Мне не понять этого.

    Но Фрэй не успокоился, все стало только хуже. Во-первых, после спарринга с Дэвоном он вцепился в меня так, что никакими клещами не оторвешь, заставляя рассказывать о тех эмоциях, что я чувствую в окружающих. Каждый день по несколько раз он подсаживался ко мне и, указывая на кого-нибудь на складе, требовал выдать всю его подноготную. Это было неприятно, это было сложно и изматывающее, словно бы к тренировкам Гудвина добавились еще и эти, которые потрошили меня как бройлерного цыпленка на кухне. Но я почему-то не мог ему отказать - не из страха, что Фрэй меня изобьет или еще что-то (такое представлялось мне невероятным), просто он был из тех людей, которым трудно сказать нет.

    Ну и во-вторых, Фрэй стал частенько выходить за пределы склада: он ввязывался в драки, общался с какими-то подозрительными компаниями, проворачивал одному ему понятные сделки, от которых вдруг стали появляться деньги, но мне ничего об этом не говорил. Иногда он звал с собой Го или других ребят со склада, но не меня. Это не было обидно - почему-то это было страшно.

    Только потом я понял, что лучше бы все так и оставалось. Лучше бы мне было никогда не влезать в его дела.

    - Инк, присмотрись к тому парню, - Фрэй указал на высокого худого человека с серым изможденным лицом, прорезанным лопнувшими капиллярами сосудов. Водянистые красноватые белки говорили о том, что он болен. Болен давно и нехорошо. Но мой друг хотел знать совсем не это - я должен был влезть в эту тощую подранную шкуру и посмотреть сквозь чужие воспаленные глаза. Как будто Фрэй специально выискивал таких типов, чтобы меня ими угостить! Каша с личинками, протухший суп и испортившаяся отбивная - угощайся, посмакуй, попробуй на вкус! Раз ты здесь, тебя уже давно должно было перестать тошнить от таких блюд.

    Я подавил холодок, пробиравшийся по позвоночнику, и сосредоточился на этом человеке. Как его звали? Стриж? Он так же мало походил на стрижа, как червяк на птицу. Несмотря на внешность, еще не старый. Смешно: почти одного возраста с Фрэем, хотя тело уже напоминает разложившийся остов. И изнутри его точит вовсе не болезнь - это я понял, когда ухватил его ощущение самого себя. Внутри он был еще более жалкий, сгорбленный, как старик, с сухими трясущимися лапками, часто способный думать только об одной вещи на свете - очередной дозе. Я мысленно отпрянул от него, точно его внутренний образ мог прилипнуть ко мне, запачкать, утянуть в свое болото.

    - Он наркоман, причем конченный.

    - Это я знаю. Что, неприятный тип, да? - Фрэй ободряюще похлопал меня по плечу, как медсестра только что заставившая выпить горькую микстуру: «Молодец, мальчик! Хорошо справился! Вырастешь - станешь мужчиной!» - А теперь те двое, что рядом с ним. Они-то мне и нужны.

    Те двое... Светлый приземистый крепыш с толстым золотым кольцом в ухе: эмоции просты до того, что кажутся плоскими. Была бы его воля - положил бы Стрижа на одну ладонь, а второй прихлопнул. Но почему-то нельзя, и приходится терпеть эту падаль рядом с собой, подчиняться. Однажды он определенно не выдержит и переломит ему хребет - было бы только время подходящее. Второй - темный, как будто бы непромытый, дерганый парень в спортивном костюме и лаковых туфлях, ходит походкой неотесанного повелителя жизни, носит золотые цепи в количестве трех штук - одинаков, что внешне, что внутренне. Чем-то напоминает нашего Го, только вспышки агрессии контролирует лучше, иногда просто переигрывая, чтобы взять противника на понт. И этот тоже что-то замышляет, лелеет в своем мозгу какую-то сильную мысль. Не знаю что это - пусть Фрэй разбирается, раз ему так интересна эта троица.

    Я пересказал все, что почувствовал, и несмотря на то, что половина моего рассказа была откровенным бредом, Фрэй остался доволен. Только спросил:

    - Больше ничего?

    Ничего ли? Нехотя проверил еще раз. Неожиданно пришло видение тяжелого оранжевого мяча, который гулко и немного лениво ударяется об асфальт. Шероховатая поверхность с мелкими пупырышками пружинит и весомо ложится на ладонь. А еще кольцо - подвешенное высоко, оно настолько старое, что начинает скрипеть, когда в него попадает мяч. И ты прямо видишь, как отвинчиваются поеденные временем ржавые болтики. Когда-нибудь оно упадет на голову игрокам. Хорошо бы на голову Стрижу... Сколько бы проблем решилось само собой...

    Я выдохнул. Ничего себе!

    - Баскетбол. Как будто они играют в баскетбол. Разве здесь кто-нибудь играет в баскетбол?

    - Отличная идея! - Фрэй поднялся с места. - Возьмем ребят и тоже сыграем!

    В резервации не играли в баскетбол: не было площадок... да, собственно, ничего не было. Разве что иногда играли в стритбол, чтобы выпустить пар. Желательно со своими, а то игра быстро перерастала в вооруженную потасовку. Рядом с полуразрушенной школой сохранилось одно единственное баскетбольное кольцо, и оно действительно скрипело, когда кто-нибудь забрасывал в него мяч.

    Стриж, те два парня, которых я просматривал по просьбе Фрэя - Ром и Вито - и еще несколько человек гоняли новехонький мяч, который смотрелся здесь так же противоестественно, как тарелка, только что спустившаяся из космоса.

    Еще до того, как нас кто-либо успел заметить, Фрэй вылетел на площадку и, завладев мячом, ушедшим от одного из игроков, забросил его в пронзительно скрипнувшую корзину. Показушник, что с него возьмешь. Каким был, таким и остался. Он поймал пролетевший через корзину мяч в полной тишине. Несколько раз стукнул им об асфальт, прежде чем кто-либо опомнился.

    - Эй, кто такой? Что тебе надо? - направил на него костлявый подрагивающий палец Стриж.

    Фрэй осклабился, отчего шрам на лице собрался неприятной гармошкой:

    - Никто не признает, п...ц какой-то, - он еще несколько раз стукнул мячом об асфальт. - Отдай мне тех двоих.

    Он указал на Рома и Вито. Даже я немного удивился, не то что боевики.

    - Верни мяч и вали отсюда, пи...с! Думай своей волосатой башкой, прежде чем связываться с кем-то вроде нас!

    Фрэй ничего не ответил. Просто внезапно швырнул в Стрижа мяч. Тяжелый снаряд с отвратительным хрустом угодил наркоману в лицо - тот даже не успел (или не смог) увернуться, выставить руки для защиты. Когда мяч стукнулся об асфальт, все увидели разбитую переносицу и две струйки крови, что стекали прямо на не очень свежую полосатую рубашку.

    - Не очень убедительно, правда? - Фрэй успел театрально развести руками, прежде чем все остальные игроки накинулись на него. Но тут уж подоспел Го с ребятами, что до этого стояли в стороне.

    Мне было приказано не соваться, что я с удовольствием делал. Гораздо важнее, чем ломать другим кости (да, если на чистоту - костолом из меня в то время получался как шпалоукладчица из балерины), было понять, что же, черт возьми, тут происходит. Чем эти спортсмены так насолили Фрэю?

    Через десять минут на площадке валялось несколько тел. Не буду кривить душой, были среди них и наши ребята. Фрэй сидел на спине Рома, удерживая запястья коренастого, и тому казалось, что сейчас у него одну за другой вытянут все жилы. Го повалил Вито мордой в землю, и не понятно было в сознании ли еще его жертва или уже нет. Идиллия, мать ее.

    - Вот теперь можно поговорить как взрослые разумные люди, - Фрэй слизнул языком тяжелые набрякшие капли крови в уголке рта. - Вы толковые парни, и сейчас у вас есть возможность бросить это обколотое дерьмо.

    Он кивнул на изломанное тело Стрижа под кольцом. Ром что-то невнятно замычал.

    - Думаешь, вас после этого прищучат наркоторговцы? Это он вас напугал? Сказки матушки Гусыни. Эти славные сребролюбивые ребята даже отвалили мне маленькую кругленькую денюжку, чтобы я убрал вашего главного. Так что лучше ему сдохнуть прямо сейчас, чем завтра без дозы.

    - Что ты хочешь? - на этот раз слова Рома можно было разобрать.

    - Ромыч, мужик, - Фрэй отпустил его руки и без тени опасения слез со спины. - Я же сказал: я хочу вас. Почему бы нам не держаться вместе в этом странном мире?

    Мой друг поднял новехонький, сиротливо катавшийся оранжевый мяч с асфальта и, разбежавшись (как только еще сил хватало?), в прыжке забросил его в корзину, повиснув одной рукой на кольце. Только он спрыгнул, кольцо скрипнуло в последний раз - долготерпеливый болтик выскочил из раскуроченного отверстия и со звоном запрыгал по асфальту, следом упал железный обруч.

    - Фрэй, что ты делаешь? - на обратном пути я догнал друга и с беспокойством наблюдал, как тот, морщась, трогает распухшую губу.

    - Ничего сверхъестественного, просто собираю фигуры.

    - Какие еще фигуры? Ты с ума сошел? Нас завтра же всех пришьют!

    - Как это «какие фигуры»? Разве можно вести партию, если на доске не хватает фигур? Инк, хочешь быть королем? Или, может быть, ферзем?

    - Нас убьют! - я перешел на крик.

    - Не волнуйся, не убьют, - он рассмеялся нехорошо, хрипло. - Сейчас на моем плече сидит сам Дьявол.

    Наверно, дьявол и вправду там сидел. Потому что через месяц Вито и Ром чувствовали себя в нашей маленькой банде как родные. Фрэй выкрасил волосы в огненно-красный, заявив, что «вскрытая морда - это, конечно, хорошо, но его должны узнавать еще издалека». И его действительно стали узнавать, особенно когда он приходил за очередной фигурой, будь то конь или пешка.

    Глава 15. Развалины свободы

    Объедкова мы сгрузили около комендантской и недоверчиво проследили за тем, как он входит в здание. Неизвестно, выполнит ли он то, что обещал. Если даже мне полная изоляция резервации казалась немыслимой, то какой она покажется мэру города? По крайней мере больше мы сейчас сделать не можем.

    На обратной дороге мобильник Фрэя пронзительно заверещал, разрушив тишину, повисшую в салоне. Мне было слышно, как включенная трубка разразилась какими-то выкриками и бранью. Фрэй побледнел и бросил в телефон:

    - Сейчас буду, - он резко вывернул руль, и мы свернули с дороги, чтобы ехать совсем в другом направлении. К счастью, в резервации почти нет автомобильного движения, поэтому вероятность столкнуться с кем-то была минимальной.

    Я обеспокоенно взглянул на друга, и тот ответил, не дожидаясь вопроса:

    - Теперь взялись за наших. Лопоухого нашли прямо на набережной, за мусорными контейнерами.

    - Это дело рук западных уродов! Оспа, наверняка, первый и постарался! - Зило позади так сжал переднее кресло, что меня даже немного откинуло.

    - Успокойся! - Медяк с трудом заставил его сесть.

    - Очень маловероятно, что это они, - я знал, Фрэю сейчас довольно сложно держать себя в руках. Он стоял горой за своих людей. И если кто-то лишь слегка пощипал западную группировку, то у нас у нас он одним махом оттяпал жизненно-важный орган.

    На набережной было людно. Кто-то умудрился вызвать полицию. И самое удивительное - она приехала. Раньше нас. Но еще удивительнее было то, что здесь расположились журналисты, да не одна какая-то задрипанная телекомпания, а сразу несколько машин с разных каналов. Никогда и ни один труп в резервации не вызывал такого ажиотажа. Происходящее было поистине сюрреалистичным.

    Мы вышли из машины, но никто не стремился протискиваться в эту воронью стаю. Рядом какая-то женщина в темном костюме, с зализанной до последнего волоска прической говорила на камеру:

    -...похоже, резервацию накрыла новая волна преступной активности...

    С другого конца улицы кислого вида мужик, плюясь в микрофон, кричал, буквально уничтожая оператора своей желчью:

    - Имеет ли отношение данное жестокое убийство ко вчерашнему происшествию в клубе? Как проводят свои криминальные разборки мутанты? Что делать дальше с резервацией? Все это и другие вопросы мы обсудим в нашем вечернем шоу. Не переключайтесь - сенсация рядом!

    - Шакалы! - Фрэй ударил ладонью по машине.

    Через толпу привлеченных скорее даже не самим убийством, а тем, что оно вызвало такой ажиотаж у материковых, людей к нам протиснулся Вито.

    - Они приехали буквально через пятнадцать минут после обнаружения тела, мы едва успели убраться, чтобы не попасть в руки полиции или под телекамеры.

    - Кто их вызвал?

    - Понятия не имею. Труп обнаружили местные, но они сообщили только в ближайший клуб, и в любом случае в полицию звонить бы не стали.

    Полиция же развернулась вовсю. Словно показательные учения. Место огорожено желтыми лентами. Даже скорая подъехала, чтобы увезти тело, но не сразу в крематорий, а сначала на материк. Зило, что рвался мстить западной группировке, притих, глядя на такую непривычную картину.

    - Что с Лопоухим?

    - Зарезали. Причем довольно жестоко. Материковые даже развивают версию маньяка. Если они раскопают, чем он занимался, то обделаются от восторга.

    Еще бы: Лопоухий вел финансовые дела нашей группировки. Бухгалтер в прошлом, попавшийся на том, что ради наживы мысленно толкал шарик на рулетке в казино - практически бесценное для нас приобретение, учитывая тот размах, с которым начинал вести дела Фрэй.

    Если раньше я был не уверен в такой уж крайней необходимости введения чрезвычайной ситуации, то сейчас закрыл бы ворота немедленно, предварительно вытурив наружу всю эту сбежавшуюся на падаль толпу. События развивались нехорошо, и что-то мне подсказывало, что будет еще хуже. Дайте только несколько дней.

    К концу дня Оспа позвонил в общий дом и попросил Фрэя прийти к причалу на территории западной группировки. Встреча не состоится, если мой друг приведет с собой больше десяти человек. Хорошо хоть оставил немного свиты «королю». Ни слова о том, будет ли Дэвон, не прозвучало.

    - Инк, пойдешь со мной? - как-то чересчур беспечно спросил Фрэй.

    - Ты собираешься идти? Это же может оказаться подставой.

    - Пойдем поговорим - они и сами еще не разобрались в том, что происходит. Так ты идешь?

    - Иду, если надо. Кто еще?

    - Никого. Зачем? Если это действительно западня, десятерых они уделают так же легко, как и двоих. Идем.

    - Сейчас?

    - А чего тянуть?

    Он подхватил куртку и вышел из общего дома так же легко и беспечно, будто собирался на прогулку. В этом состоянии кажущейся бездумности он пребывал всегда, когда принимал решение, которого уже не изменить. Если он решил сегодня умереть, то я пас.

    Ситуация в резервации напоминала мне желе: дрожащая, неустойчивая, толкни - пойдет волнами, и неизвестно еще вернется ли в прежнюю форму, или, разорвавшись, растечется по тарелке. Если бы был жив Монах, уверен, мы смогли бы договориться, и даже начать некоторое сотрудничество против внешней угрозы. Но сейчас, когда они раздроблены, бесполезно объяснять, что все убийства - это не наше наступление на чужую территорию.

    Фрэй не взял машины, а молча и методично мерил разбитый асфальт длинными ногами. Его шаг никак не вязался с напускной беспечностью. Не знаю, для кого он постоянно разыгрывает свои маленькие спектакли, но меня не проведешь. Я уже давно понял, что по юношескому азарту мой друг взвалил на свои плечи больше, чем мог бы унести. И с каждым шагом эта ноша делалась все тяжелее, но из гордости или заносчивости он никогда не будет ее с кем-то делить. Так можно идти, может быть, даже достаточно долго, но потом ты все равно упадешь и будешь раздавлен этим нечеловеческим грузом.

    Если набережная за последние годы поменялась значительно, то чем дальше от нее, тем больше встречается именно старых улиц, с их затертыми, расцвеченными разного рода грязью, стенами, с кабелями и электропроводкой, что зачастую вылезают на фасад домов, с плесенью, которая, казалось, в темноте передвигается по поверхностям, но стоит приглядеться - и это оказывается всего лишь игрой теней. Здесь почему-то постоянно не просыхал асфальт, вода сочилась из всех щелей, капала со зданий, сбегая в подвалы. В некоторых местах улицы становились настолько узкими, что от стены дома по одну сторону можно было достать до дома на другой стороне, всего лишь протянув руку. В этих переулках неба практически не видно: оно прячется за переплетениями проводов, пересечениями труб и тряпками, что вывешивали наружу сушить несчастные обитатели клоаки. В основном это были непритязательные китайцы, но много и таких, что просто не могли позволить себе другое жилье.

    Ничего не изменилось. Монах, в отличие от Фрэя, не хотел ничего менять. Зачем сносить лачуги? Когда-нибудь они сами развалятся под напором времени, и на их месте вырастут новые, точно такие же.

    Мы не стали сворачивать в эти узкие кварталы, из которых то и дело слышалась китайская трескотня, плач ребенка - такой нереальный звук для резервации - и чья-то ожесточенная ругань. Короткий путь - не всегда самый приятный.

    На пристани мертвые волны мерно плескались о сваи. Запах тины. Заржавевшие до буро-коричневого цвета поручни. В таком виде все существует уже очень давно, но теперь картина вызывала во мне еще и другой отклик: бесстыдно улыбающиеся трупы, примотанные к забору. То, что так ярко и безжалостно показывал мне Бор.

    Нас уже поджидали. Как я и предполагал, их было гораздо больше десятка, а сколько еще пряталось за соседними зданиями, могла подсказать только моя эмпатия. Мало того, Дэвона среди них не было. Люди, собравшиеся на пристани, и близко не стояли к верхушке, некогда заправлявшей западной группировкой.

    - О, да мы с тобой популярны, - присвистнул Фрэй, увидев такую встречу.

    Вот только вряд ли нас будут купать в аплодисментах. Я попытался прощупать их еще до того, как мы подойдем слишком близко, но не ухватил ничего определенного. Многие просто не знали, зачем они здесь. Других мучило любопытство и неизвестность. Некоторые хотели показать, что они что-то значат. И лишь в единицах тлела настоящая злость и агрессия. Самое страшное, что именно эти люди могли зажечь всю толпу.

    Но было и кое-что еще, что они старательно прятали и друг от друга, и от самих себя. По привычке я сразу же передал свои ощущения Фрэю - он всегда распоряжался моим даром лучше, чем я сам.

    - Если все пойдет хорошо, многие могут переметнуться на нашу строну.

    Друг кивнул, словно тоже это подозревал.

    Да, чужие боевики тайно и скрытно, но от того не менее отчаянно, хотели защиты. Как странно, что за стальными мышцами, натянутыми жилами и изрезанной шрамами кожей иногда скрывается нечто мелкое и трепещущее за свою шкурку, ищущее покровителя, который взял бы его под свое крыло. Им было все равно - Фрэй ли убил их людей, или это сделал кто-то другой. Главное - найти безопасное и сухое место. А место около главаря восточной группировки после смерти Монаха было одним из самых безопасных, по их мнению.

    - Я смотрю, Захария, ты любишь большие компании, - Фрэй свободно подошел к группе, беспорядочно сгрудившейся на причале - еще один признак разобщенности. В его фигуре не было и капли напряжения, не говоря уж о страхе, словно он входил в бар к своим друзьям. - А вот место мог бы выбрать и поуютнее.

    При этих словах Оспа вздрогнул, только сейчас заметив наше появление, а затем и вовсе застыл, увидев, что нас всего лишь двое.

    - А я не на свидание приглашал, - несмотря на браваду, он немного запинался. - О чем ты хотел поговорить?

    - Если не ошибаюсь, поговорить хотел ты. А мне надо было видеть Дэвона. Где он? Где вообще прячется вся ваша верхушка? Барон? Ящер? - Фрэй обвел взглядом собравшихся, и казалось, что вслед за его взглядом по людям идет ропот: они переговаривались, оглядываясь друг на друга. - Кто и когда видел их в последний раз?

    Оспа совсем растерялся, но затем какая-то злость мелькнула у него на лице:

    - Может, ты их и пришил, а Красноволосый?

    Лидер восточной группировки рассмеялся густо, обидно:

    - Если бы это сделал я, то не молчал бы об этом. А пока значит, валандаетесь как бесхозная скотина, которую некому накормить? Вы знаете, что происходит с бесхозным скотом? Его задирают волки! - он неожиданно резко замолчал. Я испугался, что Фрэй перегнул палку, и сейчас на нас выльется шквал протеста. Но тишина была глубокой, никто не шевелился, все смотрели на него, и мой друг продолжил всего одной фразой. - Волки среди нас.

    Боевики зашептались, загудели. Я уловил смутное настроение: «Он прав!», но оно перекрывалось толстым слоем недоверия, так что никто не осмелится сказать этих слов вслух.

    - Ты хочешь убедить нас, что не трогал никого с западной стороны? - Оспа сплюнул и вытащил охотничий нож из кармана, но не успел сделать и одного угрожающего движения, как уже смотрел в дуло револьвера Фрэя.

    - Я никого и ни в чем не пытаюсь убедить. Вам лучше моего известно, что никто из моих ребят к этому не причастен. Я не угрожаю и не зову. Но если кто-то решится перейти ко мне - не откажу.

    Он опустил револьвер и, нисколько не заботясь о том, что будет делать Оспа со своим ножом, повернулся к нему спиной и пошел прочь. Я напрягся: если этот запуганный бандюк все же на что-то решится, то я должен поймать его эмоции заранее. Вечно так: Фрэй разыгрывает крутого, а охранять его спину приходится мне. Но Оспа не двинется с места. Никто из них не двинется. Лидер восточной группировки не зря стоит наверху - он силен и харизматичен, он вызывает желание идти следом. И я пошел за ним, глядя, как в темноте посверкивает красный хвост.

    Мирного обратного пути все же не вышло. В переулке я замер, словно меня кто-то пригвоздил сверху. Понадобилось всего несколько секунд, чтобы понять, что это чей-то взгляд. Фрэй тоже затормозил, перестав слышать мои шаги позади себя. И не дожидаясь, пока я скажу хоть слово, но повинуясь какому-то своему внутреннему инстинкту, поднял голову вверх. Да, смотрели именно сверху. Это был такой знакомый взгляд, столько лет наблюдавший за мной и моими друзьями, пока мы тренировались на складе. Достаточно, чтобы запомнить этот необычный сплав звериного и человеческого, почувствовать даже его дальний отголосок на этой раздолбанной улице.

    - Это Дэвон, он где-то здесь, наверху, - сомнений быть не могло. Я тоже поднял голову, но, конечно же, ничего не увидел - уже давно стемнело, а в западной части не знали, что такое уличное освещение.

    Он наблюдал за нами. Возможно, даже все время. Только издалека, так что я не мог ухватить даже отголоска его флера.

    - Он уже знает, что мы его заметили? - спросил Фрэй.

    Я покачал головой.

    - Отлично, давай еще прогуляемся, пока он не спустится на землю.

    Фрэй прав. Дэвон многому научился у Спарты - если захочет убежать, в темноте по крышам нам его не догнать.

    Мы пошли дальше, словно и останавливались только засмотревшись на блеклую, еще не до конца вышедшую луну. Постепенно здания расступались, обнажая впереди массив сплошной черноты. Отсутствие света было таким полным, что казалось, будто ты уперся в стену, обозначавшую край мира. Но до края мира нам было еще далековато: при приближении можно было заметить разорванную сетку забора, выцветшие таблички и полуразвалившуюся будку на входе. Да, у нас могла бы быть своя достопримечательность, если бы сами по себе мы не являлись самой большой достопримечательностью города. Развалины венецианской крепости возвышались на территории резервации как неуместное напоминание об истории, частью которой мы тоже когда-нибудь станем. Сдается мне, эти венецианцы вообще были шустрыми ребятами - наследили своими постройками по всей Европе. Только другие города охраняют их как национальное достояние, у нас же древние стены выброшены как будто за ненадобностью. Когда только вставал вопрос о том, где организовывать особую изоляционную зону, наличие на этой территории старинной крепости никого не смутило - ну и что, любой желающий с материка все равно сможет зайти в резервацию и осмотреть руины, если уж ему так интересно. В реальности же с каждым годом желающих становилось все меньше и меньше, а теперь и вовсе никому не было дела до развалин. Еще во времена Кербера их начали использовать для тренировок. Сейчас... сейчас это было единственным местом, с которого видны звезды...

    Фрэй распахнул скрипнувшую калитку и прошел внутрь огороженной территории. Кинул на меня вопросительный взгляд. Я как можно незаметнее кивнул - Дэвон не отставал от нас. Конечно, наши действия выглядели крайне подозрительными, и проход к крепости должен был только подогреть его любопытство. Он пойдет за нами. Оставалось только поймать нужный момент.

    Мы поднялись по истертым, рассыпающимся ступеням, иногда как будто исчезавшим в стене и нисколько не отличавшимся от куска зеленоватой скалы, на которой находилась крепость. Чувствовать под ногами застывшее в камне время было также безумно, как оставлять исторический памятник за границами цивилизованного мира. На правой стороне очень хорошо сохранилась кладка, к которой был прислонен огромный валун. Я знал, что если присмотреться к нему при свете или провести руками по поверхности, то проступит изображение грифона, попирающего истертое нечто когтистой лапой. На этом осколке какого-то старинного герба сохранилось только одно слово, и словом этим была «свобода».

    Мы забрались на самую высокую точку - к основанию флагштока, где давно уже не было никакого флага. Отсюда хорошо просматривалось русло Стикса и огни города, облепившего реку по бокам, как сотни плотоядных светлячков. Я чувствовал Дэвона совсем рядом, словно он дышал над моим ухом - похоже на дыхание гончей, или нет, скорее уж добермана... Он не только хотел знать, чем мы занимаемся, его гнали ненависть и страх - одни из самых сильных маркеров. Они высвечивались над ним как разноцветные флажки, и я бы не смог потерять такого преследователя даже в самой кромешной тьме.

    Сейчас Дэвон находился примерно на уровень ниже нас. Фрэй подобрался - противник явно попал в поле действия его органов чувств. Теперь он тоже знал, что здесь кто-то есть, а не слепо доверял моему дару. Одного взгляда хрустальных глаз и на секунду поднятого барьера хватило, чтобы передать мне некий неоформленный мысленно посыл, который все же позволил нам действовать слаженно.

    Фрэй как будто бы просто сделал шаг вперед за пустой флагшток и тут же ухнул вниз, мелькнув лишь смазанной тенью. Я отступил, развернулся и тоже сиганул с этого выступа туда, где по моим расчетам должна была находиться выдающаяся площадка нижнего яруса. Если ощущения не врали, Дэвон окажется точно между нами.

    Бесшумного приземления не вышло - камни под ногами крошились от старости и шуршали не хуже гравия. К счастью, в бесшумности не было смысла: Фрэй уже успел спугнуть нашу зверушку. Я увидел две тени заметавшиеся по площадке, а затем раздался голос Фрэя:

    - Дэвон, мы хотим только поговорить!

    Темные силуэты как-то неудачно столкнулись, один отпихнул другого и понесся в мою сторону. Двигаться с места не было смысла: полное отсутствие света служило надежным прикрытием, да и мимо не проскочит. Дэвон действительно налетел прямо на меня, глаза его стали круглыми от неожиданности и ужаса, так что, казалось, светящиеся неестественной белизной на фоне темной кожи белки вот-вот вылезут наружу. Чего он так боялся? Вернее, почему боялся меня гораздо больше, чем Фрэя?

    Я попытался ухватить его за капюшон черной парки - он увернулся, стегнув меня по запястью темной россыпью косичек. Всего на секунду померещилось, что вот-вот мне раскроются секреты Дэвона. Но момент рассыпался так же быстро, как мой противник встал в оборонительную стойку, не дав и тени подсказки. Лишь что-то смутное, неясное и тщательно оберегаемое. Нужно коснуться его хотя бы на мгновение, чтобы понять, что происходит.

    Я сделал ложный выпад - Дэвон увернулся, но, не поддавшись на провокацию, отскочил достаточно далеко. Не дотянешься. Он всегда отличался ловкостью и плавностью движений - тут его звериное естество проступало во всей красе. Не стоило и мечтать сражаться с ним на равных. Цепь - еще может быть, но сейчас моей целью было не убить его, а всего лишь коснуться. Задачка гораздо труднее.

    Дэвон все время отступал, сохраняя между нами приличное расстояние, словно своеобразную зону отчуждения. На какой-то миг он оказался у самого края выступа, я не успел остановиться и по инерции сделал ему подсечку, которой он, видимо, не ожидал. Мелькнули удивленные глаза, африканские косички - мне не успеть его схватить. К счастью, в этот момент подоспел Фрэй: он поймал Дэвона за запястье, перегнувшись через край выступа, - снова его нечеловеческая скорость. Я тоже перегнулся через выступ и попытался схватить нашего противника за руку, чтобы потом вытащить наверх. Но как только мои пальцы коснулись его рукава, Дэвон со звериным отчаянием вывернулся, укусил Фрэя, а затем, с силой оттолкнувшись от осыпающейся кладки стены ногами, полетел вниз в кромешную темноту.

    Удара тела о землю мы не услышали. Скорее всего, он приземлился целым и невредимым. Фрэй заругался, пытаясь рассмотреть укушенную руку. Было ясно, что у нас больше нет шансов поймать своего преследователя.

    Я задумчиво потер кончики пальцев друг о друга: на них еще осталось непонятное ощущение, словно оборванная видеозапись. Картинка мелькала перед глазами и растворялась, будто кто-то выдернул вилку из розетки. Но в чем я был уверен точно, так это в том, что определенно видел образ человека - неясную серую тень. И это был знакомый человек, знакомый настолько, что подержи я Дэвона хоть на секунду дольше, то смог бы понять его имя.

    Глава 16. На одной цепи

    Со временем, и вполне предсказуемо, Фрэй стал довольно заметной фигурой в банде псов. Теперь уже нам не приходилось жаться по стенкам, проходя по улице Трех Домов. Наоборот, окружающие предпочитали расступиться перед хорошо организованной группой во главе с красноволосым демоном. Эти красные волосы сослужили владельцу хорошую службу, став чем-то вроде бренда, флага, который людям нужно было видеть впереди себя. Даже Кербер все чаще стал доверять Фрэю разбираться делами группировки, хотя эти двое, казалось, с некоторых пор избегали встречаться друг с другом. Тем не менее, признавая чужую силу...

    Несмотря на все свои «успехи» Фрэй так и не покинул склада, сделав из него что-то наподобие гнезда. Теперь новички попадали не только в лапы Большого Ко, но и автоматически под покровительство моего друга, если, конечно, показывали себя с лучшей стороны. На такое положение вещей Спарте и Гудвину было наплевать (эти товарищи летали выше политики), но Кобальту ситуация становилась поперек горла. Он не знал, как избавиться от Фрэя: Кербер не думал забирать уже готового силовика со склада, сам парень не уходил - оставалось только выкинуть его своим способом. Я не сомневался, что однажды негр придумает, как, и его способ вряд ли нам понравится.

    Мы практически не пересекались с Монахом - создавалось впечатление, что Аарона вообще не существует. Что-то было тревожное в том, как мало появлялся на сцене правая рука группировки. Зато Дэвона видели часто.

    - Ну что, зверинец, может, снова хочешь поменяться местами? - как-то полушутя бросил ему Фрэй, и я почувствовал, как в темнокожем вскипает бессильная злоба. Он и вправду хотел бы быть на месте Фрэя, а не просто служить у Кербера на посылках. Разве стоило ради этого уходить со склада, чтобы ничего по сути не поменялось? Что ж, каждый просчитывает свои пути сам.

    Разве что, кроме меня. Я всегда плыл по течению. Куда вынесет волна - там и хорошо. Сейчас волной был Фрэй, и куда его несло не понятно: может быть, ближе к берегу этот гребень вспенится и превратится в безобидные брызги, может быть, в цунами, сносящее портовые городки. Кто его знает. Я уже многое успел от него повидать: как он чуть ли не рвет горло противнику, как готов втоптать любого в землю, лишь бы доказать свое главенство, как способен нарочно проиграть поединок, если ему это выгодно, как выбирает людей, которые ему нужны. Ну и еще мне предстояло увидеть, как Фрэй умеет сотрудничать. Ха-ха, оказалось, он тоже знает, что не все на свете можно получить с помощью силы.

    Напротив, широко расставив колени, в барской позе сидел Амир. Его сломанный нос, будто вдавленный неведомой силой в середину лица, придавал всему профилю неправильную вогнутую форму - словно его сейчас завертит и всосет внутрь какая-то воронка. Что ж, настоящие бойцы лица не выбирают: им его создают противники - будь то рассеченная бровь с незарастающим шрамом, либо, как в данном случае, сломанный и невыправленный нос.

    Группа Амира была большой, достаточно этнической по составу, и к тому же сложно контролируемой. С такой непросто тягаться, а уж подмять под себя можно только с крупными потерями. Это знал Фрэй, это знал Амир - поэтому оба чувствовали себя довольно свободно, как крупные звери, которым незачем грызться из-за туши гиппопотама - она и так огромна.

    - Чем обязан визиту? - спросил хозяин, пододвигая к нам чашки с чаем, что было довольно эксцентричным для резервации. Сколько лет назад я пил настоящий чай? Наверно, это было еще на той стороне, хотя не уверен, что в детдоме дают настоящий чай.

    Фрэй тоже косо взглянул на чашки, но взял одну. В комнате находились только мы, Амир и его боевик для равновесия. Хотя какое уж тут равновесие, с моими-то бойцовыми навыками? Я здесь совсем по другой причине.

    - Всего лишь хотел предложить дружить домами, - мой друг улыбнулся как молодой и дерзкий лис перед старым вороном, отхлебнул из чашки и поставил ее обратно на стол, так что донышко не стукнуло о столешницу - воспитание иногда не выбивается даже годами жизни в дерьме.

    Я почувствовал, что мы вызываем у Амира лишь снисходительную усмешку. Два сопляка, пришедших выторговывать себе жар-птицу.

    - С чего ты взял, что мне необходима твоя дружба?

    - Есть много вопросов, которые ты можешь решить сам. Но есть и вопросы, которые могу разрулить я...

    И только я, - не добавил Фрэй, но продолжение фразы слышалось, как будто и в самом деле было только что произнесено. Лисы, лисы в вашем курятнике! Я почувствовал, как внутренне Амир вздрогнул. Моему другу почти удалось поймать ускользающую ворону за хвост.

    Мне пришлось поставить чашку на стол, чтобы не уронить ее, если слишком сильно уцеплюсь за эмоции хозяина. Но эта предосторожность оказалась излишней. Амир был сосредоточен и скрытен, он даже не думал о посторонних вещах, а сконцентрировался на данной встрече и не позволял себе отвлекаться на прочее, хотя, судя по всему, это прочее его волновало. И еще как!

    - С чего ты взял, что у меня есть проблемы?

    Я сдался, отпустил хозяина и зацепился за боевика, стоявшего чуть в стороне, но с явным интересом слушавшего наш разговор. Значит, нет проблем, да? Сейчас посмотрим! Парень-то на редкость эмоционален, а уж какие красочные картинки показывает! Только бы Фрэй продолжал беседу в правильном тоне. И друг не подкачал.

    - У всех есть проблемы.

    Я, наконец, уловил нужный образ и на свой страх и риск добавил:

    - Например, с китайцами.

    На этот раз Амир вздрогнул не только внутренне и пристально посмотрел на меня, словно подозревая, что еще полчаса назад я покопался в мусорном ящике на задах его дома. Ну что ж, так оно и есть. Только было это не полчаса, а всего несколько секунд назад, и его мусорный бак стоит прямо в углу этой комнаты.

    - Хороший пример, - поддержал Фрэй, делая вид, что знает гораздо больше, чем говорит и изначально именно с этим предложением мы пришли сюда.

    Китайцы словно бич резервации. Даже Керберу было не под силу окончательно их приструнить. Они могли увести у вас из-под носа даже годовалого теленка, не говоря уж о четырех заказанных квадрациклах - Бог знает, для чего они понадобились боссу, - но даже Бог не знает, что сделает Кербер с Амиром, проморгавшим целую партию. Резервация маленькая, но где стоят машинки, и стоят ли они еще здесь вообще, выяснить нашему собеседнику было не под силу. Другое дело Фрэй, уже набивший руку на разборках с триадой.

    В общем, дружба задалась как-то с самого начала.

    - У меня два варианта, - рассуждал Фрэй, - либо триада хочет развязать войну, либо какой-то оборзевший китаец стащил приглянувшуюся технику и при этом плевать хотел на мастера. Первое - бред, потому что в последний раз Кербер ясно дал понять, что его терпение не безгранично, и он их просто вырежет. Второе гораздо ближе к телу. Я даже знаю одного сумасшедшего, у которого хватило бы кишок, чтобы попытаться провернуть это дельце.

    - Мне обязательно идти с тобой?

    Толку от меня на его разборках... Все равно, каждый раз говорят, чтобы под ногами не путался.

    Фрэй посмотрел с нехорошим прищуром:

    - Ты думаешь, я допущу одну и ту же ошибку дважды? Нет уж, пусть тебе свернут там шею, но ты пойдешь со мной.

    Он вынул из ножен и проверил свою любимицу «Вишню», добавил еще один нож за голенище ботинка. Все это время я наблюдал за ним, пытаясь понять, насколько он был сейчас серьезен, и никак не мог избавиться от холодка, который пробегал по спине.

    Двух охранников, стоявших у входа, Фрэю с Матвеем удалось снять практически без шума. Надо сказать, что и охранниками назвать их было трудно - эти двое создавали только видимость. Фрэй распахнул дверь ударом ноги - и хлипкая картонка повисла на одной петле. Пока хозяин помещения не успел сориентироваться в ситуации, мой друг ворвался внутрь и с размаху ударил в затылок китайца с выбритыми висками, сидевшего за компьютером, так что голова узкоглазого под отчаянное щелканье клавиш утонула в клавиатуре.

    - Привет, Феникс! - Фрэй с видимой беззаботностью примостился на край стола, как петух на насесте.

    В это время Матвей со сноровкой приматывал к ручкам стула правое предплечье китайца, а непривыкший к такому стилю ведения дел Ром пытался справиться с левым. Мне достались ноги.

    - Какого хрена?! Чего тебе надо, красноволосый ублюдок! - хозяин комнаты вырывался и брызгал слюной.

    - Э, полегче, я к тебе с дружественным визитом. Другой бы приставил дуло к башке - и паф, нет птички. Я же договориться пытаюсь, - мой друг поигрывал ножом для бумаги, периодически подбрасывая его в воздух. При этом он скорее напоминал старшеклассника на перемене, чем предводителя малолетних преступников. - Ты у нас квадрациклы, случаем, не брал?

    - Пошел ты, - выплюнул Феникс и тут же молниеносно выдвинутый канцелярский нож прочертил тонкую красную полосу на его лице.

    - Оп-па, извини. У меня руки дрожат, когда я сильно удивляюсь, - Фрэй как ни в чем не �


    Поделись с друзьями



    Рекомендуем посмотреть ещё:



    Курятник на 20 кур своими руками. Как правильно Как сделать свою поисковую систему в интернете

    Как сделать бетонные полы в курятнике Как сделать бетонные полы в курятнике Как сделать бетонные полы в курятнике Как сделать бетонные полы в курятнике Как сделать бетонные полы в курятнике Как сделать бетонные полы в курятнике

    ШОКИРУЮЩИЕ НОВОСТИ